Стихи о любви - Коллекции стихов

Стихи про колдунью, ведьмуЯ колдунья, я ведьма
мои волосы рыжи,
бес весёлый запутал
в них Парижские крыши,
перепутал в них зелень
Монмартра и Сены
я колдунья, я ведьма
глаза мои серы.

Я колдунья, я ведьма
мои руки как ветви
расплетают, сплетают
желания в петли,
мои пальцы в перстнях,
и запястья в браслетах,
я колдунья, я ведьма
глаза мои - Лето.

Я колдунья, я ведьма,
я в любовные путы
перепутаю руки,
перепутаю губы,
я горячим дыханьем
твой окутаю мир,
я последним желанием
стану твоим.

Я колдунья, я ведьма
и тебе не уйти
свои чары в твои
заплела я пути.

Казаков Саша

Ведьма чья любовь отвержена
Некогда не станет прежней
Стала бледной, равнодушной,
В ней погас огонь, что раньше полыхал,
Погасла та искра, чей свет
Мог осветить и ночь, и мрак Тартара
Лишилась главного она
Любви того, кого любила,
Того кому и душу отдала и
Сердце подарила
Еще не много жить осталось,
Недолго думая она, пошла и бросилась с моста
И пусть ее любовь там не утонет,
Душа покой там не найдет
Но мукам жизни, предпочла она
Объятья мрака.

Ведьма по сути - коварная, грозная,
Искоса глянет - ударит гроза.
Слабая в чем-то, а в чем-то - стервозная,
Гневом пылают стальные глаза.

Ведьма по образу - нежная, страстная,
Каждое слово - горячий костер.
Страсти кипят, точно лава опасная
Встретить ее не судьба - приговор.

Ведьма по случаю - слабая, хрупкая,
Нервы сдают и сдают тормоза.
Криком пронзает реалии грубые
Меры не знает, не знает конца.

Ведьма от боли - колючая, резкая,
Все для других, ничего для себя.
В юности девушка - легкая, дерзкая,
К зрелости - ядом разит, как змея.

Ведьма из принципа - борется, борется,
Совестью, жизнью, карьерой, людьми...
У образов в полнолуние молится,
Сердце и душу терзая плетьми.

Ведьма по крови - холодная, гордая,
Мимо пройдет не оставив следа.
И не заметит плебея покорного
Слишком высоко ее голова.

Шлюхой, служанкой, кумой, королевой -
Ведьмы по миру шагают легко.
Манят отчаяньем, верностью, верой,
Страстью, прощением, просто теплом...

Вмиг околдуют и наши мужчины,
Разочаруясь, нам "ведьма" кричат...
Ведьма... Кострами Тосканы и Рима,
В сердце обиженном вспыхнет печать.

Ведьма уйдет, чтобы встретиться с Мастером,
Ведьма, как кошка, сама проживет.
И, замарав неудачу фломастером,
Танком попрет свою жизнь вперед.

Только шабаш, вот выходит печальным -
Рюмка вина, да и слезы текут.
Ведьмы не пляшут в святилище дальнем,
Ведьмы с тоскою по жизни идут.

Косы растрепаны, страшная, белая,
Бегает, бегает, резвая, смелая.
Темная ночь молчаливо пугается,
Шалями тучек луна закрывается.
Ветер-певун с завываньем кликуш
Мчится в лесную дремучую глушь.
Роща грозится еловыми пиками,
Прячутся совы с пугливыми криками.
Машет колдунья руками костлявыми.
Звезды моргают из туч над дубравами.
Серьгами змеи под космы привешены,
Кружится с вьюгою страшно и бешено.
Пляшет колдунья под звон сосняка.
С черною дрожью плывут облака.

Сергей Есенин

Ведьма изгой
С проклятой душой
С разбитым сердцем
И неудачною судьбой
Вся жизнь ее
Иллюзия была
Она жила лишь
Для того чтоб
Людям делать больно
Лишь для того
Чтоб разбивать сердца
Но вот однажды влюбилась
И сердце в странном
Ритме забилось
Опасность мимо пропустила
И его сердце нечаянно разбила...

Я – Ведьма! Да. И на моем окне
Плетет паук сорочку для луны,
Внизу по полусогнутой метле
Ползут мои не пойманные сны.

Я – Ведьма! Да. И в черных волосах
Моих запутались куски заката,
На порванных и пыльных рукавах
Трава, вино, медвежья кровь и вата

Я – Ведьма! Да. В чугунном котелке
Кипит страстей пьянящая отрава,
И только Тень, живущую во мне,
Бросать в котел Я не имею права.

Я – Ведьма! Пусть! Но ты ко мне придешь,
Ворвешься в дом, сожмешь мои ладони.
"Я – Ведьма...", - но ты слов не разберешь
И ангелы проснуться в моем доме.

Куски заката в черных волосах
Смешаются и капельки надежды
На порванных и пыльных рукавах
Зальют траву, вино и кровь медвежью.

Я – Ведьма! И по телу на бегу
Шипят огни, облизывая кожу,
Я без тебя остаться не могу,
А Ведьма быть твоей, увы, не может.

Я – Ведьма! Да, убей меня, убей!
Освободи! Нет – стой! Прошу, о боже!
Не бог, а демон в голове моей,
Не боль, а счастье мое сердце гложет.

Я – Ведьма... Одинокой наготы
Спадает жар и снова пахнет ядом,
А за окном глубокие следы
Уходят прочь за розовым закатом.

У ведьмы век хотя и долог,
Но он - не сахар, не халва.
И о ее суровой доле
Гудит досужая молва:
Мол, все кипит котел чугунный
И варят полный в нем отстой...
Не обещайте ведьме юной
Дороги легкой и простой.

У ведьмы нет врагов, но все же
Есть постоянный оппонент:
Защитник лягушачьей кожи
И пацифист-интеллигент.
Им помело терзает нервы,
А заклинанья режут слух...
Пускай не станет ведьма первой,
Зато всегда - одной из двух!

Напрасно требуют мужчины
Покончить с бабьим колдовством.
(У них на это есть причины,
Но эта песня не о том).
А взгляд влюбленный ночью лунной
Сильнее всякой ворожбы.
Не обещайте ведьме юной
Больших подарков от судьбы!

Она сама всего добьется,
Она сумеет все понять.
И ей удача улыбнется,
И повернется время вспять.
И будут баловни фортуны
Толпиться у ее окон.
Не обещайте ведьме юной
Покоя - ей не нужен он!

Я сама всё придумала,
тёмной злой ворожбой,
и тебя я опутала,
чтоб остался со мной.
Но я знала и думала
в эти ночи всегда,
что ты сам, без колдуньи,
скажешь слово мне "Да"!
Я сама колдовала,
чтоб тебя отлучив,
я тебя отдавала,
чтоб себе нагорчить.
Моё сердце закрыто
для любви и тепла.
Только горькая ветка
в ней буйно цвела.
Этой горечи сладкой
я напьюсь допьяна.
Лишь тихонько, украдкой
я целую тебя!
И ты сам это знаешь,
что опутан, в плену,
но себя оставляешь
моему колдовству.
А душой ты гуляешь
по чужим мне местам
(Ты это сам понимаешь),
я совет тебе дам:
ты в глаза эти чёрные
не смотри, не смотри!
В них живут только вороны,
что боятся зари.
Оглянись ты внимательно:
жизнь другая кругом.
Не живи ты старательно
заколдованным сном.
Ведь и мне тоже больно,
жизнь в огне без огня.
Уходи, ты свободен!
И не помни меня...

Ночь ноябрьская бесснежная,
Хоть под утро заснуть смогла бы я.
Улыбаюсь – такая нежная.
Слезы рвутся – такая слабая.
Без одежды – такая смелая,
По плечам раскидала волосы.
На метле в окно улетела я,
Поманила ночь сладким голосом
Звезды в небе со мною бесятся,
Ветер нежит шальными сказками.
Мне окно твоё, милый, грезится,
Ты там спишь безмятежно, ласковый.
Я ворвусь в окно твоё ведьмою,
Наслаждаясь своею силою.
И любовь неземную впредь мою
Ты уже не узнаешь, милый мой.
Ты умрешь за боль мою кровную
За надежды мои обманные!
Ты сейчас.... Но дыханье ровное,
И улыбка во сне туманная...
Нет, убить тебя не смогла бы я,
Слезы душат – моё бессилие.
Я болела тобой – слабая.
Я прощаю тебя – сильная.
Оставляю тебя, нежного,
Той, с кем спишь на одной простыни.
Я любила тебя, грешная,
А теперь растворяюсь просто я
За окно твоё, в ночь туманную...
Оглянусь, затаив дыхание.
Ты, незваный мой, ты, желанный мой,
Потерял меня... до свидания...

Алика

У нее вяжем сеточку для волос глаза морского цвета,
И живет она как бы во сне.
От весны до окончанья лета
Дух ее в нездешней стороне.
Ждет она чего-то молчаливо,
Где сильней всего шумит прибой,
И в глазах глубоких в миг отлива
Холодеет сумрак голубой.
А когда высоко встанет буря,
Вся она застынет, внемля плеск,
И глядит как зверь, глаза прищуря,
И в глазах ее — зеленый блеск.
А когда настанет новолунье,
Вся изнемогая от тоски,
Бледная влюбленная колдунья
Расширяет черные зрачки.
И слова какого-то обета
Всё твердит, взволнованно дыша.
У нее глаза морского цвета,
У нее неверная душа.

А ведьмы тоже умеют плакать,
И тоже умеют страдать...
Их тоже можно обидеть,
И тоже можно предать...

Неправда, что ведьмы – злодейки,
Они тоже могут мечтать
О принце, о замке, о счастье...
Но этого всем не понять...

За смехом боль сердца скрывая,
Она на метле пролетит...
Слезинка невольно проглянет
И вниз, умирая, слетит...

Любви сердце ведьмы открыто,
Она с детства хотела любить...
Пусть взгляд её будет сердитым,
Но в сердце добро будет жить!

За что же мы ведьм осуждаем?
За что ненавидим мы их?
Ведь ведьмы все тоже страдают...
В ночи можно слышать их крик...

И пусть в глазах ведьмы холод,
Но в сердце тепло и добро...
У ведьмы есть тот, кто ей дорог,
И тот, кто так любит её...

Толпа взбесилась. На заре
Разыгран акт последний:
На наспех сложенном костре
Сожгут сегодня ведьму.

- За что ее? Ей 20 лет!
- Нас отравить хотела.
- А отравила? – Вовсе нет.
Наверно не успела.
-А кто узнал? – Донес сосед:
Она варила зелье.
-А может, это пьяный бред,
Или мираж с похмелья?
- Да кто сегодня разберет:
Все дело шито-крыто.
Ее имущество возьмет
Наш главный инквизитор.
Она – небедная вдова,
Был муж – вояка славный.
Но он – шальная голова
И забияка главный.
Нарвался в драке он на нож,
Не помогли и латы.
Идет имущества дележ –
Все ищут виноватых.
Хотел богатым стать сосед,
Но, видно, просчитался.
Зря на вдову писал навет:
С наветом и остался.

Трещит костер, толпа ревет,
От боли дева плачет...
Кто здраво мыслит – тот поймет,
Что не могли иначе.

А как у нас? Начнут делить -
И брат попрет на брата.
Друг друга лупят до крови
И ищут виноватых.

Шмидт Юрий

Рев разъяренной толпы и проклятья.
Крики: "Смерть ведьме!", - потоки угроз.
Кровь на лице и разорвано платье.
Ясен твой взгляд, нет ни страха, ни слез.

Колдуньей тебя называли в деревне.
Знала все травы, лечила коней.
Но, не была ты старухою древней
И красоты не скрывала своей.

Были в тебя влюблены все мужчины.
Воду носили, кололи дрова.
Веские были у женщин причины,
Чтоб ревновать. Шла дурная молва.

Неурожайным был год и голодным.
Жить становилось трудней, с каждым днем.
Нечисть изгнать - делом богоугодным -
Каждый считал. Твой разрушили дом.
Люди в беде своей, горе, печали,
Злобно, открыто, винили тебя.
Мрак и невежество верх одержали,
Добрые чувства жестоко губя.

Вмиг все хорошее было забыто.
Камни летели и комья земли.
Лошади ржали, стучали копыта.
В клетке на казнь тебя повезли.

Жалости нет, перекошены лица.
Вопли истошные, ярости всплеск.
- Ты погубила наш скот, дьяволица!
Словно в ответ - яркой молнии блеск.

Пламя костра плоть твою охватило.
Взвился над площадью дым пеленой.
Ветер подул, вдруг, с невиданной силой.
Гром загремел, дождь полил проливной.

В скорбном рыдании, небо стонало.
Явственно слышался плач малыша.
Белой голубкою вдаль улетала,
Крылья свободно расправив, душа...

Горит костер
И ведьма молодая
Молча умирает
Лишь слезы
Слезы злости
Падают к ее ногам
Безжалостный огонь ее терзает
Но чувства боли нету
Она молчит, и не кричит
Лишь тихо умирает...
Умирает за то,
Что людям помогала
Умирает за то,
Что жизнь ребенку даровала
А слухи про нее соседка распускала,
Ее ребенок смотрит на нее
И молча плачет
А мать с костра ему
Последнею улыбку дарит
Последний вздох...
И ведьма умерла,
С улыбкой на лице
Со слезами на глазах
Люди рады
У них пир
А маленькая девочка
На век запомнит
"Костер, улыбка, слезы, пир"

Гномами закопаны когда-то,
тянутся весной из-под земли
яшмой, изумрудом и агатом
к солнцу январи и феврали.

Прорастут непрошенною тайной,
холодом дохнут из-под крыльца...
Заперта от рыцарей случайных,
ждёт принцесса в глубине дворца.

У калитки - россыпи фиалок -
аметистом припорошен в сад.
Ведьма, завернувшись в полушалок,
ложку света добавляет в яд...

- Отчего недобро смотрят травы
из-под длинных шёлковых ресниц?
- Выпей, свет мой, ведьмину отраву,
сладко спи, пока приедет принц...

- Отчего так холодно сверкает
гроб хрустальный в радужных огнях?
- Это просто бабочки летают,
тишину на крыльях приподняв...

- Ведьма, ведьма, что так горько зелье?
Не ответит ведьма, промолчит.
У неё на полочке коренья,
у неё на поясе ключи...

Марина Ратнер

Это было при луне
В старом доме на холме
Стала красной луна
Песня, та что под окном
Выплывала за огнем
В эту ночь не слышна

Эта ночь разбудит всех мертвых

Люди спят и видят сны
И в объятях темноты
Просыпается дом
Красным светится луна
В доме бродит сатана
Под окном слышен стон

В доме том сырой подвал
В том подвале карнавал
И шабаш старых ведьм
Пьют, едят, танцуют все
Только жертва не в себе
Жертве выпала смерть

Жертве выпустили кровь
Жертву режут вновь и вновь
Засыпает она
Кровью смазали луну
Чтоб она светила злу
Стала красной луна

Ну, а на утро в аду
Стало больше на одну
Стала ведьмой она
Жертву новую она
Выбирает до темна
Стала красной луна.

Что такое шабаш - это просто
Время проживания без мужа,
Это просто время бегать босиком по лужам,
И быть другого возраста и роста!
Шабаш, в небе мчит помело!
Ведьмы, как же нам повезло!
Сколько б не давил нас прогресс,
Ведьма будет и есть!
Пусть играет ночь на трубе,
Шабаш, кто поверит тебе?
Но, покуда ведьма жива, -
Ведьма вечно права!

Когда бы я с рыжей ведьмой
В обнимку по небу мчался,
То голос мой звонкой медью
Над селами раздавался,
Пугая селянок старых
И кметов кряжистых ночью,
А юных сзывая даром
На шабаш взглянуть воочью.
И в небе паря, как птица,
Прелестницу веселя,
Я тенькал бы ей синицей,
Выписывая кренделя.
И, врезавшись в чей-то ясень,
Врезался бы с ходу в диспут,
Латынью – ну пень же ясен –
Редуты беря на приступ.
Потом в хороводе-анкхе
Ликуя, Бельтайн встречал бы
С веселою ведьмой в танце,
С мечтою – моей печалью...

Древлянский Игорь

В окно сквозь мутное стекло
Пробрался луч бесстрашный,
И пламя лунное стекло
В топазовую чашу.
Кинжала рукоять - как крест
В серебряном покое;
И из людей окрестных мест
Никто не знает, кто я...
Я - ведьма, ведьма, дочь Луны,
На крыльях нетопыря - сны,
Топаз - змеиные глаза,
Да чаша - лунная слеза!
Неспешно жилу отворю
Я лезвием блестящим.
Три капли крови растворю
В ночном вине кипящем.
Могущество бурлит во мне,
Я - демон в сердце ночи!
И саламандрою в огне
Душа моя хохочет!
Я - ведьма, я теней игра,
Невеста пламени костра,
Всегда беспечно на краю
Над гиблой пропастью стою!
Моих заклятий терпкий яд
Плащом клубится смутным.
Вокруг запястия змея
Лежит браслетом лунным....
Вы ведьму ищете? Сюда!
- Ах, глупость и безумье
- Ловить колдунью в час, когда
В ней сила полнолунья!
Я - ведьма, танец колдовской,
Я - чары темноты ночной,
Гекаты горький поцелуй...
Танцуй, о Ночь! Луна, колдуй!
Я - сеть болотных огоньков,
Дурман цветов вечерних,
Травой поднявшаяся кровь,
Крыло теней неверных.
Пляшу на лезвии ножа
Над пропастью кромешной...
Пускай же ловлей миража
Себя глупцы потешат!
Я - ведьма, ведьма, дочь Луны,
На крыльях нетопыря - сны,
Топаз - змеиные глаза,
Да чаша - лунная слеза!

Я - Эва, и страсти мои велики:
Вся жизнь моя страстная дрожь!
Глаза у меня огоньки-угольки,
А волосы спелая рожь,
И тянутся к ним из хлебов васильки.
Загадочный век мой - хорош.

Видал ли ты эльфов в полночную тьму
Сквозь дым лиловатый костра?
Звенящих монет от тебя не возьму, -
Я призрачных эльфов сестра...
А если забросишь колдунью в тюрьму,
То гибель в неволе быстра!

Ты рыцарь, ты смелый, твой голос ручей,
С утёса стремящийся вниз.
От глаз моих темных, от дерзких речей
К невесте любимой вернись!
Я, Эва, как ветер, а ветер - ничей...
Я сон твой. О рыцарь, проснись!

Аббаты, свершая полночный дозор,
Сказали: "Закрой свою дверь
Безумной колдунье, чьи взоры позор.
Колдунья лукава, как зверь!"
- Быть может и правда, но темен мой взор,
Я тайна, а тайному верь!

В чем грех мой? Что в церкви слезам не учусь,
Смеясь наяву и во сне?
Поверь мне: я смехом от боли лечусь,
Но в смехе не радостно мне!
Прощай же, мой рыцарь, я в небо умчусь
Сегодня на лунном коне!

Марина Цветаева

Твои холодные уста
Не говорили пламенных речей,
Но слова лживые Христа
Опровергали под огнем свечей.
Твои лазурные глаза...
В них жар костра сейчас играет.
Всюду - служители креста,
И все тебя в огонь толкают.
Кричат все "Ведьма, Сатана,
Дочь зверя, мерзкая блудница,
Очистись в праведном огне костра,
Умри! Сгори! Покайся, Дьяволица!"
А ты - одна, всегда одна,
Идешь ты гордо, не рыдая.
А люди, яростно крича,
Всё ближе к пламени толкают.
Уже разложены костры,
Огонь играть уж начинает,
Священник, что связал тебя,
На расстоянье отбегает.
Все верят, ты одна не веришь.
Ты лишь спросила "ПОЧЕМУ?"
И вот - ты стала еретичкой,
Исчадьей Ада - вот, к нему!
Огонь горит ещё сильнее,
На платье кинулся твоё.
Тебе кричат "Покайся, ведьма"
А ты опять всё за своё.
И вот уже ты вся пылаешь,
Огонь съедает всю тебя.
И в пламени ты погибаешь,
Шизофренично хохоча.

Темница. Тяжесть оков. Губы сохнут от жажды.
И в ведьму камень готов кинуть каждый.
Меня пытали всю ночь. Искали признанья.
Я - ведьма. И в их глазах мне нет оправданья.
За то, что я на метле летала нагою.
За то, что о мелочах болтала с Луною.
За то, что со мною звери ночные жили.
За песни мне костер у столба разложили.
И я горела. И ни один не жалел меня.
Я помню все. Я до сих пор сторонюсь огня.
В живительной тьме я была. Но вот я очнулась.
И вместе с летом на землю эту вернулась.
Теперь уже время не то. Но близка темница.
И в этом веке любовь - моя инквизиция.
Он шепчет "Да". Но ранит меня, исчезая.
Но вспомню все и вновь буду в небе нагая.
И звери, деревья и травы дружат со мною.
И я уже болтаю о нем с луною.
И снова я заварю приворотное зелье.
И снова я далека от монашеской кельи.
И я, вопреки всему, пою свои песни.
Пускай не навсегда, но мы будем вместе.
И папоротник вновь цветет кроваво-красный.
Природа мне силу дает. Я снова прекрасна.

Осенью ведьмы заманчиво рыжие,
пялят глазищи свои бесстыжие,
карие, синие, светло-зеленые —
осенью ведьмы всегда обновленные,
курят с улыбкою трубки вишневые,
нижут на ниточки бусины новые,
варят глинтвейны и кофе с корицею,
осенью ведьмам ночами не спится.
Кошки мурлычут, тихонечко ластятся,
время течет, понапрасну не тратится,
ведьмы колдуют в преддверии дождичков,
режут коренья серебряным ножичком,
зелья мешают в котлах поварешками,
о чем-то мечтают и смотрят в окошки.
Там, за окошками, в дальних просторах,
видится им то, что сбудется скоро,
видятся тайны, мечты и желания,
ведьмы глядят и творят предсказания.
Хочешь — не верь, но сбывается истинно
то, что рассказано ведьмами искренне,
то, что прочитано между страницами,
то, что вязальными создано спицами...
Ведьмы не плачут и медленно старятся,
просто живут, о себе не печалятся,
падают вниз и взлетают к закатам —
рыжим-бесстыжим, им много ли надо?
Домик в лесу на зеленой опушке,
теплая печка и кошка-подружка,
сотня свечей и столетья терпения,
и древних богов своих благословение...

Юлита Ран

Если черного кота ты встретишь ночью на дороге
Или серой тенью тенью птица промелькнет над головой,
Не спеши креститься, милый, - и не плюй себе под ноги,
Оскорбить ведь очень просто чувства ведьмы молодой.
На щеках горит румянец, растрепало кудри ветром,
Рассмеется звонко дева и возникнет пред тобой,
И глаза во мраке ночи вспыхнут вдруг зеленым светом.
Позабыть ее не в силах, потеряешь ты покой.
Ведьма! - Слышится в свисте ветра.
Ведьма! - Шепчет ручей лесной.
Ведьма! - Как же прекрасно это:
Знать свои силы и быть собой.
Если в бледном лунном свете на метле промчится кто-то,
Не кричи в испуге: "Боже!", в пыль дорог не падай ниц,
Ведь на шабаш, к сожаленью, не летают самолеты,
Так что хочешь иль не хочешь - вспомнишь про анахронизм.
Может, метлы устарели, но романтика какая!
Пусть шарахаются люди прочь с дороги под откос.
Так летали наши бабки и прабабушки летали...
Только я мечтаю, лично, пересесть на пылесос.
(P.S. Пылесос Roventa - движение бесшумно!)
Ведьма! - Слышится в свисте ветра.
Ведьма! - Шепчет ручей лесной.
Ведьма! - Как же прекрасно это:
Знать свои силы и быть собой.
Наша жизнь не только праздник, неприятностей хватает,
Ведьм во все века любили жечь за ум и красоту.
Чуть проявишь свой характер - тотчас в костер кидают.
Или словно прокаженных все обходят за версту.
Наши бедные собратья, вам свободы вкус неведом,
Вам неведом вольной жизни горьковато-пряный вкус,
Вы живете так смиренно, покоряясь разным бедам,
И стараясь потихоньку вырвать самый лучший кус.
Ведьма! - Слышится в свисте ветра.
Ведьма! - Шепчет ручей лесной.
Ведьма! - Как же прекрасно это:
Знать свои силы и быть собой.

< Стихи про шаманаСтихи про колдуна >
 


Закрыть ... [X]

Можно ли пить алкоголь после зубной анестезии? Вконтакте одежда для девушек

Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос Вяжем сеточку для волос