Владимир Миодушевский
актер, художник, главный режиссер Владимирского театра кукол.

ТЕАТР

Театр – это мысли свободный полет,
Театр - здесь фантазия щедро цветет.
В театре сердец расплавляется лед.
И чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Театр - здесь искусства в едино сплелись.
Театр - здесь мечта и реальность слились.
Театр - здесь все помыслы тянутся ввысь.
И чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Театр - и работа, и дом, где живем,
Театр - здесь себя до конца отдаем.
зубы наших актеров В театре родимся, в театре умрем.
Ведь чудо рождается здесь
с третьим звонком.

Владимир Маслаков.
Владимир - актер Санкт-Петербургского Молодежного театра на Фонтанке, сам пишет стихи и прекрасно исполняет: стихи И. Бродского, прозу В.Шукшина, М. Булгакова и.др.
Только актер может так сильно и глубоко описать театральную и закулисную жизнь актеров.
Предлагаю вам несколько стихотворений Владимира Маслакова на свой выбор.
Более подробно о творчестве актера можно узнать на его официальном сайте http://vmaslakov.ru/

Имяреку.

«Весь мир – театр, а люди в нём актёры…» –
Выходит так, что мы с тобою – в кубе,
И неприятность вырастает в форму горя,
И под улыбкою просвечивают зубы.

Не заступи лишь за кулисы правды
И не оглохни от аплодисментов.
О, сколько в оркестровой яме яда
Скрипичного от недостатка света!

А этот вечный ужас монолога…
И одиночество на публике – край смерти.
Не верьте в жизни, но на сцене – верьте
В счастливую усмешку эпилога.

И вот уже двухсотый раз на сцене,
И кажется, что всё одно и то же:
Слова, боль, интонации, движенья –
Всё так знакомо, но так непохоже.

Спектакль заполняет нишу «время»
И с ним уходит, следующий снова
Не повторяется – идёт с другой ступени,
И главное, чтоб прозвучало слово

Живое. Даже если ты усталый,
Больной, с похмелья и не в настроении,
Ты должен выйти, взять пространство зала
И увести его в другое измеренье.

22 марта 2007

На премьеру спектакля «Жаворонок»
Регине Щукиной

Костёр. – Всходите!
– Боже, как в трамвай.
– А вы горите…
– Что?
– желанием?
– Я плачу,
лью слёзы.
– В угли? Не переживай,
всё это было где-то, с кем-то.
– Значит,
я не сгорю?
– Бог с вами, мы в театре.
– Он со мной.
– Театр?
– Бог.
– Регина…
– Нет, я Жанна…
– Не сочетай «душевно» и «больной»
в своём сознании.
– Не стану,
но голоса…
– Какие голоса?
– Святой Екатерины и арханге…
– Актрисочка, взгляни на небеса,
что видишь?
– Звёзды.
– Это лампочки,
прожектора.
– Но голос…
– Режиссёр,
то режиссёр. Вот микрофон, ну, ясно?
– Мой режиссёр – король, а Бог…
– Брось вздор!..
– Он говорит, что сбор на Орлеан…
– Несчастна…
– Я?!
Ты врёшь, каноник, врёшь!
Ты не найдёшь нигде меня счастливей.
Я счастлива.
– Счастливой и умрёшь.
– Да, на костре. И слёзы мои – ливень
восторга, веры…
– Хватит эту чушь!
Регина, я не Варрвик. Меру, меру.
– Но, если сердце полно чувств,
но, если силы есть в душе…
– Не верю!
Что, съела?! Я не верю, нет. Ещё?
Не-ве-рю! Что теперь? А? Вскроешь вены?
– Плевать. Три. Через левое плечо
и выходить на сцену.
– Вот! Слово произнесено! Заметьте, господа, – «на сцену»!
не выкинуть из песни слова.
– Но,
но я сказала: выходить на Сену.
– На лёд?
– Да, лёд.
– По пьесе - на костёр.
– Но и вода и пламя поглощают.
– Всё, прекращаем разговор.
Сжигайте! Музыку!
– Прощаю.
– Прощайся, «Жанна» с папой, мамой, со
зрителем, с овечками, Лаиром…
Жаль, что в дыму не видно колесо
Сизифово, толкай его по миру
кулис. Из левой в правую, кати!
Дым, дайте дым и красного прострелом!
Аплодисменты! Бурю! И цветы!
И жаворонка в небо! И сжигайте стрелы!

16 – 18 февраля 2001

Закулисное

Уходящему столетию, веку, юности вдогонку
вслед глядим. Прошло полжизни
глупой, лучшей – это точно.
Так, когда уходит время, можно как бы встать в сторонку
и смотреть на то, как Лета наши простыни полощет.
Старый, Новый, христианство, православие, театр –
сколько здесь противоречий. Эклектичность восклицаний:
– Жаль зима – Нева замёрзла. Так бы сели все на катер…
– Я бы с нею в поле рядом…
– Это ж море.
– Лучше в ванной.
– Надо бы перед спектаклем…
– Не могу, я на колёсах.
– Ты видал, как он зазнался, пить не хочет, дать бы в рожу!
– Ты ж актёр.
А он…ну, ладно, угости-ка папиросой.
– Господа, на растанцовку. Все кто занят, все кто может.
– Шибче, громче, веселее! – долетело из столицы.
Рок-н-ролл звучит три раза, и, искусство умирает.
– Дай сто долларов до завтра или яду.
– Эй, артисты,
есть ролюшка в сериале, кто талант свой разменяет?
– Ты «морозишь»?
– Я «снегурю».
– Извини, блядь, обознался.
– Попрошу не обзываться, это очень некрасиво.
– Зритель в зале.
– Не пугайте. Где же я вчера набрался?
И поклонница на пейджер: «Ночью был неотразим и…»
– Что он корчится на сцене?
– Умирает.
– Это в пьесе?
– Нет, придумка режиссёра.
– Гениально! Бесподобно!
Полушёпотом в буфете: – Я опять набрАла в весе.
– Попроси в долг литр водки.
– А что сам?
– Да неудобно.
Телефон: – Вы не забыли, что у вас спектакль?
– Ну, что вы! А какой?
– Идите в жопу, я не нянька, а завтруппы!
– Ванька, Ванька, дай-ка ноту.
– Мне путёвку в Комарово.
– Ты заметил, что улыбка обнажает в корне зубы?
Голоса из-за кулисы: – Ты к кому сегодня едешь?
– Ой, ой, ой, не мните платье! Легче! Легче…
– Кто здесь?
– Совесть.
– А ко мне приходят мысли.
– Чудеса на белом свете!
– Вас сомненья не загрызли, муки творческие?
– То есть?
– Мой вчера закончил школу.
– Сын?
– Любовник.
– Поздравляю!
– Как супруг?
– Какой?
– Ну, этот…
– Что ты всё о неприятном?
Самоедство молодёжи: – Я его не вдохновляю.
– Не расстраивайся, дура, и на солнце тоже пятна.
Жизнь, она, чем дальше – хуже; больше помнишь, меньше можешь –
эта тема о мужчинах, коих редкость в нашем деле.
Телевидение: – Хотелось вас спросить…
– А как же, дружно.
Если зуд вдруг у кого-то… через день у всех на теле.
– А вот с выпивкой?
– Оставьте! Прекратите разговоры.
Токарь пьяный стёр шурупчик, и его забраковали.
Нам же негде спрятать рыло, мы всё время под надзором…
Вот профессия, а платят…
– Ну, так сами выбирали.
– Выбирали кто-то с дуру, кто-то просто за компанию,
кто откуда, кто случайно, кто, проделав расстояние.
Но когда вдруг чуешь холод, трепет, жар под кожной тканью –
эти смешанные чувства называем мы призванием.

20 января 2000

Играя роль...

Играя роль, не забывай, что текст
не главное, куда важней поступки
и поступь. Оглянись окрест
внимательно – в трагедии есть шутки,

а в шутках не всегда заложен смех,
но чаще осознание той боли,
которая касается не всех,
отчаянья, а может быть и боле.

Ведь вымысел реальнее, чем быт,
прекраснее, страшнее голой правды.
Я был уже десяток раз убит –
и в этом кайф публичности эстрады.

Играя роль, не забывай, что ты
играешь роль, а не король на троне.
Играя роль, не преступи черты,
безумствуя, будь внутренне спокоен.

Когда ты плачешь, слёзы лей шутя,
но верь, что горько, а когда хохочешь,
не нарушай традиции шута –
рыдай, но не заметно, между строчек.

Играя роль, выдумывай, твори,
отстороняйся и вживайся в образ,
отрепетируй смерть и зазубри,
чтоб в вопле был естественным твой голос.

И, главное, когда играешь роль,
пойми, что это главное, неважно
всё после и до этого – вся соль
сей час, сию минуту и однажды.

6 марта – 3 апреля 2008

Валентин Гафт
Театр

О, Театр! Чем он так прельщает,
В нем умереть иной готов,
Как милосердно Бог прощает
Артистов, клоунов, шутов.

Зачем в святое мы играем,
На душу принимая грех,
Зачем мы сердце разрываем
За деньги, радость, за успех?

Зачем кричим, зачем мы плачем,
Устраивая карнавал,
Кому-то говорим - удача,
Кому-то говорим - провал.

Что за профессия такая,
Уйдя со сцены, бывший маг,
Домой едва приковыляя,
Живет совсем, совсем не так.

Не стыдно ль жизнь, судьбу чужую,
Нам представлять в своем лице.
Я мертв, но видно, что дышу я,
Убит и кланяюсь в конце.

Но вымысел нас погружает
Туда, где прячутся мечты,
Илюзия опережает
Все то, во что не веришь ты.

Жизнь коротка, как пьесы читка,
Но если веришь, будешь жить,
А театр - сладкая попытка
Вернуться, что-то изменить.

Остановить на миг мгновенье,
Потом увянуть, как цветок,
И возродиться вдохновеньем.
Играем! Разрешает Бог!

Мизансцена

Всем известно, Жизнь - Театр.
Этот - раб, тот - император,
Кто - мудрец, кто - идиот,
Тот - молчун, а тот - оратор,
Честный или провокатор,
Людям роли Бог дает.
Для него мы все - игрушки,
Рсставляет нас с небес...
Александр Сергеич Пушкин,
А напротив - Жорж Дантес!

Артист

Артист - я постепенно познаю,
Какую жизньсо мной сыграла шутку злую:
Чужую жизнь играю, как свою,
И, стало быть, свою играю, как чужую.

Владимир Высоцкий
ЕНГИБАРОВУ - ОТ ЗРИТЕЛЕЙ

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.

В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.

Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: “Да разве это клоун!
Если клоун — должен быть смешной!”

Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:
“Вышел на арену, так смеши!” —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.

Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой, —
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не живой.

Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.

Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.

Только — балагуря, тараторя, —
Все грустнее становился мим:
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.

Тяжелы печали, ощутимы —
Шут сгибался в световом кольце, —
Делались все горше пантомимы,
И морщины глубже на лице.

Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас —
Будто обезболивал нам роды, —
А себе - защиты не припас.

Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!

Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая свое.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами ее.

Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Вдруг — весь рой украденных мгновений
В нем сосредоточился в одно.

В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина...
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.

Зрители — и люди между ними —
Думали: вот пьяница упал...
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.

Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилег, устав, —
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.

Я шагал вперед неукротимо,
Но успев склониться перед ним.
Этот трюк — уже не пантомима:
Смерть была — царица пантомим!

Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут. Он воровал минуты —
Грустные минуты у людей.

Многие из нас бахвальства ради
Не давались: проживем и так!
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно — на руках...

Сгинул, канул он — как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему — придумал, —
Этот клоун был без колпака.

1972 г.

Рубен Симонов.
Актер театра им. Вахтангова.
видео исполнения http://video.mail.ru/list/marsela2004/403/406.html

Актеры театра (слова песни)

Актеры театра уходят бесследно,
Пусть голос звучит на пластинках победно
Не видим их глаз и не видим движений
к тому же пластинка не без искажений./2 раза

Актер умирает как все - очень просто,
Пусть гением был, пусть огромного роста
Он не оставляет станков и машин,
Но он оставляет частицу души,/2 раза

Кто видел актера, его не забудет,
Но долго ли зритель во здравии будет?
С годами тускнеет актера портрет,
О нем забывают и вот его нет /2 раза

Бывает что даже при жизни актера,
о нем забывают подчеркнуто скоро
Он стар надоедлив, давно не играл...
как можете вы он вам сердце отдал!
Как смеете вы он вам душу отдал!

Пусть те кто сегодня, выходит на сцену
достойно ушедших актеров оценят,
И помнят о том, что на этих подмостках
Их духом бессмертным пропитаны доски! /2 раза

Елена Сотникова актриса театра им. Вахтангова.
Песня про актеров

Актеры как дети,
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят
когда-нибудь люди.

На сцене, экране,
Пускай в эпизоде,
Мечтать о признаньи
В актерской природе

И в этой погоне
Так неутомимы,
А годы, как кони,
Проносятся мимо.

И слава обходит,
ничуть не жалея,
И кто-то уходит,
Не встретившись с нею.

Припев:
Подарите им аплодисменты,
Тем кто стал известным
И кто нет,
Они все достойны комплиментов,
Ну а это - лучший комплимент.

Актеры играют
И в счастьи и в бедах
Сердца разрывают,
забыв о победах.

Кочуют по свету
С гастролями вечно,
Их преданней нету,
И нет человечней.

Любая работа
Для них как спасенье
Им надо всего-то,
Немного везенья,

Припев:

Актеры зависимы от режиссера,
сценария, грима,
костюма, партнера,
От света и музыки,
И от погоды
От веса и возраста,
Вкусов и моды.

Но вновь возвращаясь
С тяжелых гастролей,
Актеры мечтают
о будущей роле.

Актеры, как дети
мечтают о чуде,
Что вдруг их заметят,
Когда-нибудь люди.

Если б я не была актрисой,
Я была бы - кулисой,
Или сценой или порталом
Или всем театральным залом.


Ночь, пустынны улицы,
Только лишь милиция
Ездит взад-вперед
Выжатою курицей бреду я с репетиции,
А душа - поет...

Судьба красивых женщин непроста,
К тому же, если женщины - актрисы,
Они не любят власть и компромиссы,
У них свои, достойные места.

О, этим расточительницам чар,
Так часто не прощают превосходства
И ненавидят так за неуродство,
Что иногда лишь признают их дар.

Но все же есть актрисы - бриллианты,
Что отстояли право на любовь,
Они сердца нам покоряют вновь и вновь,
Красавицы, любимицы, таланты.

Песня в исполнении Николая Караченцева

Судьба актерская печальная
В слезах и блестках.
Ловлю, ловлю такси случайное
На перекрестках.

Обмотан город в бинт афиш
Их треплет ветер
Провинциальный мой Париж
Уж полон сплетен.

ПРИПЕВ:

Дайте свет, включите солнце,
Я для вас играю роль
Кто рыдает, кто смеется
Над актерскою судьбой.

Помоги мне добрый зритель
В миг трагичного финала
Ты мой друг и мой спаситель
Завтра все начнем сначала.

Звонок последний прозвучал уже -
Пора на сцену.
Я как костюм чужую жизнь себе
Сейчас надену.

И сотни раз я проклинал
Судьбы моменты.
Но заслужил, о чем мечтал -
Аплодисменты.


Закрыть ... [X]

Скачать фильм Дуэлянт 2016 через торрент в хорошем качестве We are replay одежда

Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров Зубы наших актеров