A- A A+


На главную

К странице книги: Жильцова Наталья Сергеевна. Наследница мага смерти (СИ).



Наследница мага смерти

Наталья Жильцова

       Четвертая часть цикла "Темные королевства".

      В руки Инги, археолога-лаборанта, попадает необычная находка: старинное кольцо, которое не числится ни в одном музейном справочнике. Вот только уникальный исторический артефакт к тому же оказывается артефактом магическим. И радость от его активации мгновенно тает, когда Ингу буквально вышвыривает из привычного мира в другой: полный нечисти, опасных тварей и статусы ты находишься там темных магов. Магов, которые объявляют на девушку охоту.

      Как выжить? Есть ли шанс вернуться домой, и что для этого нужно сделать? Заключить сделку с беловолосым демоном? Завладеть наследством древнего колдуна? Или... продать душу одной весьма пронырливой богине?

      Наследница мага смерти

      Пролог

      Двое закутанных в толстые меховые одежды мужчин шли по ночному заснеженному плато, освещаемому лишь сполохами портала, да тонким серпом изредка прорывавшейся из-за облаков луны.

      Позади, за их спинами, на фоне иссиня-черных в ночной темноте гор высилась одинокая старая башня. Стены ее, сложенные из грубо отесанных камней, были покрыты трещинами, и чернели глазницами разбитых окон.

      Лица обоих мужчин были мрачны, а с губ их периодически слетала крепкая ругань. Правда, не холод и пробирающий до костей ветер были тому виной. Как и любые опытные наемники, они уже давно приучились переносить любую погоду. Злило их бездарно потраченное время.

      Напарники, как и многие до них, провели в этой башне почти сутки, пытаясь найти доступ к книге Азарвила. За последние месяцы после того, как стало известно убежище кровавого тирана, сюда кто только не приходил испытать удачу.

      Ведь в башне не было никакой охраны, никаких ловушек. Казалось, поднимись по лестнице, и книга — вот она. Перед тобой, только руку протяни! Но это только на первый взгляд.

      Защита артефакта была непробиваема. Некоторые умельцы пытались уничтожить башню, однако та не реагировала даже на средней мощности магобомбы. Камни, из которых она была сложена, почернели и оплавились. Но несмотря ни на что неведомая сила по-прежнему удерживала башню единым нерушимым целым.

      — Демонов артефакт, — мрачно сплюнул коренастый. — Вот скажи мне, Тар, хоть кто-нибудь эту дрянь хоть когда-нибудь вскроет? Это вообще реально? Даже у Линнелира Сирского и Даннелиона Арвирийского сил не хватило!

      — Дело не в силе, Загор, сам знаешь, — хмуро откликнулся напарник. — Был бы у нас с тобой ключ, и мы бы вскрыли.

      — Да только нет ключа. Ни у кого. Я слышал, глава южной лиги наемников лично к самым именитым прорицателям ездил, кучу денег за информацию предлагал. И все равно пусто.

      — Ну и пошла эта книга в… — тот, кого звали Таром, ругнулся. — Все равно с самого начала было ясно, что задание провальное. Пришли, посмотрели, ушли. Нечего было и соглашаться. Только время зря потратили.

      — Эх, такие деньги… — коренастый Загор вздохнул, потом снова сплюнул и начал настраивать портал. Минута, другая, и тот засиял лазурью. Удовлетворенно хмыкнув, мужчина кивнул напарнику. — Ладно, пошли. На столицу сумеречников настроил. У них в отдыхальнях самый лучший глисс подают. Отдохнем, отогреемся, а уж оттуда и к заказчику.

      Тар согласно кивнул и зашел в портал. Сообщать о проваленном задании заказчику он тоже не торопился. Сначала отдых, а уж потом и контракт разорвать можно.

      Загор, мысленно уже выбирающий между рыжими и светловолосыми утешительницами, шагнул следом за напарником.

      Обернуться никто из них даже и не подумал. Хотя сделай они это, сильно удивились бы. Ибо наверху, в самом последнем окне темной башни, полыхнуло алое зарево.

      Глава 1

      — Инга Валерьевна! — Голос профессора Стравинского застал меня на пороге лаборантской. — Как хорошо, что вы еще здесь!

      Угу. Кому хорошо, а кому и не очень. Вот уже по оживленному тону старичка понятно: хочет нагрузить очередной внеплановой работой.

      Нет, свою работу я, конечно, любила. Но не настолько, чтобы опять полночи переводить очередную «сверхважную» стопку статей по археологии от наших коллег из какой-нибудь Индии. Статьи вполне и до завтра подождать могут, а домой хочется уже сейчас.

      И пусть меня там никто не ждет. Время-то уже почти девять вечера, а за окном — темень и холодрыга.

      Мысленно с досадой помянула тот момент, когда впервые согласилась задержаться и помочь профессору в срочной работе. Это было около года назад, когда после института я только-только устроилась лаборантом в экспертную лабораторию при музее. Должность не хлебная, однако с хорошей перспективой. Три года стажа плюс хорошее впечатление от начальства — и должность младшего научного сотрудника, считай, в кармане. Разве плохо для того, кто решил посветить себя науке?

      Вот я и старалась производить хорошее впечатление, выполняя работу со всей тщательностью и старанием. Профессор остался доволен. Даже более того, прознал о моих планах и любви к археологии. И, не иначе как почувствовав родную душу, решил взять надо мной шефство. Правда специфически: загружая кучей непрофильных, но важных для него вещей. Зачем? А для всестороннего развития. Ибо «вы просто обязаны стать блестящим специалистом, голубушка»!

      Причем с каждым разом для этого «всестороннего развития» приходилось задерживаться все дольше и дольше. В последний раз с переводом вообще, вот, полночи просидела.

      И, несмотря на все уважение к Стравинскому, это начало изрядно напрягать.

      — Слушаю, Вениамин Игоревич, — с дежурной улыбкой обернулась я к старику, твердо решив на этот раз под каким угодно предлогом отказаться от любой его просьбы.

      — Мне тут любопытнейший образец доставили сегодня из хранилища на исследование, — тут же перешел к делу профессор. — Кольцо из отделения египетской культуры. Полдня с ним возился, и хотел бы, чтобы вы, голубушка, тоже взглянули. Занятнейшая вещь с любопытной надписью. Видимо, какому-то служителю культа принадлежала.

      — Я не сильна в древнеегипетском, Вениамин Игоревич, — напомнила я.

      И невежливо зевнула.

      — Я тоже не Жан Франсуа Шампольон, голубушка, — Стравинский даже не обратил внимания на такой ненавязчивый знак о том, что собеседнику вообще-то хочется спать. — Да это и не важно. Взгляните, — и он протянул мне листок с увеличенным сканом внутреннего ободка кольца.

      Что оставалось делать?

      «Хорошо хоть, в свою лабораторию подземную не тянет. Не спускаться в этот подвальный бункер», — мелькнула мысль. Но тут же пропала, едва я увидела надпись.

      — Хм. Латынь в египетской экспозиции?

      — Именно, голубушка, именно. Более того, это не все странности. У меня на руках есть свежайший масс-спектральный анализ, и он указывает, что кольцу всего около шестисот лет. В общем, к Египту находка не имеет никакого отношения.

      Однако я энтузиазма профессора не разделяла.

      Нет, находка интересная, спору нет. Но таких, и даже более древних вещей в музее и хранилище полно. А то, что кольцо оказалось не там где положено, вполне нормальное объяснение имеет.

      — «Я владею силой, я говорю с богами», — вслух перевела я латынь. — Вениамин Игоревич, ну понятно же, что произошла какая-то ошибка при распределении экспонатов. И кто-то просто положил один из них не туда. Мы-то тут причем?

      — А притом, голубушка, что, по данным музея, у них просто нет такой вещи.

      — Как так? — вот эта информация действительно меня удивила. — А сопроводительный лист…

      — Ни-че-го, — со значением повторил Стравинский. — В архиве нет ни одного документа, ни единого даже упоминания о кольце.

      — Да как вообще подобное могло случиться?

      — Не знаю, голубушка. Они там у себя всю документацию перерыли, но информации по данному экспонату не нашли. И это притом, что неучтенных вещей в музее, сами понимаете, тоже быть не может. Сначала подумали, было, что это какая-то имитация кого-то из сотрудников, но даже беглый осмотр показал, что кольцо довольно старое. Вот и отправили его нам на экспертизу, узнать, что это вообще такое. А сейчас пришли данные исследования, и я изрядно удивился. Это действительно старинная вещь. Но она не значится ни в одном каталоге. Невероятно, но факт.

      — Заня-атно, — протянула я, полностью соглашаясь с таким утверждением.

      — Хотите взглянуть?

      Черт, кажется, плакала моя кровать в одиночестве. Ибо…

      — Разумеется!

      Профессор Стравинский тотчас развернулся и поспешил обратно по коридору к лестнице. Я следом за ним.

      «Все-таки пришлось спускаться в подвалы».

      Впрочем, сейчас этот факт уже не вызывал протеста, наоборот. По лестнице и на лифте я спускалась охваченная интересом. А в ярко освещенную лабораторию профессора Стравинского входила бодро. При входе, правда, пришлось немного задержаться, чтобы надеть халат. Я-то уже домой собиралась, когда профессор нагнал, так что успела свой в шкаф убрать. Хорошо хоть пальто еще не надела.

      Попутно взглянула в зеркало и перекрутила поплотнее резинку на волосах. Они у меня мамины: скользкие, иссиня-черные. В общем, как у любой японки или кореянки. Перешли по наследству, даже несмотря на отца — типичного представителя европеоидной расы.

      Впрочем, ничего плохого о собственной внешности сказать не могу, никогда на нее не жаловалась. Только вот резинки на волосах держались преотвратно.

      Пока я приводила себя в порядок, профессор успел достать из сейфа кольцо. И едва я подошла, протянул неопознанный артефакт мне.

      — Вот, Инга Валерьевна, смотрите.

      Кольцо оказалось крупное, старое, сделанное под мужскую руку. И довольно лаконичное: из полоски золота, увенчанной кристаллом мутного хрусталя, с вырезанной на нем рогатой оскалившейся черепушкой какого-то животного.

      Даже по внешнему виду я поняла, что к Египту это украшение уж точно никакого отношения не имеет. И, с любопытством взяв в руки, вгляделась во внутреннюю сторону ободка. Ага, вот она, эта надпись на латыни:

      «Ego scio Vis, loquar deos» — «Я владею силой, я говорю с богами».

      Оптимистичная надпись. Вдохновляющая. Пожалуй, профессор прав: кем бы ни был хозяин кольца, он явно принадлежал к жрецам или колдунам.

      И откуда же оно взялось?

      — Неужели нет никаких версий, как оно в хранилище оказалось? — я в задумчивости куснула губу.

      — Вообще-то одна версия есть, — признал Стравинский. — Но она довольно оригинальная.

      — Какая?

      — Там, где его нашли, до этого находилась египетская мумия. И ее недавно каким-то образом украли. Несмотря на сработавшую сигнализацию, вора так и не поймали и мумию не нашли.

      — И зачем кому-то мумия? — недоуменно пробормотала я.

      — Не знаю, голубушка. В миру хватает извращенцев. Кстати, как раз через пару недель в том же зале одного такого извращенца и задержали. Говорят, голый был, в бинты замотанный. И как только пробрался-то через охрану?

      — Фу! Ну и ужас! — я хихикнула. Но тут же вернулась на серьезный тон. — И что? Думаете, у того вора из кармана колечко выпало?

      — А как иначе это объяснить? — профессор пожал плечами. — Сначала одно место ограбил, потом к мумии пришел. Вполне возможно. И, во всяком случае, логичнее, чем предположить, что в музей прислали неучтенный артефакт. Ну или то, что призрак хозяина нам его подбросил.

      — Да, пожалуй, — согласилась я, внимательно разглядывая кольцо.

      Я была ученым и скептиком, а потому в призраков и прочую мистику не верила. У появления кольца в музее должно быть какое-то разумное объяснение. Неужели действительно выпала у вора из кармана? Или из мумии, которую он похищал?

      Нет, нереально. Откуда бы взяться кольцу у мумии? Каждую археологическую находку тщательно исследуют. Так что если только кольцо каким-то мистическим образом не скрывалось от осмотра, включая рентген, его бы обнаружили уже давно.

      Нет, мумия ни при чем. Я мотнула головой, но тем не менее, все-таки уточнила:

      — А они связывались с египетской экспозицией в Каире, или откуда там к нам ту мумию доставили?

      — Связывались, конечно, — Стравинский кивнул. — И не только с ними. Со всеми, с кем мы имели в последнее время дело. В музее уже второй месяц документы сверяют.

      — И действительно ничего похожего?

      — Ничего.

      — Удивительно, — окончательно признала я.

      — А я о чем говорю! — Профессор довольно потер руки.

      — И что от нас требуется?

      — Как обычно, голубушка моя. Будем делать для артефакта документы, раз их нет. Полное описание, паспорт, данные исследований. А потом вернем в музей уже на законном основании. Я сегодня тут посижу еще, а завтра утром отдам вам бумаги на обработку. А то вы, наверное, уже устали и спать хотите.

      Хм. Вот сейчас уже точно не хочу. После таких-то новостей!

      Но, тем не менее, отказываться не стала и кивнула. Хотя было даже немного жаль, что придется уходить. Отдавать удивительное кольцо не хотелось.

      Еще когда я поступала в институт, надеялась поездить по раскопкам и совершить открытие. Как и почти каждый из ребят. Уверенная в том, что именно мне повезет, и откопаю аналог Трои как минимум. Ведь столько мест на планете не изучено! Наверняка для меня что-то, да осталось.

      Даже с родителями из-за выбора профессии поссорилась, особенно с отцом: он хотел, чтобы я на юриста училась, а не на какого-то там археолога. Поддержала меня только бабуля, но она вообще на мистике, фен-шуе и наших восточных корнях помешана, так что прагматичные родители ее не воспринимали всерьез.

      В общем, я поступила. В пику всем, и уверенная в своей правоте.

      Но чем дальше, тем больше стала понимать, что прав-то как раз был отец. Ничего я не найду. Это нереально, и таким везением я не обладаю.

      Нет, мне по-прежнему нравилась выбранная профессия. Я не особо страдала от того, что большую часть времени приходилось либо читать теоретические изыскания, либо сидеть в лаборатории, практикуясь в описании и датировании глиняных черепков и костей. Не разочаровалась, как многие из сокурсников. Только в чудеса верить перестала.

      И тут вдруг такая находка!

      — Пойду за кофе схожу. Вам принести?

      — Нет, спасибо. Я сейчас уйду уже, — отказалась я.

      Профессор вышел. Тяжело вздохнув, я положила кольцо на стол. Эх, вот так, даже такое значительное событие и то по большей части проходит мимо меня.

      Я загрустила, а потом с какой-то шальной мыслью взяла кольцо вновь. А что? Хоть разок примерю! Буду потом рассказывать, как надевала на палец раритетную неопознанную древность.

      Кольцо было крупным, так что пришлось нацепить на указательный палец. И все равно оно чуть болталось.

      Я вытянула руку вперед и неожиданно ощутила исходящее от кольца легкое тепло. Хотя, может это просто воображение разыгралось от легкого возбуждения. Эх, чудить так чудить! Изобразим таинственного хозяина-жреца полностью.

      Пару раз кашлянув, чтобы настроиться и сделать голос пониже, я медленно с выражением продекламировала вычитанную на латыни надпись:

      — Ego scio Vis, loquar deos!

      И, не удержавшись, хихикнула.

      Вот только смех тотчас угас, ибо… кольцо вдруг полыхнуло ярко алым и стало резко нагреваться.

      — Что за… — растерянно пробормотала я, понимая, что это уже далеко не фантазии.

      Потом, опомнившись, резким рывком сорвала пугающую вещь с руки и сразу же, шипя от боли, отпустила. Раскалившийся перстень, звякнув, упал на лабораторный стол. Правда, камень мгновенно полыхнул вновь и из него в мою сторону потянулись ярко-алые лучи.

      — Мамочки! — взвизгнула я, пытаясь отскочить подальше, однако не удалось.

      Сияние успело окутать меня быстрее, и кровь буквально вскипела от дикого жара. Меня словно огненный вихрь охватил, наполняя силой каждую клеточку тела…

      Внезапно, нарушая эту связь, пространство вокруг исказилось. Пол под ногами в буквальном смысле слова превратился в черную воронку, и я с воплем провалилась куда-то вниз.

      Падение было недолгим, но закончилось весьма болезненно. Меня как следует тряхнуло, так, что к горлу подкатил комок тошноты, а в глазах затанцевали звездочки, после чего швырнуло на землю. Пребольно ударившись копчиком, я взвыла, но почти тотчас осеклась, ибо слезящиеся глаза узрели… лес!

      Меня окружал самый настоящий чертов лес! Травка, солнце и зеленые деревья!

      В душе мгновенно всколыхнулась паника. Что за чертовщина?!

      Титаническим усилием вернув себе остатки самообладания, я зажмурилась и сжалась в комочек. А потом медленно, для самоуспокоения, дрожащим голосом произнесла:

      — Этого не может быть, Инга. Ты — ученый, ты должна осознать, что это галлюцинация. Ты упала в лаборатории и ударилась головой. Сильно. Сейчас ты подышишь, и все пройдет.

      И начала дышать. Глубоко, размеренно. Всем сердцем надеясь, что вот-вот услышу шаги возвращающегося профессора Стравинского, или еще лучше — его обеспокоенный голос. Однако вместо этого предатели-уши транслировали мозгу шелест деревьев и пение птичек, кожа — касание теплого ветерка, а нос — запах травы и сырой земли.

      Нет, не буду открывать глаза. Не бу-ду. Буду упорно сидеть и ждать, пока врачи вернут меня в привычную реальность. Я отказываюсь воспринимать эту галлюцинацию. Отказываюсь воспринимать шум леса и писк комарья над ухом. И…

      И тут эта мелкая сволочь тяпнула меня за руку! Больно и весьма реалистично, напрочь разрушив всю стройную систему самоубеждения. Сердито зашипев, я инстинктивно прихлопнула наглую комарину, а потом с неожиданно воцарившейся в голове холодной ясностью поняла: влипла. Не знаю, как такое возможно, но факт. Все вокруг — самая настоящая реальность.

      Я застонала и обхватила ладонями голову.

      Все чертово кольцо виновато! И мое глупейшее поведение! Померить, видите ли, древность захотелось, да еще изображать из себя неизвестно кого, декламируя вслух всякие надписи! Действительно, достойно кандидата в серьезные ученые!

      Выбирайся теперь неизвестно откуда! Хотя…

      От неожиданной мысли отчаяние резко отступило, а я аж подпрыгнула с земли.

      Черт побери, а ведь это же, как ни крути, открытие! Мирового масштаба! Если я смогу повторить подобное перемещение на глазах у коллег и с соответствующей аппаратурой, это же… это нобелевка минимум!

      Азарт ученого захватил меня полностью. Неожиданные, невероятные перспективы будоражили так, что захотелось взвизгнуть от восторга. Мне повезло! Нереально, сумасшедше повезло! Это круче Трои, это несравнимо вообще ни с чем!

      Эх, жаль, телефона нет! Был бы мобильник, можно было бы вызвать службу спасения. А так придется спасаться самой. И желательно побыстрее, ведь кольцо в лаборатории осталось. Мало ли, кто-то еще о его свойствах узнает? И мое открытие перехватит.

      Ну уж нет! Этого нельзя допустить!

      Я нервно куснула губы и заозиралась по сторонам, вспоминая занятия по ориентированию на местности. Благо в институте на них был особый упор, ибо что это за археолог, который не может юг от севера отличить?

      Несмотря на то, что полуденное солнце практически висело над головой, стороны света определила быстро. Осталось лишь решить в какую сторону идти. Конечно, желательно в ту, где люди, но без карты местности выбор любого направления — что игра в рулетку.

      Пока я решала, куда топать, вновь была укушена очередной писклявой мошкой. И, плюнув, отправилась на восток — лес-то все равно без единого просвета.

      В отличие от заснеженной Москвы здесь было хоть и сыро, но тепло. Поэтому в рубашке, брюках и тонком белом халате я чувствовала себя достаточно комфортно. Единственное, ногам в зимних сапогах оказалось жарковато. Впрочем, для похода по мокрой траве и выпирающим отовсюду корням, подобная обувь все равно подходила куда лучше, чем мои рабочие туфли. Так хоть можно быть уверенной, что за ногу никакая местная гадина не цапнет.

      Даже проваливающиеся во влажную землю каблуки не мешали радоваться, что я успела переобуться. И жалеть, что нет перчаток и какого-нибудь шарфа, ибо звенящая мошкара не оставляла ни на секунду. Эти мелкие упыри кружили вокруг и бросались на все незащищенные участки кожи, норовя тяпнуть то в руку, то в шею, то в макушку. Прихлопнешь одного — его место тут же занимали новые.

      — Москитола на вас нет! — не выдержав, ругнулась я вслух.

      Радостный и даже, можно сказать, торжествующе-язвительный многоголосый писк был мне ответом.

      Продолжая отмахиваться, я ускорила шаг. Скорей бы уже выйти хоть куда-нибудь! Не может ведь этот лес продолжаться вечно?

      Я в очередной раз огляделась, чтобы понять, не сбилась ли с намеченного курса, и вдруг неподалеку, справа, заметила клочки тумана. Белесые сгустки рваными лоскутами скользили по земле, то сливаясь друг с другом то вновь разлетаясь под порывом легкого ветерка.

      Наблюдение заставило нахмуриться. Хм. Вроде бы для тумана еще рановато. Обычно он появляется либо на рассвете, либо на закате. Присмотревшись к необычному явлению природы внимательнее, я неожиданно поймала себя на странном желании оказаться как можно дальше отсюда. По спине прокатилась тревожная волна мурашек, а интуиция буквально требовала держаться подальше от белесых клочков.

      Та-ак. Даже если это паранойя разыгралась, лучше перебдеть.

      Я уверенно повернулась к туману спиной и дальше решила идти на север. Все равно двигаюсь наугад, так почему бы не поддаться на уговоры внутреннего голоса? Да и здравый смысл намекал, что бродить в тумане — удел ежиков из мультфильма, а не адекватных людей, которые хотят побыстрее добраться до цивилизации. Ведь уже через пару-тройку часов туман вполне мог стать настолько густым, что и ориентироваться станет невозможно.

      Однако выбранное новое направление тоже оптимизма не принесло. Мошкара не пропадала, а в лесу собиралась вечерняя прохлада. От сырого воздуха одежда стала влажной и неприятно липла к телу.

      Снова с досадой вспомнила мобильник, оставшийся в сумке. С его помощью я смогла бы узнать, в какой части света нахожусь. Спасателей вызвать. GPS включить. А так — иду непонятно куда, непонятно где… Единственное, что могла сказать: лес лиственный, и я где-то на юге. Спасибо хоть не на северный полюс забросило!

      Не знаю, сколько километров я прошла, но к вечеру ноги ныли и буквально отказывались двигаться. При этом лесу не было ни конца, ни края. Отгонять мошкару тоже устала, и все чаще кровососы добивались своего и больно кусали. Это вконец расстроило, и я, не выдержав, зло заорала:

      — Да чтоб вам! Отстаньте от меня, наконец!

      После чего от души махнула рукой, в какой-то глупой, но отчаянной попытке желая избавиться от навязчивых насекомых навсегда. В тот же момент с пальцев неожиданно слетел сгусток огня и ударился в землю неподалеку, а меня охватила прозрачная, чуть мерцающая сфера.

      — Твою ж!..

      От неожиданности и шока я аж подпрыгнула.

      Это еще что такое?!

      Я обалдело посмотрела на собственные руки, на странный барьер, отделивший меня от надоедливых мошек и снова на руки. Происходящее не укладывалось в голове и с точки зрения рационального научного подхода не объяснялось.

      Ведь я только что продемонстрировала реальность существования феномена пирокинеза — возжигание огня! Это не считая какой-то сферы, защищающей от насекомых! Но откуда взялись такие способности? Неужели колечко превратило меня в мутанта вроде тех, что в фильме «Люди Икс» были?

      Глубокий вдох и долгий выдох. Так, кажется, пора признать, что парапсихология все-таки не лженаука. И заодно в магию и буддийских монахов со сверхспособностями поверить. Вернусь домой — стану популярнее Кашпировского. Все призы с шоу «Битвы экстрасенсов» мои.

      Главное вернуться.

      Я обеспокоенно взглянула на вечернее небо. Еще немного, и окончательно стемнеет. А, значит, придется как-то устраиваться на ночлег в лесу. Нехорошо, ибо кроме мошкары тут может что-то и посерьезнее водиться. Так задремлешь, и не проснешься вообще. Защитка-то магическая непонятно как работает, и сколько продержится.

      Вот, кстати, интересно, а что я еще умею? И есть ли среди вновь обретенных способностей что-нибудь, что поможет мне выбраться из этого царства флоры к людям? Хотя бы аналог ясновидения какой-то?

      — Говорю с богами… — пробормотала я себе под нос, вспоминая надпись на кольце.

      Хм. А, может, и вправду у какого-нибудь высшего разума прозрения попросить?

      Колечко, которое попало ко мне в руки, явно к жреческим обрядовым относилось. Стало быть, хозяин бывший, с богами точно общался. Значит, надо попробовать и мне. В конце концов, получится — хорошо. Не получится — больше терять времени не стану, и начну выбирать место для ночевки.

      Изучая археологию, я достаточно много времени уделяла различным религиозным культам, их атрибутике и обрядам. Ведь большинство ценных находок и исторических артефактов в той или иной степени были связаны с религией. Поэтому знала, что главное в любом обряде — концентрация. Любая молитва в большинстве своем именно на это и была направлена.

      Что ж, надо постараться на время забыть о том, что я неверующий скептик, и как следует помолиться. Жаль, конечно, что ни одной молитвы не знаю, но буду исходить из того, что концентрация и искреннее желание связаться с высшими силами это компенсируют.

      Итак! Сложив ладошки у груди, я закрыла глаза и постаралась максимально сосредоточиться. А потом четко и уверенно произнесла:

      — Господи Иисусе, взываю к тебе! Укажи мне, заплутавшей, дорогу к людям!

      И замерла, ожидая результата.

      Вот только результата не было.

      Прошла минута, другая. Ничего. Ни единого виденьица, ни единого даже самого маленького знака свыше. Лишь легкое касание вечернего ветерка.

      Стройная теория, в которую я почти поверила, рассыпалась на глазах. Но это было не честно! Должно было сработать! Должно!

      На третьей минуте ожидания я не выдержала и, сердито куснув губу, выдохнула:

      — Да что не так-то?!

      — Может, аминь забыла сказать? — внезапно вежливо подсказал сзади женский голос.

      В диком-то лесу?!

      Взвизгнув и от неожиданности подскочив на добрых полметра, я резко развернулась. И ошарашено уставилась на непонятно откуда появившуюся темноволосую девушку в развевающемся сиреневом платье весьма откровенного кроя.

      — И чего вы все время этого Иисуса поминаете? Неужели в Ограниченном мире такой выбор скудный? — поразмышляла она вслух, а потом, будто опомнившись, широко улыбнулась. — Впрочем, не важно. Я ведь тебя услышала.

      Шок! Натуральный и окончательный! Неужели… неужели передо мной реально стоит самая настоящая богиня?!

      — Ага, — тотчас подтвердила та, хотя вслух я не произнесла и слова.

      — А… э… — еле выдавила я. — А вы… простите?..

      — Ашшарисс, — правильно поняв недосказанный вопрос, представилась богиня. — Богиня Вечернего ветра, покровительница гашшар. Но ты, так и быть, можешь звать меня Шер, не обижусь.

      Шер… Ашшарисс… странно, вроде бы я лекции по мифологии не прогуливала, но такое имя слышала впервые. Хотя, может, это просто от стресса все позабывала?

      Но все же интересно, кто она? Откуда?

      Я прокашлялась и вежливо уточнила:

      — Подскажите э-э Шер, а вы из какого пантеона будете? Шумеро-аккад? Ацтеки? Месопотамия?

      — О, значит, выбор-таки у вас имеется, — непонятно чему обрадовалась богиня и отрицательно качнула головой. — Нет, тут таких пантеонов никогда и не было.

      — Как это?

      — А вот так, — Ашшарисс пожала плечами и, подмигнув, убила новостью: — Ты сейчас в другом мире находишься.

      Меня переместило в другой мир?! Вот этот лес и все вокруг — иномирное?!

      Я, едва ли не открыв рот, стала озираться по сторонам, чувствуя, что такими темпами точно сойду с ума. Магия, боги, другой мир! И все это на одну меня! Да тут не только нобелевку, тут памятник при жизни получить можно! Если только…

      — А как мне домой попасть?

      — Гм, — Шер поморщилась и потерла переносицу. — Как бы тебе так сказать-то, чтобы не расстроить… видишь ли, никак.

      — В смысле?! — недоверчиво уставилась я на нее. — Я же как-то сюда попала!

      — Попала, — согласилась богиня. — Видимо способности к магии пробудились, а маг ты сильный. И, что самое паршивое для тебя — темный. А сильным темным магам в вашем Ограниченном мире находиться нельзя. Совсем. Вот тебя и вышвырнуло оттуда сюда, к нам.

      — Как вышвырнуло?!

      — Ну, как-то так, — Шер выразительно пнула острым носком туфельки лежащий рядом с ней камешек. — Сработала защитная система вашего мира.

      — Но там же мой дом! Там родственники, работа!

      — Сочувствую тебе и соболезную родственникам. Теперь твой дом здесь.

      В душе от этих слов все оборвалось. Как это — я не могу вернуться? Что значит, мой собственный мир меня пинком под зад… из-за какого-то кольца! На глаза аж слезы набежали. Нет, это невозможно!

      — Я должна попасть обратно! Каким угодно способом!

      — Ну-у, как вариант, можешь найти ограничитель магии, — поразмышляла Ашшарисс. — Это артефакт такой. Дорогой и очень редкий, кстати. Он связывает силу темного мага на какое-то время. Потом найти очень сильного колдуна, который откроет портал в твой мир. А таковых тоже немного, и забесплатно они не работают. В общем, если все это выполнишь, то некоторое время, пока хватает зарядки артефакта, сможешь находиться в Ограниченном мире. Но при этом чувствовать себя с ограничителем на шее будешь отвратительно. Хотя, если честно, не понимаю этого. Кто же по доброй воле от магии отказывается?

      — Я!

      В этот момент я действительно была готова отказаться от чего угодно, лишь бы вновь оказаться дома. К черту нобелевку, к черту все эти сверхспособности и другие миры!

      — Странная. Хотя все вы из Ограниченного мира странные, — резюмировала Шер. — Ну да ладно. Вернемся к делу: ты просила о помощи.

      — Да. — Я поспешно кивнула. Теперь, когда пусть и небольшой, призрачный шанс вернуться домой появился, мозг лихорадочно принялся рассчитывать варианты. — Мне нужно выбраться к людям, для начала. А дальше найти какого-то сильного мага, и, как вы сказали, ограничитель. Да?

      — Ну, насчет ограничителей — увы, артефактов в карманах не держу, — богиня развела руками. — А дорогу указать, это ничего сложного.

      Шер протянула руку, и в ее раскрытой ладони вдруг сверкнул широкий браслет с изображением какой-то монструозной свернувшейся ящерицы с крыльями.

      — Вот, бери. Наденешь, заключим договор на крови о моем покровительстве, и все будет.

      — Покровительстве?

      — Ну да. Ты принимаешь меня как свою богиню, вручаешь свою жизнь, а я с удовольствием забочусь о твоем благополучии.

      Ничего себе предложеньице! Договор на крови… Что-то прямо сделку с дьяволом напоминает. Продай душу, а я тебе плюшки. Страшно как-то!

      И пусть как ученый до этого момента я в существование души не верила. Но, раз уж на то пошло, я и в богов, магию и другие миры не верила! А вот — пожалуйста. Полный комплект.

      Нет, больше глупостей я не совершу и поспешных решений принимать не стану.

      Я отрицательно качнула головой и как можно тактичнее — с богиней все-таки разговариваю — сказала:

      — Извините, но я на такой обмен не готова. Не хочу обижать, но поймите меня правильно. Подобные предложения нужно принимать, будучи уверенной в себе и полностью понимая последствия сделки. К сожалению, во мне такого понимания пока нет.

      — Н-да. Проблемка. — Шер на мгновение нахмурилась, но потом вновь улыбнулась, а браслет исчез во вспышке. — Знаешь, а ладно. Я понимаю твои страхи, у вас все-таки мир Ограниченный… похоже, во всем. Но ты мне нравишься, поэтому я тебе и так помогу. В конце концов, я — богиня прогрессивная, могу разок и отойти от принципов. А дальше уж сама решишь. Мнение переменишь — позовешь, услышу. Мы, девочки, всегда можем договориться.

      — Спасибо, — искренне поблагодарила я, ибо уже и не надеялась на что-то. Все-таки богине отказала.

      Какой-нибудь наш Зевс Громовержец или та же Гера, меня бы вообще за дерзость покарать могли.

      — Говорю же, я — прогрессивная, — снова прочитав мои мысли, хихикнула Шер. — Был бы на моем месте кто другой… Впрочем, ладно. Тебе пора.

      Ашшарисс внимательно огляделась и слегка нахмурилась.

      — Та-ак, — протянула она. — Далековато тебя, конечно, забросило. Прямо к границе с Туманным королевством.

      — Туманным? — я вдруг вспомнила те жутковатые плотные космы, виденные днем.

      — Да, да, именно из-за них название и прижилось, — подтвердила Шер, похоже, читавшая мои мысли. — Тут огромные леса и большая часть таким туманом затянута. Правильно, что ты туда не пошла. Там такие пауки водятся! Выше меня ростом. Туман сети маскирует, но даже и без того влипнуть можно. Сверху такая махина прыгнет и голову не хуже моей гашшарки с одного раза оттяпает.

      Меня замутило. Пауков я с детства боялась, даже самых маленьких. Так что от одной мысли о близости таких тварей затошнило, и холодный пот прошиб.

      — Да не переживай, поблизости их нет, — успокоила богиня. — Во всяком случае, пока что.

      Блин! А мне тут ночь сидеть!

      — Ну вот за ночь могут и доползти, конечно… — что-то прикидывая в уме, протянула Ашшарисс и вдруг решительно заявила: — В общем, знаешь, что, давай-ка я тебя просто поближе к какому-нибудь городку перемещу. А то вправду сожрет кто-нибудь, и наше плодотворное сотрудничество закончится, так и не успев начаться.

      Она взмахнула рукой, и пространство рядом с нами замерцало, принимая форму бледно-лилового овала с меня ростом.

      — Ого! — выдохнула я под впечатлением.

      — Портал магический обыкновенный, — покровительственно сообщила Ашшарисс. — Делаешь шаг и оказываешься в милой рощице неподалеку от городских ворот.

      Интересно, а это не опасно? И какие ощущения будут при переходе? И вообще…

      — Да что ж ты подозрительная такая, — в голосе богини послышалось легкое раздражение. — Это безопасно и абсолютно неощутимо. Давай уже, иди, а то скоро последний торговец уедет, и в город до завтра уже не попадешь.

      — Торговец?

      — О-о-о… да иди уже!

      Сообразив, что еще немного, и меня просто здесь с пауками под боком оставят, я опомнилась. Быстро протараторила еще одно «спасибо» и, глубоко вздохнув, шагнула в портал.

      Глава 2

      Ашшарисс не солгала. Я и впрямь оказалась в рощице, а во время перехода действительно ничего не ощутила.

      «Хм, а Моисею пришлось сорок лет водить свой народ по пустыне после божественной помощи», — мысленно хмыкнула я, радуясь, что перемещение прошло столь быстро и приятно. Интересно, можно ли воссоздать подобную телепортацию? И возможна ли она в нашем мире?

      Здравый смысл подсказывал, что в мире с названием «Ограниченный» вряд ли. Печально.

      Впрочем, долго придаваться грусти по поводу еще одной профуканной потенциальной нобелевки я не стала. В конечном счете, всякие телепортации, кротовые норы и сворачивание пространства — это из области физики, а не археологии. Да и вообще, сейчас меня куда больше волновало, где я оказалась, и в какую сторону идти. Ашшарисс, между прочим, обещала город в шаговой доступности!

      Завидев впереди, между молодыми деревцами просвет, я тотчас устремилась туда. Уж больно хотелось побыстрее оказаться рядом с цивилизацией, какой бы эта самая цивилизация ни была. Чудеса чудесами, а я все-таки изрядно устала, да и есть хотелось. Конечно, местных денег у меня не имелось, но в ушах были пусть и маленькие, зато золотые сережки. Надеюсь, хоть что-то за них получится выручить.

      Миновав рощицу, я остановилась у кромки леса и увидела, что Ашшарисс не обманула и с городом. Передо мной расстилалось поле, а где-то в метрах восьмистах впереди возвышалась каменная городская стена. Тянувшаяся неподалеку дорога вела через поле к массивным воротам, у которых виднелась небольшая очередь из повозок.

      В общем, казалось бы, типичное средневековье.

      «А я — маг, обладающий пирокинезом и защитой от комаров», — мелькнула мысль.

      Не дай бог у них тут правит какой-нибудь аналог святой инквизиции! Ведь тогда надо будет быть особенно осторожной. Ибо за случайно проявленные сверхспособности меня вполне могут сжечь прямо на городской площади.

      Пока я размышляла, из леса показалась грузовая платформа, задняя часть которой была укрыта тентом наподобие наших «Газелей». При этом она не ехала, а летела! Плавно скользила в полуметре над дорогой, не замечая ни ухабов, ни каких-либо неровностей. И зуб даю, явно не за счет антигравитационных технологий, а благодаря самой настоящей магии.

      А средневековье, оказывается, у них не такое и отсталое! Лошадей в качестве тягловой силы не используют, стараются магию с технологией соединить.

      Этот факт слегка успокоил. Раз магия тут легальна, если что, сразу на костер меня не погонят. Уже легче. А то я даже не знаю, например, как «отключить» мерцающую антимоскитную защиту.

      Правда, едва я об этом задумалась, защита с едва слышным хлопком пропала. Очень кстати!

      Вторым приятным плюсом, который я успела заметить, оказалось, что одежда у сидевших на платформе людей выглядела почти обычной. Никаких длиннополых рубах, подвязанных кушаками. Ничего похожего на одеяния наших европейцев из средневековья. Местные люди были одеты в обычные рубашки, кожанки, брюки и высокие сапоги.

      Среди них я в своей одежде, пожалуй, буду смотреться вполне нормально. Ну, разумеется, если халат лаборантский снять. Кстати, пока не забыла, надо бы это и сделать.

      Я быстро стянула изрядно потрепанную за несколько часов лесной прогулки тряпку и, хорошенько умяв, запихнула в кустарник. Вот так-то лучше. Теперь я практически готова к покорению иномирного города… за исключением одной мелочи: местные деньги.

      Даже дураку понятно, что очередь на воротах неспроста. Стража наверняка проводит досмотр и, главное, взимает мзду за пропуск в город. Стена вокруг города высокая, а я не профессионал-скалолаз или какая-нибудь ниндзюцу, как мои предки. Стало быть, путь только один: через ворота.

      И это совсем не хорошо, ибо как решить вопрос с уплатой местной пошлины, я не знаю. Но в город-то надо как-то попасть!

      Умолять стражников бесполезно. Они таких попрошаек, небось, десятками на дню гоняют.

      Отдать им одну из сережек? Нерационально. Плата за вход наверняка символическая. А у меня и так в ближайшем будущем никаких пополнений бюджета не предвидится, чтобы золотом разбрасываться.

      Попробовать подкрасться к одной из платформ и там спрятаться? Нет, вряд ли получится. Все-таки дорога по полю хорошо просматривается, незаметно не подойти.

      Просто попросить у торговцев помощи в надежде надавить на обаяние и жалость? Например, сказать, что на обоз, в котором я ехала, напали разбойники. Ведь в этом мире есть разбойники? Уверена, что есть! Даже у нас воры-бандиты имеются в большом количестве. Ну а если на воротах не проникнутся слезливой историей, сторговать им сережку. Всяко лучше, чем стражникам отдавать.

      Разумен ли такой вариант? Не захотят ли эти торговцы сами над одинокой девушкой надругаться? В средневековье-то такое нередко происходило.

      Но здесь вроде как более продвинутая цивилизация, да и стража будет рядом. А за спрос денег не берут. В крайнем случае, откажутся покупать, да и все. Верно?

      Идти? Или нет? Я в сомнении кусала губы.

      «Последний торговец уедет, и в город до завтра уже не попадешь», — внезапно вспомнились слова богини.

      Я вздрогнула. Так она, значит, знала? Более того, намекнула, что необходимо рассчитывать на этот вариант! Следовательно, мешкать нельзя.

      Решительно выдохнув, я быстро, не давая себе возможности передумать, вышла на дорогу.

      Спешившиеся к тому времени с крайней платформы люди заметили меня практически сразу. Чем ближе я подходила, тем лучше могла их разглядеть. И лысоватого торговца в расшитых золотой нитью одеждах, и двух сопровождающих его мужчин, видимо, грузчиков.

      Одно только беспокоило: едва мужчины заметили мой интерес, на их лицах появилось напряженное выражение. Теперь все трое наблюдали за моим приближением крайне внимательно и с легко ощутимой опаской. Хм. Вроде бы я — одинокая девушка. Чего меня бояться-то?

      Однако факт оставался фактом: трое здоровых сильных мужчин почему-то действительно считали, что я могу представлять угрозу. Странно.

      Что ж, я действительно ничего об этом мире не знаю. Но, надеюсь, градус недоверия снизится, когда мы заговорим…

      И тут я вдруг с ужасом поняла, что мир другой, а значит, и язык другой. Голова моя глупая! Как я могла об этом забыть? И как буду с ними общаться?! На санскрите, или на древнегреческом?

      Я аж споткнулась и затормозила. Одновременно мужчина в расшитой одежде окликнул:

      — Чего-то ищете, мадемуазель?

      Уф-ф! Слава богу, проблем с языком нет! Прямо камень с души упал! Магия перехода между мирами сработала, что ли? Или еще какой эффект… впрочем, не важно. Понимаю их — и хорошо.

      Мимоходом отметив, что язык напоминает нашу латынь, я улыбнулась и вежливо поприветствовала:

      — Хорошего вечера, господа. Вы правы, ищу. Помощи.

      — Помощи? Такому сильному магу нужна помощь от простых торговцев?

      Сильному магу?

      Я растерянно моргнула. Он знает, что я маг и не слабый? Откуда?

      Получается, магия тут не просто дело обыденное, но еще и повсеместное? Раз первые же встречные так запросто определяют не только сам факт обладания магическими способностями, но и уровень силы. Конечно, Ашшарисс упомянула о моем потенциале, когда объясняла, каким образом меня в этот мир забросило. Но я никак не ожидала, что это будет настолько очевидно для других!

      И без того шаткий план оказался под угрозой срыва, а А усилившееся на лицах мужчин недоверие окончательно выбило из колеи. В такой ситуации надавить на жалость не получится. Остался единственный шанс: продать сережку. Вот только купят ли?

      — Возможно, я вам смогу помочь лучше моего партнера, мадемуазель? — раздался внезапно новый голос, и из-за платформы показался высокий худощавый мужчина в дорогих одеждах. Черноволосый, с ястребиными чертами лица, лет тридцати пяти на вид. Но главное, он был таким же, как я — магом. Причем не слабым. Я вдруг поняла это как-то очень ясно.

      Хорошо это или плохо? Не знаю. Но отвечать надо уже сейчас.

      — Понимаете, сама я не местная, — выдавила я. — Совсем. И сюда случайно попала…

      — Так вы попаданка! — воскликнул мужчина и широко улыбнулся, демонстрируя самое искреннее дружелюбие, даже радость. — Из Ограниченного мира? Ну конечно! И как я сразу не догадался! Теперь-то вижу различия в одежде.

      — Э-э…

      Вообще-то, озвучивая легенду, я имела в виду совершенно иное, и признаваться в иномирном происхождении не собиралась. Но если он понял и ничего плохого в этом не видит, значит, может, и проблемы нет? О моем мире тут знают, и, видимо, я далеко не первая, кого так выкидывает. Не зря же истории о магах, аномальных зонах и пропавших людях рассказывают?

      Тогда, получается, все очень даже неплохо и большую часть проблем я себе просто надумала.

      — Не волнуйтесь, зла мы вам не желаем, уверяю, — видя мои сомнения, заверил мужчина. — Я — Гардар, один из официально лицензированных магов этого города. А это, — кивок в сторону лысоватого торговца, — мой деловой партнер Вастран. Полагаю, ваша проблема состоит в отсутствии денег на проход в город?

      — М-м… увы, да, — призналась я.

      — Не стоит переживать! Мы с удовольствием вам поможем.

      Судя по недоуменно-опешившему лицу торговца, как раз он-то удовольствия точно не испытывал. Более того, вообще не особо осознавал происходящее. Но, встретившись на мгновение взглядом с Гардаром, спорить не стал.

      Это было странно. Однако в город по любому надо, так не бежать же от них сейчас?

      Тем более, этот маг знает о попаданцах, а значит, может дать и информацию ценную. К примеру, скажет, кто способен мне помочь. Или где артефакт найти. И вообще, не зря же Ашшарисс на торговца намекала?

      Надо просто держаться осторожнее и изображать испуганную безобидную дурочку.

      — Спасибо, — я неуверенно улыбнулась и в свою очередь представилась: — Меня Инга зовут.

      — Что ж, мадемуазель Инга, забирайтесь на платформу. Скоро вы будете в Каренлоте.

      — Мне нечем вам отплатить…

      — Ой, это мелочи, — перебив, отмахнулся Гардар. — Сбор с прибывающих всего три медяка. Поверьте, я от этого не обеднею.

      Охотно поверю. И отказываться даже не подумаю. Даже противиться поддержке при взбирании на странное транспортное средство не стану. Хотя по-прежнему к такой, на первый взгляд, бескорыстной помощи отношусь с подозрением.

      За время нашего общения очередь перед воротами окончательно рассосалась, и едва я успела устроиться на мягком кожаном диванчике, платформа заскользила вперед. Удобно-о! А уж как гудящим ногам приятно стало! Наконец-то отдых!

      Очень хотелось закрыть глаза: не спала-то я больше суток. Однако расслабляться не стала, внимательно наблюдая за происходящим вокруг.

      В первую очередь, конечно, рассмотрела стену. Вблизи она выглядела еще массивнее, чем-то отдаленно напоминая Великую Китайскую. Основательная, сложенная из темного серого камня с вкраплениями каких-то черных минералов. На самом верху — узкие зубцы-бойницы, служащие как для обзора, так и для обороны. Над воротами массивная квадратная башня, а по бокам — еще две, чуть пониже, видимо, что-то вроде караулок. А надвратная — наблюдательный пост, не иначе. Вон, и силуэт чей-то мелькнул.

      Хм, пожалуй, эта стеночка и шириной не уступает Китайской. Тут, при необходимости, всю терракотовую армию можно собрать! Интересно, к ним из династии Цинь никто не попадал? Ну, а что? Может, император древности здесь был, подучился, а потом создал в нашем мире и стену, и армию? Только вот заставить воевать не сумел, сил, наверное, не хватило. Магических. Мир-то у нас Ограниченный…

      Хотя, древние легенды как раз утверждают, что хватило… бр-р, что-то я совсем о чем-то не том думаю.

      По-хорошему, рядом с таким опасным лесом такая здоровущая стена вполне оправдана.

      Вспомнив о туманных пауках, я невольно вздрогнула и перевела взгляд на ворота, к которым мы как раз подъехали.

      Ворота были под стать стене. Монолитные железные створки, каждая из которых не меньше метра толщиной, впечатляли. Помимо самого металла, составляющего основу ворот, был еще и другой, черно-минеральный, оплетающий громадные двери полностью. Погодите-ка, это же какие-то кристаллы?

      Соединяющиеся в тонкую цепочку и образующие собой огромную руну темные кристаллы были словно вплавлены в металл. Хм, интересно, что за руна? Зарисовать бы, да жаль, не на чем…

      Пока я разглядывала «достопримечательности», к платформе подошло трое стражников. Двое вместе с помощниками торговца Вастрана подняли с разных сторон тент и принялись проводить осмотр содержимого. Третий о чем-то переговорил с Гардаром, быстро взглянул на меня, а потом отошел к Вастрану за пошлиной.

      Маг же подошел к платформе и, легко вскочив на нее, сел рядом со мной.

      — Устали, мадемуазель Инга? Ничего, осталось недолго. Сейчас оформят опись на товар, и окажемся в городе.

      — Это здорово, — я благодарно улыбнулась. — И можно просто — Инга. Спасибо вам огромное за помощь. Признаться, увидев, что здесь вход в город платный, я несколько растерялась. В моем мире такого давно нет. Как и городских стен.

      — Ну, у вас и нежити, насколько мне известно, не имеется, — ответил Гардар. — А тут — чуть что, и бегут зомби с кладбища.

      — З-зомби? — Я сглотнула, а по спине пробежали мурашки страха. — Мертвецы ожившие?

      — Именно. Боитесь покойников? — понимающе усмехнулся маг.

      — Нет. Покойников не боюсь, — я нервно качнула головой. — А вот нежить… жуть какая-то.

      — Для сильного мага она проблемы не представляет, — Гардар чуть прищурился. — А вы, пусть и необученный, но сильный маг, Инга. Ведь именно это и стало причиной вашего перехода, насколько я понимаю.

      — Да, — я вспомнила объяснение Ашшарисс и поморщилась. Но сообразив, что в теории знать этого еще не могу, а общение с богиней лучше не афишировать, тут же поправилась: — Видимо да. Просто до сегодняшнего дня я ни о какой магии понятия не имела. А как только стали происходить необычные вещи, меня выбросило сюда.

      — Разумеется, — Гардар со значением кивнул. — Ведь в вашем, Ограниченном мире запрещено находиться темным магам. Этот запрет был наложен высшими силами много тысячелетий назад. Пока магия в вас спала, а магический резерв был пуст, вы могли там жить. Но едва вошли в полную силу — мир отказался от вас.

      — Вы упомянули, что мой мир Ограниченный. Что это значит? И почему вы совсем не удивились, что я оттуда? Получается, таких, как я, много? — закидала я мага вопросами.

      — Ограниченным мир называется, как не трудно догадаться, потому, что в нем отсутствуют магические источники, — охотно начал рассказывать Гардар. — Магам невозможно пополнить там свой резерв, и, как результат — магия у вас совершенно не развита. А насчет попаданцев, их не много, но изредка они все же встречаются. Сейчас многие относятся к ним предвзято, поскольку один из последних выпустил кровавого тирана Азарвила и развязал войну. Так что лучше вам, конечно, о своей родине молчать. Лично я достаточно разумен, чтобы не равнять вас всех под одну гребенку, но люди разные.

      — Да уж, понимаю, — я помрачнела.

      — Не переживайте, — маг в жесте поддержки положил ладонь на мои пальцы и слегка сжал. — Вам очень повезло натолкнуться на меня. Не зря я решил Вастрана на воротах встретить! Раз так вышло, уж огненными шарами и ледяными копьями вас закидать я в любом случае не дам.

      От такой заботы и откровенно демонстрируемых знаков внимания, я даже смутилась. Может, и зря я его подозреваю? А причина помощи на самом деле более простая и очевидная: я ему просто понравилась как женщина? Это было бы замечательно.

      В жизни не была меркантильной, но… но тут ситуация слишком отчаянная. Без помощи не справиться. Так что необходимо использовать любой шанс.

      — Спасибо, — вновь поблагодарила я и тихонько выдохнула: — Очень хочу вернуться.

      — Понимаю, — в голосе мужчины проскользнуло сочувствие. — Дома ждет кто-то? Семья, жених?

      «Ну вот, даже такие мелочи вызнает. Точно понравилась!»

      — Нет. — Я отрицательно качнула головой. — В смысле, семья есть, но я живу отдельно. И некоторое время они не будут волноваться. Конечно, еще проблемы с работой появятся… — опомнившись, я пресекла неуместные размышления и заключила: — В общем, все решаемо. Главное вернуться. Ведь это хоть как-нибудь возможно?

      Я с надеждой посмотрела на него.

      — На свете нет ничего невозможного, — уверенно произнес Гардар. — Расскажите подробнее, как вы все-таки сюда попали? Ваш магический потенциал довольно значителен, а резерв полон. Притом, что до этого вы всю жизнь прожили в Ограниченном мире, могу предположить, что пополнили вы свой резерв недавно. Но источников там нет. Как же так получилось?

      Рассказать ему правду? Или нет?

      С одной стороны, можно просто заявить, что понятия не имею. А с другой… мало ли, может, скрыв подробности, я сама себе палки в колеса вставлю. Ведь Гардар-то в магии намного лучше разбирается!

      К тому же, ничего особенного и эпичного в моем попаданстве нет. Даже кольцо — и то в лаборатории осталось. То есть, в любом случае брать с меня нечего. Стало быть, и скрывать такую мелочь не имеет смысла. Уж не знаю, насколько и правда Гардар способен помочь, но, может, хоть что-то скажет.

      — Видите ли, — начала я, — в своем мире я занимаюсь исследованием и классификацией древностей. И несколько часов назад мне в руки попало старинное кольцо. Вот как только я его взяла, это и случилось. Все вокруг завертелось, закружилось, и переместило меня в другой мир.

      — Видимо, вам попался артефакт-накопитель, — понятливо кивнул Гардар. — Причем свободный. Если кольцо старое, значит, предыдущий хозяин мертв. И артефакт выбрал первого попавшегося подходящего мага. Содержащаяся в нем сила наполнила весь ваш резерв, и произошел закономерный результат: переброска.

  

      — Да, логично, — я потерла переносицу.

      Ну вот, все-таки не зря рассказала. Хоть объяснение появилось тому, что вообще со мной произошло, и почему.

      — Как оно выглядело?

      — Довольно лаконичное, — стала вспоминать я. — Полоска золота с кристаллом мутного хрусталя. На хрустале вырезан рогатый оскалившийся череп какого-то животного. И надпись по внутренней стороне ободка: «Ego scio Vis, loquar deos».

      Едва Гардар услышал это описание, черты его лица стали хищными, заострились, а в глазах сверкнул странный огонек.

      — И где же это кольцо? — вкрадчиво спросил он.

      А я поняла — маг узнал описание кольца! Совершенно точно!

      «Та-ак, Инга, кажется, ты все-таки ошиблась. Похоже этого духовного родича Саурона колечко интересует куда больше твоей персоны».

      — Увы, — я развела руками, стараясь не выдать напряжения. — В моем мире осталось. Я так испугалась, что выронила его.

      — Жа-аль, — помрачнев, протянул Гардар. Впрочем, тотчас мотнул головой и вновь доброжелательно улыбнулся. — Ну да это не важно. Сейчас лучше решить, что вы будете делать дальше, Инга?

      — Не знаю, — я пожала плечами.

      На самом деле я надеялась найти какой-нибудь сарай и передохнуть до утра. А завтра попытаться найти местный аналог ломбарда и сдать серьги. Но рассказывать о своих планах Гардару не спешила.

      — Не хочу вас пугать, но уже темнеет, и на улицах может быть опасно, — сообщил очевидное маг.

      Согласна. Верю. Но вариантов-то у меня нет.

      — Я постараюсь быть осторожной, — улыбнулась я.

      — Инга, я понимаю, что вы — девушка самостоятельная и гордая, и мое предложение может вызвать у вас инстинктивное желание отказаться, но все же. Поедемте с нами.

      Ого! Ну ничего себе предложение!

      — Вы знаете, я…

      — Ничего неприличного, — мгновенно перебил Гардар, не позволяя отказаться сразу. — Поселитесь в отдыхальне, где мой компаньон остановится. Это достаточно приличное заведение. Лучшее в городе. Вы хотя бы отдохнете нормально.

      — Мне неудобно вас так напрягать, — все еще пыталась найти я вежливые слова отказа.

      — Глупости. И не беспокойтесь о деньгах. Это тоже недорого, — заверил маг.

      — Почему вы мне так хотите помочь?

      — А почему бы не помочь красивой девушке? Тем более, для меня это действительно ничего не стоит, — сообщил Гардар, а потом неожиданно галантным движением взял мою руку и поцеловал.

      Щеки мгновенно вспыхнули от смущения, а по телу разлилась горячая волна тягучего очарования. Приятного, обволакивающего, погружающего в легкую сонливость. А еще вновь напомнила о себе усталость.

      И предложению мага как-то совсем расхотелось противиться. Почему бы и нет, собственно? Если это будет большое людное место и отдельный номер?

      Ну да, Гардар бы, может, и хотел заполучить кольцо. Но ведь его у меня нет. Пусть хоть обыщет — не найдет. А и в любом случае, даже если бы оно и было. Мне оно без надобности. Я устала, мне нужно нормально отдохнуть. Выспаться в кровати, а не в каком-то пыльном сарае. И вот, рядом сидит мужчина, держит меня за руку, и готов все оплатить. Просто так.

      А глаза его смотрят так мягко и в то же время уверенно. Убаюкивают. Обещают. Умиротворяют.

      — Хорошо. — Согласие слетело с губ само собой.

      — Вот и замечательно, Инга, — с легкой улыбкой промурлыкал он. — Отдыхайте. Можете даже подремать. И не думайте ни о чем, я сам обо всем позабочусь.

      Вместо ответа смогла только послушно кивнуть. Сонливость накатила с новой силой, и я зевнула. Даже не особо обратила внимание, что платформа, наконец, тронулась, и мы въехали в город. Только отстраненно следила за проплывающей мимо привратной площадью и равнодушно смотрела на странные дома, грани каждого из которых были усеяны мерцающими фиолетовыми шипами.

      А еще вяло отгоняла от себя надоедливые мысли. Они, как назойливые мухи, жужжали где-то в глубине черепной коробки, и постоянно пытались сконцентрировать мое внимание на происходящем.

      Почему я согласилась проехать в город с абсолютно незнакомыми личностями, чего не допускала даже в своем мире? Да еще и не отказалась от предложения поселить меня в таверне. Или отдыхальне, по-местному. Ведь я же, кажется, Гардару не очень доверяла?

      Но ватное сознание отмахивалось от них, желая только одного — побыстрее лечь и уснуть. Голова то и дело склонялась на услужливо подставленное плечо мага. Если бы не шум оживленной улицы, я бы, наверное, точно уснула. Видимо, такова была запоздалая реакция на шок.

      Когда что-то неожиданное или ошеломляющее, или неприятное происходит, я сначала развиваю бурную деятельность, что-то делаю, анализирую. А потом, когда чуть успокаиваюсь, организм так и норовит погрузить меня в спасительный сон.

      Очередной выкрик раздался совсем рядом, и я невольно вскинулась.

      — Не волнуйтесь, Инга, — тут же отреагировал Гардар. — Скоро уже доберемся до отдыхальни, а там сможете нормально поспать.

      — Да, да, спасибо, — пробормотала я, по инерции все же оглядевшись.

      И вдруг взгляд, скользивший по однообразной толпе людей, зацепился за пару… нет, не ангелов, но кого-то им подобных. Высокие, удивительно красивые мужчина и женщина с длинными белоснежными волосами шли по тротуару, о чем-то спокойно между собой переговариваясь. Правильные лица, идеально сложенные фигуры… они на самом деле напоминали ангелов. Все отличие — лишь в отсутствующих крыльях и нимбах над головой.

      Я невольно вздохнула, на что тотчас последовал ворчливый отклик Гардара:

      — Нравятся? Забудьте, Инга. Такие, как они, на таких, как мы, внимания не обращают.

      — Такие как они? — чуть оживившись, уточнила я.

      — Дэйнатары.

      — Дэйнатары? Кто это?

      — Они ну-у… как бы вам объяснить. Есть мы, люди, а есть они. Сверхлюди. Раса, созданная богами. Красивые и сильные — да. Но в то же время надменные, бесчувственные и уверенные в собственной исключительности, — Гардар скривился. — В общем, не стоит с ними связываться.

      Сверхлюди… я проводила взглядом прошедшую пару блондинов и поджала губы. Вот она, реальность. В книгах всем попаданцам полагаются бонусы и избранность, а мне стоило попасть в другой мир, чтобы еще больше ощутить собственную неполноценность!

      «Впрочем… и плевать».

      Мимолетный интерес угас, а усталость накатила вновь, с еще большей силой.

      Единственное, что меня сейчас интересовало — это кровать. Даже желание смотреть по сторонам отпало. Помнится, мне сулили отдыхальню…

      Долго ждать обещанного не пришлось. Преодолев еще один квартал, мы остановились у трехэтажного здания с большой вывеской: Отдыхальня и ресторация «Элит-престиж». И даже по внешнему виду стало ясно, Гардар не обманул — это явно было не третьесортное заведение. Двери из красного дерева украшали витые, массивные, с позолотой ручки, а у входа стоял швейцар в расшитом камзоле.

      Гардар спрыгнул с платформы первым и галантно подал мне руку. От помощи отказываться не стала, ибо от усталости уже еле переставляла ноги и всерьез боялась оступиться.

      В отдыхальню входили вслед за торговцем. Внутри помещение полностью соответствовало своему высокому званию. Стены и широкая лестница были отделаны деревом дорогих пород, мраморный пол сверкал полировкой. Мраморные же колонны были украшены оригинальными цветочными композициями, выполненными из множества светящихся маленьких шариков.

      За длинной стойкой регистрации стоял высокий мужчина во фраке. Чуть в глубине, за тяжелыми темно-бордовыми портьерами находился просторный зал ресторана. Там виднелись столы с белоснежными скатертями, люди… а вот ни единого звука из зала не доносилось. Вообще.

      Правда, этот занятный феномен казался бы намного интересней и загадочней, если бы меня не манила постель. А так я лишь отстраненно отметила очередное магическое явление. Кстати, очень удобное, ибо шум из ресторана не мешал остальным посетителям. Ну и моему сну мешать не будет.

      Гардар и Вастран быстро договорились с местным управляющим о комнатах и ужине. Мужчина за стойкой мелодично позвонил в колокольчик, и из ресторанного зала вышла девушка в строгом платье и подносом в руках. Она выслушала заказ и снова исчезла за шторами.

      — Пойдемте, Инга, — подхватывая меня под локоть, предложил Гардар и повел к лестнице на второй этаж.

      Поднявшись по ступеням мы оказались в длинном коридоре со множеством дверей. Миновав несколько из них, Гардар открыл передо мной одну из комнат.

      — Прошу, Инга, ваши апартаменты.

      Я благодарно кивнула, прошла в комнату и попала в настоящий номер люкс. Пусть и не очень больших размеров, но все же. Мебель — широкая кровать с балдахином, шкаф с большим зеркалом на дверце и стол с парой кресел — словно была доставлена из Лувра. Красивая, резная, с дорогой парчовой обивкой. На полу — пушистый ковер. Даже жаль на такой грязными сапогами наступить. И рядом с входом небольшая дверца, видимо, в уборную.

      — Отдыхайте, — Гардар отступил обратно в коридор. — Ужин скоро доставят.

      — А ключ от номера? — я удивленно посмотрела на дверь, в которой даже скважины не было.

      — Здесь магический замок, — благосклонно сообщил Гардар. — Прикладываете руку к ручке и приказываете «закрыть». И без вашего разрешения никто дверь не откроет.

      — Удобно, — согласилась я и тут же решила попробовать.

      Едва сдержав зевок, кое-как сосредоточилась и, прикрыв дверь, отдала требуемый приказ. После чего дернула дверь вновь, но та даже не шелохнулась, словно по всему периметру приклеенная.

      Теперь я попробовала обратный приказ. Дверь послушно отлепилась от косяка, позволяя вновь узреть коридор и Гардара.

      — Свет тоже голосом управляется, — сообщил маг и ухватил меня за кисть. — Оставлю вас, Инга. Доброй ночи.

      Мужчина вновь поцеловал мою руку, снова заставив смутиться.

      — Доброй ночи, — попрощалась я.

      Гардар улыбнулся и, развернувшись, направился к одной из дверей напротив. Я же быстро прикрыла свою и вновь зевнула. Кровать манила неимоверно. Так что, едва разувшись, я сразу прошлепала к ней и упала на мягкую перину.

      Блаже-е-енство!

      Глаза сами собой закрылись, и я почувствовала, что уплываю в приятное забытье…

      Из которого почти сразу вырвал неожиданный громкий стук в дверь.

      — Кто еще там, — хрипло пробормотала я и, с трудом поднимаясь, буркнула: — Открыть!

      Сразу же после этого в комнату впорхнула девушка-официантка с заставленной тарелками тележкой. Даже не поднимая колпаки, которыми они были закрыты, я учуяла потрясающие ароматы и сглотнула голодную слюну. Даже сон немного отступил!

      — Ужин, — сообщила девушка очевидное. И, профессионально улыбаясь, начала указывать на закрытые колпаками тарелки и перечислять: — Мясо мраморного адмара в винном соусе со специями. Овощи, запеченные по-королевски. Креветки на шпажках в изумрудно-ягодном кляре. Пирог ежевично-брусничный. Вино красное, легкое, полусладкое. Хлебные плетенки. Если желаете, могу принести фруктов.

      — Нет, спасибо, мне достаточно, — отказалась я, не отводя взгляда от еды.

      — В таком случае, разрешите откланяться. Приятного аппетита, — пожелала девушка и вышла, прикрыв дверь.

      А я, уже не обращая внимания ни на что, схватила вилку, ножик, и начала уплетать мясо. Нежное, с пряной кислинкой от соуса, оно буквально таяло во рту. Потом пошли овощи и креветки под вино, действительно легкое, чуть крепче компота. Пирог доедала уже с трудом, чисто из принципа. Не оставлять же такую вкуснотищу!

      На фоне сытости сонливость вновь усилилась. Я с обожанием посмотрела на кровать, но организм тут же намекнул, что счастье будет неполным, если сначала не посетить уборную.

      В который уже раз зевнув, я поплелась к заветной дверце.

      Что приятно, ванная комната в этом мире оказалась вполне привычной. В плитке, с нормальной раковиной и унитазом. Использовав последний по прямому назначению, я подошла к раковине и открыла воду.

      Все-таки хорошо, что здесь не средневековье. Комфорт и нормальную канализацию никакой магией не заменишь.

      Стоило подумать о сверхъестественном, вспомнилось кольцо, благодаря которому я оказалась в этом мире. Все, до мельчайших деталей. Даже красноватое свечение, охватившее руки после произнесения мною надписи с ободка, и жар. Кажется, я даже ощутила его вновь…

      На доли секунды показалось, что вода в ладонях слегка засветилась. Но стоило моргнуть, и наваждение исчезло.

      «Наверное, уже в глазах мельтешит с усталости», — решила я и быстро умылась. И вдруг с глаз как пелена спала. Нет, я чувствовала, что устала, но все же не настолько сильно, чтобы упасть и отключиться! В голове прояснилось, и почти тотчас нахлынула тревога.

      Все шло слишком гладко! И зачем я вообще согласилась с незнакомцами куда-то ехать? О чем я думала вообще?!

      «О сне».

      Вспомнив, что еще пару минут назад была готова душу продать за кровать, я тихонько застонала. Невероятно! Такое ощущение, что я напилась снотворного и отупела! А сейчас каким-то чудом смогла прийти в себя.

      Я перевела взгляд на собственные руки. Хм. Если сияние в ладонях не почудилось, то это что же получается? Неужели этот маг Гардар меня околдовал, а я каким-то образом смогла избавиться от его чар? Вот ведь Кашпировский местного разлива!

      Но зачем ему это было делать? Помогать, оплачивать этот люкс и ужин с разносолами, явно ценой не в три упомянутых медяка.

      Богиня-то, например, хоть сразу сказала, что хочет мою душу. А вот Гардар ничего не просил, и это странно. Да, он утверждал, что я ему-де понравилась. Но будучи реалисткой я понимала, что слишком это сказочно звучит. В жизни от такого как Гардар, сильного темного мага с положением в обществе можно ожидать чего угодно, только не любви с первого взгляда. И то, что я в вероятность такой любви еще несколько минут назад на полном серьезе верила, вдвойне доказывает его магическое влияние на меня.

      Что же делать? Бежать прямо сейчас?

      Вспомнилось вдруг, как изменилось лицо Гардара, когда я рассказывала о кольце. Та-ак. А вот это, пожалуй, теплее. Магу нужен артефакт. Но я ведь призналась ему, что кольцо осталось в моем мире. Какой смысл после этого Гардару продолжать возиться со мной?

      Если только… если только он не имеет возможности все-таки попасть в мой мир!

      Когда Шер говорила о единственном варианте вернуться домой, я уцепилась за него мгновенно. Но сейчас, вспоминая ее слова, осознала, насколько лично для меня он нереален. Ошейник-блокиратор — раритетный магический артефакт, который еще попробуй отыщи. А сильный маг, способный открыть портал… на мага нужны деньги. Много денег. И где их взять?

      Зато если заключить сделку с Гардаром, то все проблемы решаются разом. Он снаряжает меня в мой мир, я достаю и отдаю ему кольцо. В результате, мы оба получим свое.

      Да, пожалуй, это самый удачный вариант. И никаких необдуманных спонтанных побегов совершать не нужно. Наоборот, можно спокойно выспаться, а завтра утром на свежую голову пообщаться с Гардаром. По-партнерски.

      Утвердившись в этом решении, я довольно хмыкнула и вышла из ванной. Но не успела и пары шагов сделать, как услышала шум и голоса.

      Раздавались они из-за слегка приоткрытой двери, ведущей в коридор. Когда уходила официантка, я была настолько увлечена едой, что забыла ее закрыть. И теперь невольно прислушалась к происходящему. А едва в разговоре проскочило имя «Гардар», развернулась и с любопытством выглянула в щелку.

      Ого! К нему, оказывается, поздние гости! Да как много!

      Я с удивлением смотрела, как в комнату мага один за другим заходят человек десять в однообразной одежде и с мечами на поясах. Причем вид у них был хоть и серьезный, но не готовый к бою. А, значит, Гардар пригласил их сам. Интересненько. И зачем же?

      Едва за мужчинами закрылась дверь, до жути захотелось подойти и подслушать, о чем они будут говорить. Но — увы. Местное заклинание-блокиратор замка не пропускало звук. Так что даже если бы я и решилась, все равно бы ничего не услышала.

      Хотя… попробовать-то я могу?

      Подошла. Приложила ухо к двери — тишина. Что и требовалось доказать. Эх! Пропади пропадом эта магическая завеса!

      От досады я легонько стукнула по двери кулаком. В ответ по пальцам неожиданно пробежало легкое покалывание, а потом, о чудо, из-за двери послышались голоса!

      Мысленно торжествующе похлопала в ладоши и вновь прижалась к деревянному полотну.

      — Не понимаю, Гардар, зачем ты остался здесь ночевать? Да еще и наемников сюда позвал. У тебя же дом в городе, — вопрошал Вастран.

      — Чтобы быть уверенным, что Инга никуда не денется, — с легким раздражением ответил маг.

      — Далась тебе эта нищенка. Что ты с ней хочешь делать?

      Маг хмыкнул а потом огорошил ответом:

      — Жениться, Васт. Я хочу на ней жениться.

      «Жениться? На мне?! — я зажала рот рукой, чтобы не выдать свое присутствие каким-нибудь возгласом изумления. — Так это я что, зря думала о нем пло…»

      — Несмотря на то, что эта иномирная корова необучена, инстинктивно она все еще сопротивляется привороту. Лишь сонные чары на нее легли более-менее плотно.

      Это я-то корова?! Какое счастье, что я все-таки заранее зажала себе рот!

      — Но зачем она тебе?

      — Кольцо Азарвила, Вастран. После обряда на крови, Инга будет больше ко мне привязана. Да и как мужу станет доверять. Она доставит мне кольцо. А после ее смерти я стану полноправным наследником и смогу заполучить книгу. Представляешь, сколько денег мы на этом заработаем? Так что вы, все, — Гардар теперь, похоже, обращался к прибывшим мужчинам, — охранять девчонку, смотреть в оба. Жизнью за нее отвечаете.

      Я судорожно вздохнула. Мамочки! Во что я влипла?! Обманулась налаженным бытом вокруг, посчитала, что попала к цивилизованным людям и напрочь потеряла осторожность! А тут от цивилизации только сортиры! Люди — натуральные средневековые дикари. И это с этим маньяком я договариваться о чем-то хотела?

      Бежать надо! Бежать! Немедленно!

      За дверью послышались приближающиеся шаги. Резко отпрянув, я развернулась и со всех ног помчалась к лестнице.

      Увы, не успела — меня заметили.

      — Инга! Стой! — полетел в спину крик Гардара.

      Ага. Вот прямо счас взяла и остановилась.

      — Держите ее!

      Осознание толпы наемников за спиной подхлестнуло кнутом. Перепрыгивая через ступеньки, я слетела вниз по лестнице. И, понимая, что на темной улице меня в два счета догонят и повяжут, вильнула в зал-ресторан.

      Но и отсюда выхода не было. Я затравленным взглядом оглядела полупустой зал отдыхальни и вдруг среди посетителей в дальнем углу заметила белоснежную шевелюру. Дэйнатар, причем вооруженный, не обращая ни на кого внимания, ел.

      В голове мгновенно промелькнуло все, что я успела о них узнать. Сверхлюди. Значит, как воин он сильнее обычных, да еще и сверхспособностями наверняка какими-нибудь обладает. Вот он, мой единственный шанс!

      Не раздумывая больше, я рванула к нему и, едва оказавшись рядом, жалобно выдохнула:

      — Помогите! Меня ни за что убить хотят!

      Мужчина поднял голову, и я невольно вздрогнула: вторая половина его лица, до этого скрытая в тени, оказалась изуродована жуткими шрамами. Этот дэйнатар выглядел не ангелом, а натуральным демоном.

      Впрочем, я сейчас на любую помощь была согласна, хоть от самого дьявола. Поэтому взмолилась:

      — Очень прошу!

      Меня одарили равнодушным взглядом. Второй взгляд достался входящим в зал и осматривающимся бойцам. После чего дэйнатар слегка поморщился и процедил:

      — Благотворительностью не занимаюсь.

      Наемники, тем временем, нас заметили и стали приближаться. А я поняла, что это конец. Как ни печально, описывая характер дэйнатаров, Гардар не солгал. Сидящий передо мной сноб действительно непрошибаемый надменный и высокомерный тип.

      — Эй, не нужно убегать, детка, — приближаясь, крикнул один из мужчин.

      И тут в голове мелькнула безумная, единственная идея спасения.

      — Проваливайте! — потребовала я, как можно уверенней. — Иначе станете трупами!

      — Вот как? — наемники насмешливо ухмыльнулись. — И кто же нас убьет? Ты?

      — Нет. — Я глубоко вздохнула и решительно указала на дэйнатара. — Он.

      — Он? — недоверчиво вытаращились на него мужики.

      — Я? — у дэйнатара от изумления даже бровь приподнялась.

      — Да! — Подтвердила я и выпалила: — Я только что его наняла, и теперь достать меня можно только через его труп!

      Блондин посмотрел на меня с таким видом, словно не мог поверить собственным ушам и такой откровенной наглости. Потом медленно встал, а глаза его к ужасу моему затянуло чистым ртутным серебром леденящей ярости.

      — Послушай, ты…

      Договорить мужчине не дали. Мгновенно посерьезневшие наемники одновременно обнажили оружие и рванулись вперед, на блондина.

      Взвизгнув, я отпрыгнула подальше, едва успев увидеть, как дэйнатар выхватил оружие и будто размазался в пространстве. Однако думать о способностях и скорости этого индивида времени не было. Главное: пока они заняты друг другом, я смогу попытаться сбежать!

      Со всех ног я бросилась к выходу, в ночную темноту, а потом помчалась вперед по слабо освещенной улице. Бежала, как могла, до сбитого дыхания и боли в правом боку. А, заметив впереди приостановившуюся у развилки грузовую платформу с какими-то мешками, рванула к ней и кое-как забралась внутрь.

      Только после того, как платформа двинулась дальше, а я смогла отдышаться, поняла, насколько безумен был этот план, и как невероятно мне повезло. От страха и слабости меня буквально трясло.

      Боже, неужели это чертово кольцо настолько важное? Гардар ведь был готов на что угодно, лишь бы заполучить меня. И его вышибалы без разбора бросились даже на настоящего воина, только бы меня отбить!

      На мгновение стало совестно — ведь силы неравны, и вероятнее всего этого дэйнатара убьют. Но потом я мотнула головой, отбрасывая жалость. В конце концов, меня он тоже не пожалел, а я… я просто хочу спастись. И вообще, если он такой сверхчеловек, то уж сбежать сможет как-нибудь. Надеюсь.

      Остановившись на этой мысли, я сжалась среди мешков, закрыла глаза и постаралась унять дрожь и бешено стучащее сердце. Надо постараться отдохнуть, пока есть возможность. Неизвестно, что будет дальше.

      Глава 3

      Агон третьего крыла карателей дэйнатар Арданэллир Атрандир впервые за очень долгое время пребывал в состоянии, близком к бешенству. Присущее ему, как и любому чистокровному дэйнатару, спокойствие после событий последних дней дало трещину.

      А ведь очередная работа — выследить и убить беглого мага в розыске — казалось бы, не представляла никакой сложности! Этого мага, Даннелиона Арвирийского Мрачного, Арданэллир обнаружил довольно быстро. Но потом… потом все пошло наперекосяк.

      Стычка с Даннелионом вопреки ожиданиям закончилась для Арданэллира неудачей. Мало того, что маг и его девчонка — светлая магичка, смогли сбежать. Так еще и сам агон умудрился по-глупому подставиться под магическое эхо и оказался буквально погребенным под завалами обрушившейся отдыхальни.

      Чтобы выбраться, пришлось даже взывать к помощи Калионга! И о том, какими словами сопровождал этот процесс божественный покровитель, лучше лишний раз не вспоминать. Просто потому, что большая часть из них была не просто грубой, но и правдивой. Арданэллир и впрямь в тот момент чувствовал себя недальновидным и неуклюжим идиотом.

      Потом был не менее отвратительный разговор с дальним и нелюбимым родственничком — принцем Линнелиром Сирским. Этот полуночник-полукровка даже не стал дожидаться возвращения Арданэллира в Туманное королевство. Откуда-то вызнав все подробности боя, венценосный колдун заявился прямо в приграничную отдыхальню, где агон пытался привести себя в порядок. И, туманный паук его пожри, язвил, как мог, любопытствуя, не пора ли Арданэллиру на пенсию.

      Правда, после короткого мордобоя Линнелир все же признал, что был неправ. Даже сообщил причину, по которой агон не смог справиться с Даннелионом. Но информация о неучтенном древнем артефакте и связи на крови не успокоила. Факт-то оставался фактом: Арданэллир провалил дело. Впервые в жизни!

      После такого даже в столицу возвращаться не хотелось. Несколько дней агон оттягивал момент разговора с королем, находя себе необязательные формальные дела в приграничье. Осмотр гарнизонов, проверка боеготовности…

      Глухая ярость в нем постепенно утихала. Но когда Арданэллир практически созрел предстать пред королевскими очами и признать свое первое поражение, появилась эта… Подумать только! Какая-то человеческая девчонка посмела унизить его на виду у кучи народа! Сравнить его, агона третьего королевского крыла карателей, с каким-то паршивым охранником и во всеуслышание заявить о найме! Да этой нищенке за всю жизнь столько денег не накопить!

      — Найду! — прорычал Арданэллир, вылетая из отдыхальни на ночную улицу с окровавленным мечом в руке. — Из-под земли достану!

      Платформа плавно скользила по дороге, я же сидела среди мешков и притворялась ветошью. Задремать так и не получилось, но даже простой отдых все равно шел на пользу. Да и вообще, успею еще отдохнуть. Главное сейчас оказаться как можно дальше от злосчастной ресторации и ненормального дипломированного мага.

      Около четверти часа ничего не происходило, и я даже позволила себе облегченно вздохнуть: сбежала! Но стоило мне расслабиться, как платформа под испуганный возглас возницы резко затормозила. Рывок, другой, и мы встали как вкопанные.

      Я напряженно замерла и даже дышать старалась реже. Может это просто обычное дорожное происшествие? Ну, мало ли кто под колеса бросился?

      Однако в следующий миг надежды разбились, ибо на платформу вскочил дэйнатар.

      «Мамочки! — молнией мелькнула паническая мысль. И следом вторая: — Нашел!»

      В лунном свете высокая, мощная фигура мужчины выглядела устрашающе. Сверкающие ртутной яростью глаза, развевающиеся на ветру снежные волосы и мрачное, со шрамами лицо, вновь напомнили мне демона из преисподней. Я вдруг почувствовала себя букашкой под сапогом. Еще чуть-чуть и от меня оставят мокрое место!

      В какой-то отчаянной попытке спастись я перевернулась на четвереньки, пытаясь уползти вглубь повозки и зарыться поглубже среди мешков. Но не успела и на сантиметр сдвинуться, как меня схватили за шиворот и как котенка за шкирку вздернули, поднимая. После чего молниеносно выпрыгнули со мной с платформы на улицу.

      О сопротивлении не могло быть и речи. Я даже пискнуть не смогла от обуявшего ужаса. А в следующий миг осознала себя прижатой к стене соседнего дома.

      Стоящий напротив почти вплотную дэйнатар прищурился и вкрадчиво спросил:

      — Значит, ты меня наняла?

      Я кожей чувствовала исходящие от него жар и злость. Господи, ну почему мне не могло хоть раз нормально повезти? Почему этот надменный тип меня нашел?! И как теперь с ним расплачиваться? Не натурой же! Хотя если он меня сейчас прямо тут прибьет, и натура не поможет…

      О-ох! Соберись, Инга. Соберись. Мы оба — разумные лю… представители разумных рас! Мы обязаны договориться!

      — Послушай, мне правда жаль, но у меня не было выбора, — как можно тактичнее начала я. — Извини, что втянула во все это. Я действительно рада, что ты смог выжить и сбежать от…

      — Сбежать?! — прорычал мужчина, нависая надо мной. — Да как ты вообще посмела такое предположить? Мало того, что ты оскорбила меня ложью и выставила каким-то паршивым наемником перед целой толпой народа, так теперь и это?! Дэйнатары не сбегают! Никогда!

      — Ну… э… извини… — перепугавшись такой тирады, выдавила я и судорожно сглотнула. — Я не местная. Я не хотела тебя оскорбить, просто пыталась выжить и сбежать от Гардара и его людей. Честное слово, не вру!

      — Не врешь? Хм, а ведь и впрямь не врешь. — Полыхающей ртутной ярости в глазах дэйнатара неожиданно поубавилось. — Значит, не местная, говоришь? И заинтересовала одного из сильнейших магов в округе. Заня-атно. Ладно, считай, что на время избежала смерти. По крайней мере, пока не расскажешь, зачем настолько понадобилась Гардару, что его наемники не раздумывая решили самоубиться об меня.

      Самоубиться?! Всплеск удивления даже страх оттеснил.

      — То есть ты их всех убил? — недоверчиво вытаращилась я на блондина.

      — Женщина, ты серьезно? — с недоумением посмотрел на меня тот. — Ты на самом деле до сих пор в этом сомневаешься?

      — Но их там было человек десять, — пролепетала я.

      — Двенадцать, — механически поправил дэйнатар, пристально вглядываясь в меня, словно исследуя какую-то неведомую зверюшку. — Неужели ты не видела, к кому обратилась за помощью? Уж форму-то наверняка опознала.

      — Там… в зале темновато было, — промямлила я. — Я наугад побежала…

      На лице блондина проскользнула странная улыбка, особенно жуткая оттого, что коснулась лишь левой стороны губ. Правая же сторона лица, изуродованная шрамами, так и осталась неподвижной.

      — Наугад, значит? — протянул дэйнатар. — Но сейчас я рядом, и мы, вроде, никуда не торопимся. Можешь рассмотреть внимательнее.

      Послушно кивнула, смотрю. Изображаю сосредоточенность и понимание.

      Темно-серая строгая, но не сковывающая движений форма с какими-то металлическими тонкими пластинчатыми вставками. Материал плотный, слегка отливает серебром при свете Луны, однако в тени становится дымчатым. На уровне груди, по левой стороне идет несколько вертикальных угольно-черных плашек с насечками. Брюки заправлены в высокие сапоги из мягкой кожи. Ну и пояс с оружием — мечом, ножами и какими-то местными аналогами сюрикенов. Кстати, рукоять у меча, несмотря на кажущуюся простоту, весьма дорогая и старинная. Ручная работа, похоже. Даже навскидку этому оружию более ста лет…

      Так, не о том думаешь, Инга! Соберись! Думай о том, кому такая форма может принадлежать? Наемникам? Нет, этот тип оскорбился, когда я сравнила его с наемниками. Убийцам? Да ну, вряд ли даже в таком гадком мире убийцам позволено разгуливать просто так. Страже? Нет, стражников я видела на воротах, и выглядели они совсем по-другому. Но кто он тогда такой? Служащий каких-нибудь элитных королевских войск? Вроде, у них тут монархия…

      — Ну? — не выдержав, поторопил блондин.

      Я тяжело вздохнула и жалобно уточнила:

      — А подсказку можно?

      — Заня-атно, — вместо ответа вновь протянул он. — И в каком же диком уголке нашей планеты не знают о карателях дэйнатар?

      Пришлось потупиться, и тихо признаться:

      — Насчет вашей планеты ничего сказать не могу. Я как бы вообще не отсюда. Совсем.

      Мгновение молчания, а потом недоверчивое:

      — Попаданка, что ли?

      — Да, — со вздохом кивнула я.

      — И при этом сильный темный маг?

      — Да. Судя по всему.

      — И как давно из Ограниченного мира переместилась? — уточнил дэйнатар.

      — Несколько часов назад, — ответила я.

      И тут же столкнулась с впившимся в меня колючим взглядом.

      — Всего несколько часов? Значит, это произошло недалеко от города? — хищно прищурившись, произнес он. — Где конкретно? Я ни малейшего эха не чувствовал. И когда ты успела пополнить магический резерв?

      — Э-э-м, — промычала я, растерявшись от такого количества неудобных вопросов за один раз.

      Однако принять решение, стоит ли сообщать этому типу о разговоре с богиней и ее помощи, не успела. Со стороны дороги раздался быстро приближающийся шелест, а буквально через пару секунд рядом с нами остановилось небольшое транспортное средство. Чем-то оно напоминало наши машины, только более вытянутое и парящее над землей. Вместо колес местный «Мерседес» имел лишь небольшие дуги, под которыми что-то светилось. Явно магическое и удерживающее его в воздухе.

      Пока я с интересом рассматривала чудо иномирной техномагии, свечение погасло. Машина опустилась на мостовую, устойчиво встав на те самые дуги. А потом двери открылись, и интерес мгновенно вытеснила паника.

      Из машины вышел Гардар.

      Он был зол, и он был не один. Следом за колдуном появились трое очередных наемников. Черт! Это просто апофеоз невезения!

      Я быстро взглянула на дэйнатара. Тот прибывших тоже заметил и теперь, стоя вполоборота, следил за их приближением. Спокойно, безо всякого желания покрошить в капусту. Ну да, теперь-то на него никто не нападает. Так с чего бы за меня впрягаться?

      Сейчас просто отойдет в сторону, а я… а меня…

      Меня заколотило от страха. Господи, и помолиться-то некому! Ну почему, почему я предложение Ашшарисс не приняла? Может, хоть она помогла бы!

      На подошедшего колдуна я смотрела как кролик на удава. Ноги будто чужими, ватными стали, и усталость опять навалилась. С неожиданно четкой ясностью я поняла: все. В этот раз не сбежать.

      Понимал это и Гардар. Мельком посмотрев на меня, он лишь пренебрежительно улыбнулся и перевел взгляд на дэйнатара. После чего с легким почтительным поклоном поприветствовал:

      — Мое почтение, агон Арданэллир.

      Дэйнатар в ответ даже не кивнул. Лишь бесцветно спросил:

      — Чего тебе, Гардар?

      — О, я ни в коей мере не хочу отнимать вашего времени, — откликнулся колдун. — Лишь хотел лично убедиться, что между нами не будет недопонимания и заверить вас в своей лояльности. Мне только что сообщили о неприятном, гм, инциденте в ресторации. И я, разумеется, понимаю, что вы вправе оскорбиться на это, гм, нападение. Но уверяю, это произошло ненамеренно. Вся вина лежит только на идиотах-наемниках, которые не разобрались в ситуации. Разумеется, принять вас за наемника — это только их глупость. Убив их, вы были абсолютно в своем праве. И я лично приношу свои извинения за подобное дикое оскорбление. А солгавшую женщину я заберу и, разумеется, сразу же по возвращении домой немедленно подвергну наказанию…

      — В этом нет необходимости, — дэйнатар улыбнулся одной стороной губ и неожиданно добавил: — Поскольку она сказала правду.

      На несколько мгновений стало тихо. Я не верила своим ушам. Да и Гардар, похоже, тоже. Он с шумом прочистил горло и хрипло, с запинкой произнес:

      — Аг-гон, мне показалось, что… нижайше прошу прощения, но разве каратели дэйнатар… они могут?..

      — Мы все можем при желании, — холодно оборвал посланника блондин. — И если нам предложат хорошую цену.

      — Цену? — Полыхнувший ненавистью взгляд Гардара тотчас метнулся ко мне. — Ах ты, дрянь! — Зашипел он так, что у меня кровь в жилах застыла. — Да я…

      — Ты убираешься отсюда немедленно, — оборвал дэйнатар. — И делаешь все, чтобы больше не попадаться мне на глаза.

      На лице Гардара аж желваки заходили, однако спорить он не осмелился. Резко развернулся и помчался к машине с такой скоростью, что едва своих наемников не сбил. Раздались хлопки дверей, и машина, рванув с места, скрылась в ночной темноте.

      И только теперь я окончательно осознала, что сейчас произошло. Гардар уехал! Дэйнатар почему-то за меня заступился! По-настоящему!

      — Почему? — поднимая глаза на мужчину, только и смогла спросить я.

      Тот вновь усмехнулся своей жутковатой улыбкой и сообщил:

      — Мне стало интересно.

      — Интересно? Так в вашем мире попаданцы, насколько я поняла, не редкость.

      — Верно. Но их не хотят любой ценой заполучить сильные маги, — резонно отметил блондин.

      — Но почему ты решил, что они лгут, а я говорю правду?

      — Я дэйнатар. Мы всегда можем отличить правду от лжи, — бесцветно сообщил он. — К тому же, реакция Гардара после моих слов о цене защиты говорила сама за себя. Ты действительно являешься ключом к чему-то крайне важному, по его мнению. А это достаточно опытный колдун. Его мнение о магических и околомагических вещах стоит принимать во внимание. Итак, в чем причина? Почему люди, которые прекрасно подготовлены, и знают, как мало у них шансов на выживание, все равно набросились на меня?

      Н-да, в логике мужику не откажешь. Но стоит ли ему отвечать? Вон, одному уже рассказала все, понадеявшись на помощь. В результате меня едва не убили. А если этот тип поступит так же?

      — Я уже говорил, что не занимаюсь благотворительностью, — когда молчание затянулось, холодно напомнил дэйнатар. — Моя помощь стоит дорого. Очень дорого. Так что выбор у тебя невелик. Ты можешь рассказать то, что действительно меня заинтересует, и взамен получить защиту от Гардара. Либо я просто разворачиваюсь и ухожу. А с колдуном и прочими возможными проблемами разбирайся сама.

      И убеждать этот беловолосый демон умеет. Ведь одна я действительно тут не выживу. Но… черт, что же делать?

      — Кто ты все-таки такой? — решила прояснить я хотя бы это. — Судя по отношению Гардара и его людей я, конечно, догадываюсь, что ты — личность известная, но все же?

      Нет, и вот чего он такое каменное выражение лица состроил? Я разумный вопрос, между прочим, задала! Откуда мне, попаданке, знать об иномирных знаменитостях? Может, никакой особой власти у него и нет! Может этот тип — просто начальник местного ЧОПа…

      — Агон третьего крыла карателей дэйнатар Арданэллир Атрандир, племянник Заариила Туманного, правителя Туманного королевства, — отчеканил блондин.

      Племянник короля?! Хм. Ладно, каюсь, насчет ЧОПа была не права. Власть у него и впрямь имеется, и немаленькая. Повезло же наткнуться! Теперь понятно, чего дэйнатар так взбеленился, когда я его с простым наемником сравнила.

      — А что такое «агон»? И кто такие каратели?

      — Женщина, ты меня всю ночь расспрашивать собралась?

      — Не всю. Я еще поспать надеюсь, — нервно слетело с губ само собой. Пришлось тут же потупиться и добавить жалобно: — Но узнать-то хотя бы основное я должна! И вообще… меня Инга зовут.

      — Хорошо… Инга. Отвечу, — помедлив, согласился Арданэллир. Но сказано это было таким ледяным тоном, что даже дурак бы понял: больше расспросов не потерпят. — Каратели дэйнатар — это боевые отряды, которые подчиняются лично королю. Лучшие из лучших воинов, наделенные правом судить и карать от имени Заариила Туманного. Любое наше решение — казнить или миловать — равно решению короля.

      — Ого! — не удержалась я от удивленного возгласа.

      Ничего себе карт-бланш! Похоже, этим карателям правитель абсолютно доверяет, раз предоставил возможность убивать от собственного имени кого угодно.

      — Всего таких отрядов — крыльев — четыре, — продолжал, тем временем, Арданэллир. — Я, как не трудно догадаться, отвечаю за третье.

      — Значит, агон — это что-то вроде нашего генерала, — заключила я.

      — Именно.

      — Однако-о. Далеко же тебя от королевского дворца забросило…

      — Я, вроде бы, на все жизненно важные вопросы ответил, — перебивая, процедил блондин. — А теперь хочу услышать, что расскажешь ты.

      — Ладно. — Я кивнула. Потом, набираясь храбрости, глубоко вздохнула и выпалила: — Но сначала поклянись, что действительно не станешь меня убивать и не будешь требовать выйти за тебя замуж!

      И второй раз за вечер сподобилась увидеть чистейшее изумление на лице дэйнатара.

      — Замуж? — Переспросил он с таким видом, словно не поверил своим ушам. — Жен… Инга, да ты хоть представляешь, насколько даже само предположение подобного абсурдно? Дэйнатары практически никогда не связывают свои жизни с жизнями людей. Тем более дэйнатары моего статуса. Никогда!

      — Вот и хорошо, — обрадовалась я. — Значит, тебе ничего не стоит дать такое обещание, верно?

      — Более чем! — глаза Арданэллира сверкнули, и он отрывисто произнес: — Я, Арданэллир Атрандир клянусь кровью и покровителем Калионгом, что не стану убивать тебя, Инга, и никогда не предложу выйти за себя замуж, — при последних словах у него аж глаз дернулся, словно сама мысль о подобном вызывала едва ли не рвотный рефлекс. — Мои слова — истина. Fiat erit.

      «Будет так», — автоматически перевела я с латыни последние слова. И тут же охнула, когда между нами вспыхнула небольшая дымчато-голубая искра.

      — Удовлетворена? — бесцветно уточнил дэйнатар.

      — Да… кажется. — Я механически кивнула, все еще находясь под впечатлением от магических спецэффектов казалось бы обычной клятвы.

      — Тогда я слушаю.

      Я глубоко вздохнула и вкратце поведала о кольце, из-за которого оказалась в этом мире. Правда, о встрече с Шер, как и в разговоре с Гардаром, умолчала. Не знаю, почему, но мне казалось это правильным. Что-то внутри упрямо твердило — сообщать о знакомстве с богиней нельзя. Вместо этого сказала, что портал перебросил меня в рощу, недалеко от города. А что? Ведь действительно перебросил! Какая разница, чей? В главном-то я не солгала.

      Дэйнатар, правда, слегка нахмурился и задумчиво пробормотал:

      — Все-таки странно, что я ничего не почувствовал.

      Но дальше рассуждать на эту тему я ему не позволила, быстро продолжив свой рассказ, будто и не заметила реплики мужчины:

      — Гардар меня каким-то образом зачаровал и в гостиницу… отдыхальню привез. Только там мне удалось прийти в себя и сообразить, что что-то не так. Я решила разузнать, зачем понадобилась магу. Ну и подслушала его разговор с торговцем, в котором выяснилось, что ради этого кольца Гардар хочет на мне жениться и убить, дабы стать полноправным наследником артефакта. Я перепугалась и попыталась сбежать. Ну а дальше ты знаешь.

      — Значит, ты являешься владелицей какого-то мощного артефакта. Осталось лишь узнать, какого конкретно, — задумчиво проговорил Арданэллир. — Опиши его.

      — Золотое кольцо, украшенное мордой какого-то животного, — откровенничать как с Гардаром и описывать подробно артефакт я не стала.

      Конечно, дэйнатар обещал, что не будет меня убивать, но, как говорится, слово и назад взять можно. А в их магии я пока не настолько хорошо разбиралась, чтобы полностью довериться каким-то спецэффектам после пары слов. В общем, сообщать все подробности беловолосому демону совершенно не хотелось.

      Я замолчала. Арданэллир задумчиво смотрел на меня, словно что-то решая. И в ожидании его решения я аж дыхание затаила, с каждой секундой нервничая все сильнее. А, может, зря я не описала кольцо подробнее? А вдруг история покажется ему не стоящей внимания? А если…

      — Что ж, ладно, — произнес Арданэллир. — Считай, что ты меня заинтересовала. Сделка в силе, Гардара ты больше не увидишь. Утром я возвращаюсь в Туманное королевство. Ты идешь со мной. Мы выясняем, какую пользу ты, как маг, можешь принести Короне. После этого будем в расчете.

      Только теперь я судорожно втянула носом воздух. Обхватила себя руками, стараясь унять пробившую нервную дрожь, и тихо выдавила:

      — Спасибо.

      А потом неожиданно зевнула.

      Господи, сколько я уже на ногах? Сутки? И сколько еще придется провести?

      Устало посмотрела на дэйнатара. Тот поймал мой взгляд и, видимо оценив мое состояние, смилостивился:

      — Ладно, все остальное выясним завтра. Сейчас тебе нужен отдых.

      После чего жестом приказал следовать за ним и, развернувшись, направился к ближайшему перекрестку. Я, естественно, постаралась не отставать.

      Миновав пару поворотов, мы оказались у дверей какой-то отдыхальни. Выглядело заведение намного проще, чем достопамятный «Элит-Престиж». Никакой позолоты на ручках, самая обычная дверь, да и внутри мрамором и не пахло. Видимо, Арданэллир не выбирал, просто зашел в первую встречную. Но лично мне было плевать. Лишь бы не трогал никто.

      Когда мы с Арданэллиром подошли к стойке регистрации, стоявший за ней парень вытаращился на дэйнатара так, словно перед ним возник сам Всевышний. Даже рука, в которой молодой человек держал ручку, слегка дрогнула.

      — Нам нужен номер-дубль, — спокойно и не обращая внимания на реакцию регистратора, проговорил Арданэллир и положил на стойку несколько монет.

      Деньги вернули парня в реальность. Тот быстро сгреб монеты, взглянул на меня и, сально улыбнувшись, начал заносить запись в регистрационную книгу.

      А вот во мне проснулось желание убивать. Мысли парня были прозрачны как хрусталь: он посчитал меня девушкой облегченных моральных принципов! И это, черт побери, было крайне обидно!

      Ногти буквально заныли от желания стереть мерзкую ухмылочку с лица этого идиота.

      — Вторая дверь направо от лестницы, — проговорил довольный парень. — Желаю приятно провести время в нашем заведении, агон. Если что, услуги наших, — он выделил это слово, — девушек так же в вашем распоряжении. Уверен, мы подберем что-нибудь с не менее экзотичной внешностью.

      Я поперхнулась негодующим вздохом. А когда Арданэллир неожиданно притянул меня за талию и повел к лестнице, и вовсе почувствовала, что готова взорваться от гнева.

      Мало мне того, что один посчитал бог весть кем! Экзотикой легкодоступной! Гейшей местного пошиба! Так и этот белобрысый гад еще и не отрицает, что меня снял?!

      Теперь желание расцарапать чью-нибудь физиономию проецировалось на дэйнатара. Я чеканила шаг по ступенькам и представляла как вторая половина лица мужчины начинает соответствовать той, что обезображена.

      «Был бы полный Фэн-шуй!» — со злорадством подумала я.

      Хотя… он и так жизнью наказан. Наверняка постоянный клиент в таких заведениях. Кто с таким страшным вообще спать захочет, если не за деньги?

      «А он ведь тебя от Гардара спас», — неожиданно промелькнуло на задворках сознания, и проснулась совесть. Что я, в самом деле, на мужика взъелась? Ведь, если подумать, для маскировки такая позиция и впрямь идеальна. Никаких других объяснений и не нужно. И, если уж по справедливости, даже страшные шрамы не делали дэйнатара неприятно-отталкивающим типом. Тот же парень со своей сальной ухмылкой, несмотря на внешнюю нормальность, вызывал куда большее отвращение.

      Кстати, если с левой стороны смотреть и шрамов не видеть, так Арданэллир вообще красавцем выглядит. Правда, холодным, холеным и бездушным, как и вся их чертова надменная «ангельская» раса.

      В общем, плевать на всех. Главное, сейчас я смогу лечь и поспать. А регистратор местный может думать все что захочет, он меня не знает я его тоже.

      Однако когда мы вошли в выделенный нам номер, от дэйнатара я все же отстранилась с облегченным вздохом. Слава богу, хоть комната оказалась пусть и небольшой, зато с двумя кроватями. Кроме них и стола посредине здесь больше ничего не было, но кроме кровати мне ничего и не требовалось.

      — Тебе было так неприятно, что я обнимал тебя? — Внезапно прозвучал бесцветный вопрос.

      Вот еще новости! Смотрите-ка, а наш мистер надменность и самовлюбленность, кажется, мою неприязнь учуял, и это пришлось ему не по нраву.

      Я обернулась и, посмотрев на дэйнатара, холодно сообщила:

      — Мне был оскорбителен подтекст, с которым ты это делал.

      — Даже так?

      И он еще удивляется?! Это окончательно вывело меня из себя.

      — Послушай, Арданэллир. Не знаю, как тут у вас с этикетом, но в своем мире я из весьма интеллигентной семьи, — отчеканила я со злостью. — И отношения к себе, как к какой-то… девке гулящей, не приемлю. Сейчас я не расцарапала вам обоим глаза просто потому, что осознавала — такая легенда необходима для маскировки. Но это не значит, что я была от нее в восторге. Я бы предпочла что угодно другое!

      Сообщив это, я резко развернулась к кровати. И, больше не обращая на дэйнатара внимания, разулась и легла. Но едва закрыла глаза, как услышала неожиданное:

      — Хорошо. Я учту эту информацию.

      Ого! Неужели у этого черствого индивида все-таки присутствует уважение к людям?

      — Спасибо, — уже спокойнее поблагодарила я и подтянула к себе тонкое одеяло.

      Все. Спать. Надо спать.

      Однако вопреки ожиданиям, издергавшиеся нервы не позволяли организму спокойно отключиться. В голове вертелись обрывки воспоминаний сегодняшнего дня. Кольцо, портал, богиня, ненормальный колдун… Столько стрессов я за всю предыдущую жизнь не получала! А встреча на платформе с Арданэллиром после моего побега? Жуть ведь!

      Память услужливо воспроизвела вид дэйнатара с полыхающим взглядом в свете луны. Я аж вздрогнула. И ведь, главное, как же быстро он меня нашел, притом, что даже не знал, в какую сторону я побежала! Тоже, что ли, колдовство какое-то применил?

      Любопытство шевельнулось. Чуть приоткрыв и скосив глаза, я увидела, что Арданэллир, хоть и лег, но еще не спит. И не удержалась от вопроса:

      — А как ты меня нашел?

      — Выследил. — Коротко ответил тот.

      — Вот так, просто?

      — Я известнейший следопыт в королевствах. Я кого угодно найти могу, даже мага с маскировочными чарами высшего уровня за тысячи километров от себя, — равнодушно пояснил дэйнатар.

      Надо же! И говорит так, словно это обычная констатация факта. Я окончательно открыла глаза и, перевернувшись на бок, деловито уточнила:

      — Магия? Супернюх?

      — Нет.

      Сухой ответ не удовлетворил, поэтому я продолжила допытываться:

      — А что тогда?

      — Меня ведет сила Калионга.

      — М-м, понятно. А кто такой Калионг?

      — Слушай… Инга, — Арданэллир хмуро взглянул на меня. — Я могу обходиться без сна неделю. Ты способна на подобное?

      — Не…

      — Тогда спи!

      Н-да, кто-то явно не в настроении общаться. Ну и ладно, потом спрошу. Тем более, действительно давно пора спать. Еще неизвестно, что ждет завтра. Или даже через пару часов. Может, Гардар все-таки опять пришлет своих отмороженных наемников. Из тех, которым неважно, что Арданэллир — крутой боец. Ворвутся сюда, а я тут сплю...

      От этой мысли в кровь ударил адреналин. Спать сразу расхотелось, и я заворочалась на кровати. Потом не выдержала и позвала:

      — Арданэллир.

      — Что еще? — глухо отозвался тот.

      — А если люди Гардара опять нападут?

      — Я их убью.

      — А если маг среди них тоже будет?

      — Я и его убью.

      — Но ты говорил, он сильнейший в округе…

      — Это не важно. Я любого мага убью. Спи.

      — А…

      — Да засни ты уже, Инга! Иначе сам тебя усыплю!

      От тихого, но все-таки рыка стало не по себе, и появилось четкое осознание — угрозу исполнят! А проваливаться в искусственный сон и испытывать на себе местные методы магического или физического воздействия не хотелось. Поэтому я закрыла глаза и повернулась на другой бок, уткнувшись носом в стенку.

      «Хм, интересно, все-таки, как бы он меня усыпил?» — мелькнуло в голове и мозг начал вырабатывать гипотезы, проводя аналогии с нашим миром. Вряд ли он стал бы тратить на меня химические средства. Вполне возможно, это была бы акупунктура. Ткнул бы пальцем в какую-нибудь точку на теле, и я в отключке. Хотя вот Гардар, например, явно использовал магические чары. Интересно, а как вообще магией человека усыпляют? Как вообще эта магия действует?

      Так и подмывало все эти вопросы задать дэйнатару, но я стойко держалась. Только ворочалась сбоку на бок. Внезапно, при очередной смене положения тела я вдруг услышала приглушенную ругань. Но даже удивиться не успела, как сознание резко провалилось в темноту.

      Глава 4

      Пробуждение было столь же резким. Словно кто-то в голове включил свет и выпустил мысли из дальней кладовой. Странное состояние, никогда раньше со мной такого не было. Обычно после сна испытываешь некую заторможенность, а тут — «бац», и словно ты не спал вовсе.

      Тут же вспыхнуло воспоминание о последних секундах вчерашнего вечера и ругани дэйнатара. И пришло осознание: Арданэллир все-таки меня усыпил. Причем вероятнее всего магически, ибо ко мне он не прикасался и на специальные точки не давил.

      Все это приводило к неутешительному выводу: несмотря на свою якобы потенциальную силу, я слишком уязвима для магии. Гардар меня зачаровывал, Ардан зачаровывал. Если так и дальше пойдет, из меня кто-нибудь может вполне сделать послушную собачку на поводке.

      Но что я могу противопоставить? Защиту от комаров?

      Великий маг — ходячий фумигатор. Потрясающая суперсила! Дома мне бы цены не было. А здесь, увы.

      При воспоминаниях о доме, в глубине души моментально всколыхнулась тоска. Как же хочется вновь увидеть родных! А если они мне позвонят, а я не отвечу? Переживать ведь будут, и как им потом объяснять, где я была, и что делала? Да и получится ли вообще объяснить? Смогу ли я в принципе попасть обратно домой?

  

      — Инга, хватит изображать спящую. Вставай, нам пора идти, — ворвался в мои мысли бесцветный голос дэйнатара.

      Пришлось открыть глаза и подняться.

      — Доброе утро, — поприветствовала я.

      — Пойдем, провожу тебя до уборной, — не утруждаясь ответной вежливостью, проговорил Арданэллир и жестом предложил следовать за ним.

      Естественно, отказываться не стала и, натянув сапоги, поспешила за мужчиной. Мы прошли в конец коридора, где дэйнатар указал на крайнюю дверь с изображением трилистника и смутил, сообщив:

      — Иди. Я тебя жду.

      После чего облокотился на стену со всей свойственной ему невозмутимостью.

      — А, может, не стоит? — чувствуя себя в крайней степени неловко, с надеждой произнесла я. — Я вполне могу сама найти дорогу…

      И осеклась под вспыхнувшем ртутью взглядом. Арданэллир даже говорить ничего не стал. Просто так посмотрел, что я пулей влетела в уборную.

      К чему такой конвой? Хотя, если вспомнить мои вчерашние опасения о Гардаре… черт с ним, лучше пусть дэйнатар толчок караулит. Смущение — не самая высокая цена гарантии безопасности. Просто понадеюсь, что здесь звукоизоляция хорошая.

      Закончив утренние процедуры, я вновь вышла в коридор. Арданэллир по-прежнему ждал меня под дверью уборной и, кажется, даже позы не менял. А стоило мне появиться, направился в сторону лестницы.

      Мы спустились на первый этаж и направились в обеденный зал. Просторное помещение, как и все остальное в этой отдыхальне, выглядело весьма посредственно. Обычные деревянные столы и стулья, минимум декора и… широкая плазма у дальней стены!

      — Ух, ты! — удивленно выдохнула я, глядя на местный аналог телевизора. — На магии работает?

      — Да, — откликнулся Арданэллир.

      — Интере-есно, — протянула я, усаживаясь на стул.

      На экране демонстрировался самый настоящий музыкальный клип, снятый по всем правилам нашей попсы. Три девушки в весьма откровенных блестящих нарядах прижимались друг к другу в окружении мускулистых танцоров и пели протяжную песню о несчастной любви. «Прямо местная «Виа-гра»!» — мысленно хохотнула я, когда в кадре начали крупным планом показывать миловидные лица девушек и демонстрировать глубокие декольте. Да, в этом мире далеко не пуританское средневековье!

      Отвлекая от размышлений о местной эстраде, к нам подошла официантка и выдала меню. Взглянув на предложенный ассортимент, я нервно усмехнулась. В каждой категории блюд значилось ровно по два наименования. На гарнир предлагалась либо картошка, либо овощи; из горячего — рыба или мясо. Пить можно было только вино или какой-то глисс. Причем, судя по здоровым кружкам, стоящим на соседних столах перед посетителями, этот самый глисс — далеко не чай, а, скорее, аналог нашего пива.

      — Однако. Это вам не «Элит-Пристиж», — вырвалось у меня.

      — Большинству рестораций далеко до него. Но, как и предписано указом королевской гостиничной службы, у нас всегда предоставляется клиенту выбор! — лучезарно улыбаясь, пропела официантка.

      — Потрясающе. Прямо даже не знаю, что и заказать, — протянула я.

      — Вчера искать что-то лучше в этом районе было не рационально, — откликнулся Арданэллир и продиктовал: — Картошку, мясо, некрепкое вино. И мне, и ей.

      Официантка кивнула и удалилась.

      — Надеюсь, что еда здесь будет хотя бы свежей, и нас не накормят тухлятиной, — пробормотала я, глядя ей вслед.

      Вообще-то, это были просто мысли вслух, однако дэйнатар неожиданно ответил:

      — Будь ты одна, вполне могли бы. А так не посмеют. Я же здесь.

      В его бесцветном голосе не прозвучало ни превосходства, ни даже капли надменности. Сухая констатация факта. Но именно это и зацепило больше всего. Осознание собственного несовершенства и огромной разницы в статусе.

      — Оу, конечно, совсем забыла. Тебя ведь все в лицо знают, его трудно не запомнить, — огрызнулась я. Впрочем, тут же опомнилась и виновато пробормотала: — Прости. Я не хотела…

      — Врешь. Хотела, — равнодушно перебил Арданэллир. — Но мне на это плевать.

      Мной окончательно завладел стыд. «Спрашивается, и где твоя вежливость и тактичность, Инга? — корила я себя. — Чему тебя родители учили? Чтобы ты напрочь забыла о выдержке и, поддавшись сиюминутной глупой эмоции, челове… представителя разумной расы оскорбила? Тут-то простыми извинениями не отделаешься! Он ведь любую ложь чует!»

      Отчитав себя таким образом, я твердо решила в дальнейшем следить за каждым своим словом. И вновь уставилась в телевизор, где вертлявых длинноногих красавиц сменил эпатажный мужик в перьях. Ни дать ни взять — смесь Леди Гаги и Сергея Зверева! Хм. И почему мне кажется, что все местные деятели шоу-бизнеса проходили стажировку в нашем мире?

      Еду нам принесли быстро. Причем, как и говорил Арданэллир, свежую, с пылу с жару, и приятно пахнущую. А некрепкое вино оказалось практически компотом, своеобразным таким, терпковатым, с привкусом каких-то специй. Оно не пьянило совершенно, лишь чуть-чуть согревало и замечательно утоляло жажду.

      Пока мы завтракали, по магическому экрану начались местные новости с миловидной ведущей-брюнеткой в классическом темно-синем костюме.

      — Приятного утра всем, кто присоединился к нашему независимому каналу, — поприветствовала она. — В этом выпуске новостей мы с удовольствием поведаем вам о последних событиях. Ситуация в королевствах стабилизировалась. Колодец Мрака более не опасен, и плодородные земли в его окрестностях ждут первых переселенцев. А усмиривший этот темный источник герцог Даннелион Арвирийский Мрачный и все Сумеречное королевство готовятся к свадьбе. Событие обещает быть грандиозным, и наш канал, разумеется, всеподробнейше его осветит.

      Недовольное фырканье оторвало меня от созерцания появившегося на экране крупным планом русоволосого, чуть нахмуренного мужчины. Весьма симпатичного, надо сказать. Я покосилась на Арданэллира и с удивлением заметила на непроницаемом обычно лице дэйнатара выражение крайнего раздражения.

      — Ты его знаешь? Герцога этого? — не удержавшись, полюбопытствовала я.

      — Да, — холодно сказал тот, мгновенно принимая привычный отстраненный вид. — Еще несколько дней назад Даннелион находился в межкоролевском розыске и был заочно приговорен к смерти.

      — Ого! — впечатлилась я. — Экий везучий мужик! Так резко жизнь переменить не каждому дано. У него, видимо, где-то на Небесах серьезный покровитель имеется.

      — Не серьезный, а пронырливый, — процедил Арданэллир. — Ашшарисс до последнего времени вообще мало кто воспринимал всерьез. Но тут она расстаралась, да…

      — Ашшарисс? — растерянно повторила я, не обращая внимания на звучавшую в голосе дэйнатара досаду. — Богиня Ашшарисс?

      Сознание буквально вцепилось в знакомое имя, а память услужливо нарисовала образ изящной брюнетки в летящем платье.

      — В этом мире боги — вполне реальны и, пусть и изредка, но идут на контакт, — по-своему истолковав мое удивление, сказал Арданэллир.

      — И, значит, она может так резко изменить судьбу?

      — Судьбу меняет правильно выстроенная цепь событий, — поправил дэйнатар. — А богам просто легче эту цепь увидеть и выстроить. Ашшарисс — богиня Вечернего ветра. Это серьезно ограничивает ее возможности, однако когда наступает ее время, Шер действительно практически всеведуща. Ей доступно все, чего касается вечерний ветер. Видимо, для того, чтобы помочь Даннелиону, этого оказалось достаточно.

      — Достаточно, — эхом повторила я.

      Мысли проносились в голове с сумасшедшей скоростью. Богиня помогла мне. И, несмотря на то, что ничего взамен не попросила — явно не просто так. Она видела что-то недоступное. Но что?

      Ашшарисс подсказала, как попасть в город, и помогла с переносом. Значит, не хотела моей смерти. Однако при этом я попала под влияние Гардара.

      — А Гардару она, случайно, не покровительствует? — мрачнея, уточнила я.

      — Нет, разумеется, — Арданэллир отрицательно качнул головой. — Он слишком посредственен для того, чтобы вызвать интерес у богов. Даже самых слабых. Зря ты продолжаешь о нем думать. Я же сказал — больше ты его не увидишь.

      Так, уже легче. Значит, Ашшарисс не имела целью угодить избраннику. Ей интересна конкретно я. Более того, раз даже сильнейший маг округи для богини — посредственность, а мне она предлагала покровительство, значит… значит, дело в артефакте. Как ни крути. Все говорит о том, что связь с тем чертовым кольцом дает действительно крупные бонусы. Такие, благодаря которым и богам к обладателю артефакта снизойти не стыдно. Эх, понять бы только, какие!

      Ну да ничего, разберусь. Главное, Арданэллир пообещал меня не убивать и защитить от Гардара.

      Чуть успокоившись, я вновь вернулась к еде и просмотру новостей.

      — Нота протеста из Искристой обители к Полуночному королевству отозвана, — тем временем, продолжала ведущая. — Светлые старейшины признали свою неправоту и принесли официальные извинения его высочеству Линнелиру Сирскому.

      — Еще бы, — вполголоса прокомментировал дэйнатар и, отбросив вилку, одним глотком допил вино.

      Хм, и принца он знает что ли? Хотя чего я удивляюсь, Арданэллир, вроде, и сам статусом не намного ниже.

      Я заинтересованно взглянула на него, но, увидев закаменевшее лицо и опасные ртутные искорки в глазах, от расспросов все же решила воздержаться. Не мое это дело, в конце концов. Лучше вот светские сплетни послушать.

      — Скандал на балу, который этой ночью давал правитель Закатного королевства, — ворковала ведущая. — Магоплатье от известного кутюрье Идилора, которое надела фаворитка принца, рассеялось прямо во время первого Королевского вальса…

      Внезапно, прерывая дикторшу, заиграла бодрая мелодия, а магический экран полыхнул алой заставкой «Срочные вести от службы независимых прорицателей».

      Народ в отдыхальне разом оживился. Даже Арданэллир и то голову поднял. Хм. Я встревожено уставилась на сменившую дикторшу блондинку в фиолетовой униформе.

      — Уважаемые зрители, приятного утра, — промурлыкала она, сияя ослепительной улыбкой. — Благодарим за то, что вы выбрали наш независимый канал, чтобы быть в курсе самых актуальных и острых новостей во всех королевствах. Служба Независимых Прорицателей — рассказать все, что скрыто! Только для вас наши прорицатели с радостью сообщают, что информация о зафиксированном несколько часов назад магическом всплеске около башни Азарвила полностью подтвердилась. Артефакт действительно проснулся, и это не случайность. У ключа к книге кровавого тирана появился хозяин, точнее хозяйка. На данный момент нам известно, что это темноволосая девушка лет двадцати-двадцати пяти и довольно сильный темный маг. Сейчас наши специалисты пытаются узнать ее точные приметы. Оставайтесь с нами, и вскоре мы обязательно вам их сообщим…

      — Та-ак. Кажется, я понял, что за артефакт хотел заполучить Гардар, — в упор глядя на меня, медленно произнес дэйнатар.

      — Все плохо? — от нехорошего предчувствия бешено заколотилось сердце.

      — Скажем так, будь на моем месте обычный наемник, он бы уже разорвал сделку, развернулся и ушел, — сообщил Арданэллир.

      — П-почему? — голос сорвался на фальцет.

      — Потому что Азарвил был одним из могущественнейших темных магов. И за его книгу каждый маг готов душу продать. Одним Гардаром дело не обойдется. Темных магов в нашем мире — каждый второй. Так что обещание сохранить тебе жизнь теперь очень сложно выполнить.

      И, видя, как взбудоражено начал переговариваться народ в отдыхальне, я поняла — да. Не просто сложно, а практически нереально! Это колечко-ключ действительно хотят заполучить абсолютно все. Все! А если учесть, что завладеть им можно только после моей смерти… мамочки! Да на меня только что международную охоту объявили!!!

      — Да что там у вас за отмороженные прорицатели такие?! — выдавила я.

      — Независимые.

      — Отмороженные! Господи, что теперь будет? — взгляд в панике заметался по залу, по-глупому пытаясь найти хоть одно место, где можно спрятаться. — Меня убьют?

      — Да. — Бесцветно подтвердил дэйнатар.

      Из моей груди вырвался сдавленный стон.

      — Если, конечно, ты не согласишься передать Туманному королевству ключ и книгу Азарвила.

      — Да забирайте! — нервно воскликнула я, но тут же запнулась. — Только… погоди, ведь ключ, как я поняла, можно передать лишь после смерти хозяина! Ты убить меня хочешь? Так же как они?! Но ты обещал!..

      Я, было, попыталась вскочить со стула, но Арданэллир неуловимо быстрым движением ухватил меня за руку и заставил сесть, прошипев:

      — Ус-спокойся! И слушай меня!

      В панике клацнула зубами и молча, перепугано уставилась в его сияющие ртутью глаза.

      — Значит, так. Во-первых, чтобы больше я не слышал сомнений по поводу данных мною обещаний. Слово я держу всегда. И твои высказывания меня раздражают. Уяснила?

      В ответ только и смогла что кивнуть.

      — Дальше. Насколько я понял, демоново кольцо осталось в твоем мире. Верно?

      Сглотнула, но все же подтвердила:

      — Д-да.

      — Так вот. Мы, дэйнатары, изначально темномагическая раса. Ни у одного из нас, чистокровных, возможности находиться в вашем, Ограниченном мире нет. Но артефакт Азарвила Туманному королевству не повредит. Поэтому нам нет смысла убивать тебя Инга. Никому из нас. Проще заключить с тобой сделку. Ты приносишь ключ и предоставляешь в наше распоряжение полный доступ к книге. Мы оставляем тебя в живых и обеспечиваем вполне комфортное существование на территории Туманного королевства. Но, не покидая его пределов. Никогда. Мое слово — слово короля. Если я решу, что ты должна жить — никто из дэйнатаров не посмеет это решение оспорить. Разумеется, если ты согласишься на сделку.

      Слова Арданэллира доходили до паникующего мозга с трудом. Я судорожно, глубоко вздохнула и титаническим усилием постаралась хоть как-то взять себя в руки. Сделка? Никогда не покидать пределов королевства, о котором я понятия не имею? Всю жизнь прожить в клетке среди надменных идеальных «ангелов»…

      — Мне нужен ответ. Прямо сейчас, Инга, — жестко потребовал дэйнатар. — Решай: либо я помогаю, либо ухожу, и выкручивайся сама.

      Сама?! Одна против толпы подобных Гардару?!

      — Согласна!

      Между нами проскочила уже знакомая дымчато-голубая искра, и Арданэллир удовлетворенно улыбнулся кончиком губ.

      — Вот и умница, — поднимаясь, похвалил он. — А теперь вставай. Надо убраться из города раньше, чем в новостях детально опишут народу твою внешность. Защиты на тебе никакой, так что времени у нас немного.

      Я с готовностью солдата тут же вскочила на ноги и вслед за ним поспешила на улицу. Пока еще по-утреннему спокойную и почти безлюдную.

      — Кстати, я тебя слушаю, — произнес вдруг Арданэллир, чуть притормозив, чтобы поравняться со мной.

      — В смысле?

      — Выкладывай все подробности, о которых вчера умолчала. Как выглядело кольцо, где оно попало тебе в руки, и каким образом ты его активировала. И на этот раз без утаивания деталей. Расскажи ты все вчера, было бы намного проще.

      Я тяжело вздохнула и почувствовала себя немного виноватой. Впрочем, практически сразу отбросила от себя подобные мысли. В конце концов, вчера я в Ардане была не настолько уверена, чтобы выдавать все секреты сразу. И такая осторожность выглядела оправданно. Даже сейчас я лишь более подробно описала артефакт, как он сработал, и только.

      — Да, все сходится, — подвел итог моему рассказу дэйнатар. — Это действительно гербовое кольцо Азарвила. Значит, тебе надо будет вернуться в твой мир и забрать его. Потребуется ошейник-ограничитель магии, но это не проблема. Сейчас отправимся к арке портала и в Туманное королевство. А там, на месте и в безопасности, решим, что делать дальше.

      Я в ответ лишь кивнула. Слово «безопасность» для меня сейчас срабатывало как валерьянка для кошки, манила и звала. Поэтому я была согласно отправиться с Арданэллиром хоть к черту на рога.

      Правда, когда мы приблизились к городским воротам, все же немного удивилась:

      — А разве телепорт не в городе?

      — Нет, естественно, — спокойно ответил дэйнатар. — Он в нескольких километрах отсюда. Так безопасней.

      — Что бы при нападении противник не мог оказаться сразу в гостиной, — догадалась я.

      — Именно.

      — А несколько километров — это сколько?

      Арданэллир покосился на меня с каким-то легким превосходством и снисходительно сообщил:

      — Десять. Но я учел твое физическое состояние, поэтому мы не пойдем пешком, а поедем.

      — С каким-нибудь купцом? — уточнила я.

      — Зачем? Здесь вполне можно нанять извозчика. — Арданэллир кивком указал на другую сторону площади.

      Повернувшись, я и впрямь заметила там небольшую огороженную территорию с припаркованными местными транспортными средствами, точь-в-точь как машина Гардара. Только выкрашены они были в одинаковый изумрудный цвет с изображением золотистой молнии на дверцах.

      «Прямо как наше такси», — мысленно хмыкнув, констатировала я, следуя за дэйнатаром к стоянке.

      Стоило нам приблизиться, как из ближайшей машины навстречу вышел мужчина и с поклоном проговорил:

      — Куда желаете отправиться?

      — К арке портала, — сухо проговорил Арданэллир и пропустил меня вперед.

      Водитель сноровисто распахнул передо мной заднюю дверь. Я села на мягкий диван, рядом опустился дэйнатар.

      Спустя секунду мы взмыли в воздух и поплыли к воротам. Здесь пришлось ненадолго задержаться, ибо стражники занимались парой грузовых повозок, и протиснуться мимо них не представлялось возможным.

      Я нервничала. А ну как стражники знают больше сказанного в новостях? Вдруг сейчас увидят меня и узнают?

      Но нет. Узнали они только Арданэллира. И с поклонами и очередными «пожалуйста, агон, приятного пути, агон», сопроводили машину за ворота. От такого подобострастия я даже слегка поморщилась.

      — Это приграничная зона, — спокойно сказал Ардан, каким-то чудом заметив мою реакцию. — Даже несмотря на то, что эти люди официально служат другому королевству, с нами они часто сотрудничают. Преступников на границе хватает, а дэйнатары намного лучше их выслеживают. Со стороны стражников такое поведение — не лживый этикет, а действительно выражение своего почтения.

      Ого! Я взглянула на своего спутника по-новому. Пусть характер у Арданэллира и впрямь не сахар, однако ж люди, тем более военные, просто так абы кого уважать не станут. Да и боец он, как я уже убедилась, очень хороший, несмотря на то, что вроде как на руководящей должности. Кто из наших генералов такими бойцовскими качествами похвастать может?

      «Интересно, кто ему так лицо изуродовал? Вроде следы от когтей…»

      — Интересует еще что-то? — перехватив мой взгляд, уточнил дэйнатар.

      Несмотря на то, что голос Арданэллира оставался ровным, уголок его губ чуть дрогнул в легкой насмешке.

      — Н-нет, ничего. — Я тотчас смущенно опустила глаза, понимая, что об истинной причине интереса тот прекрасно догадался.

      Скользящий взгляд вновь зацепился за рукоять его меча.

      — Интересное у тебя оружие, — пробормотала я. — Ручной работы, старинное. Ему лет сто-сто пятьдесят?

      — Сто тридцать. Тебя интересуют древности?

      — Да. Я по профессии археолог. В нашем мире такие, как я, занимаются поиском, исследованием и оценкой древностей, — пояснила я. — Собственно, поэтому кольцо вашего Азарвила ко мне и попало. Его должны были в музей на экспозицию определить.

      — Что ж, у нас ты найдешь много интересных вещей. А меч, — Арданэллир провел рукой по рукояти, — делался в Серой шахте для королевской семьи.

      — Серая шахта? — заинтересовалась я. — Насколько я понимаю, это какая-то ваша кузница?

      — Не только. Именно там добывают асгапирит — металл, из которого куют дэйнатарские клинки. Он более легкий и прочный, чем… — Арданэллир вдруг прервался и ощутимо напрягся. На доли секунды прикрыл глаза, а потом рыкнул водителю: — Ускоряйся! Впереди нежить!

      — Что? — выдохнула я.

      В отличие от меня водитель среагировал сразу. Мужчина ругнулся, вдарил по одному из кристаллов на панели, и машина резко увеличила скорость. Меня буквально вдавило в спинку.

      — Какая еще нежить? — Я перепугано заозиралась, но ничего кроме мелькавшего по обеим сторонам дороги леса не увидела.

      — Зомби, — бесцветно сообщил Арданэллир.

      — Зомби?! — к горлу подкатил комок тошноты. — У вас тут водятся зомби?!

      — Не водятся. Их только что подняли. И я уверен, что знаю, кто.

      — Гардар?!

      Ответить дэйнатар не успел. Сразу же вслед за моим вскриком нашу машину с силой тряхнуло, а потом она резко, на полном ходу, остановилась и грохнулась на землю.

      Арданэллир среагировал за мгновение до удара, прижав меня к себе и активируя вокруг нас какой-то мерцающий щит. Водитель же, не удерживаемый ничем, буквально пробил головой лобовое стекло и вылетел на дорогу.

      Я не успела и опомниться, как из-за деревьев к пострадавшему с нечеловеческой быстротой метнулся полуистлевший труп. Оживший покойник силой ударил кулаком по голове мужчины, пробивая затылочную кость. И, рывком выдернув из черепной коробки мозг, впился в него зубами.

      Шок. Полный и всеобъемлющий. Я даже отвернуться и завизжать не смогла.

      — Сиди здесь, и не двигайся, — рыкнул Арданэллир и, выхватив меч, выскочил из машины.

      Предупреждение, впрочем, было лишним: от ужаса у меня ноги отказали. Впав в ступор, я широко раскрытыми глазами неотрывно смотрела на залитого кровью мертвеца. Недолго. Полыхнувший в руке дэйнатара белым пламенем меч с молниеносной быстротой снес зомби голову.

      Господи, будет чудом, если меня прямо сейчас не вывернет наизнанку! Где мы вообще находимся? Судя по надгробиям вокруг, мимо кладбища проезжали? И почему Ардан не возвращается в машину?

      В следующий миг я получила ответ. Из пролеска донеслось многоголосое:

      — Ва-а-а!

      И к нам со всех сторон устремились ходячие мертвецы!

      Правда, едва первый из агрессивных покойников добежал до Арданэллира, как мгновенно разрубленный надвое упал к его ногам. Следом за ним к дэйнатару одновременно подлетело еще трое, но с тем же успехом. Глаза уловили лишь летящую дугу пылающего меча, и от противников остались лишь обезглавленные тела.

      Однако зомби все равно было еще слишком много! Скорость и бойцовские качества Арданэллира я, конечно, смогла оценить, но справится ли он со всеми?

      Откуда эти умертвия в таком количестве лезут?

      Видимо от переизбытка адреналина и отвращения, меня вдруг взяла злость. Да какого ж черта! В нашем мире тысячелетние мумии и то спокойно лежат, а эти!

      — Крематория на вас нет, — пробормотала я и неожиданно вспомнила, как, отгоняя комаров, смогла сделать огненный шарик.

      Хм. А вдруг получится еще раз?

      Я сосредоточилась, восстанавливая в памяти ощущение огня, срывающегося с руки. Почти тотчас пальцы стало покалывать, а в ладони вспыхнула оранжевая сфера размером с теннисный мяч.

      Ого! И ведь даже особых усилий не прикладывала!

      С отчаянным бесстрашием я высунулась из машины и швырнула огненный сгусток в ближайшего из мертвяков.

      — А держи фашист гранату!

      Попала! Ходячий труп вспыхнул весь, разом, но… даже не затормозил. Более того, заметив меня, переориентировал свое движение и бросился в мою сторону. Я с визгом отшатнулась обратно в салон. А в следующее мгновение между нами словно из ниоткуда материализовался Арданэллир. Одним неуловимым движением снес ожившему покойнику голову, и тело упало на землю, источая отвратительнейший запах горелой плоти.

      — Если не можешь перехватить над ними контроль, то сиди и не мешай! — раздраженно рыкнул через плечо он.

      И с силой захлопнул дверь машины прямо перед моим носом.

      Контроль?

      Я задумалась. Интересно, каким образом это сделать? Ну, хотя бы, чисто теоретически?

      Помнится, изучая обряды и верования в институте, я читала о своеобразном трансе, в который входили жрецы многих религий. Такой транс вместе с визуализацией, по поверьям, позволял им управлять духами, и даже убивать врагов. Смогу ли я сделать нечто подобное?

      Чтобы сотворить огненный шар, мне потребовалось лишь хорошо сконцентрироваться. Для создания антикомариного щита тоже, вроде бы, только сильное желание было необходимо. Так, может, попытаться еще раз?

      Глубоко вздохнув, я постаралась отключиться от раздававшихся вокруг подвываний и ярко представила перед внутренним взором дорогу, нашу машину и нападавших зомби. Вот они, все, как на ладони. Поднятые и направляемые волей Гардара.

      Воображение тотчас добавило бледно-зеленые полупрозрачные нити, тянувшиеся от каждого мертвяка к невидимому «кукловоду». Что ж, посмотрим, действительно ли я так сильна, как все вокруг твердили.

      Я сосредоточилась и, мысленно схватив бледно-зеленый «пучок», со всей силы рванула на себя. Послышался явственный треск, в салоне запахло озоном. Секунды чужого сопротивления, и нити оказались в моих руках!

      А через мгновение раздался удовлетворенный голос Арданэллира:

      — Неплохо. Кажется, от тебя действительно есть польза.

      Тяжело дыша от напряжения, я недоверчиво открыла глаза и почувствовала, как душу охватывает восторг. Мертвяки застыли! Все как один, замерли в самых разных позах, лишь слегка покачиваясь из стороны в сторону.

      Получилось!

      — Управлять ими можешь? — уточнил дэйнатар.

      — Не знаю, — честно призналась я.

      В собственный успех пока еще не до конца верилось. Тут еле удалось их остановить, а уж чтобы управлять? Да и не хотелось мне управлять толпой покойников. Вот упокоить этих несчастных не помешало бы…

      Стоило мне только подумать об этом, как мертвяки дружно рухнули на землю.

      И ровно в тот же момент из кладбищенского пролеска в нашу с Арданом сторону с треском рванулась ветвистая молния.

      Я лишь моргнуть успела, а вокруг дэйнатара уже вспыхнул радужными разводами магический щит, принимая удар на себя. Молния ему ни капельки не повредила, осыпавшись яркими искрами.

      В следующий миг мужчина устремился в сторону деревьев, прямо навстречу показавшейся оттуда толпе нападавших. На этот раз вполне живых и вооруженных наемников! Правда, судя по тому, с какой скоростью живые становились покойниками, Арданэллира факт огромного численного превосходства противников нимало не смущал. Более того, не прошло и пары минут боя, как стали отступать сами наемники.

      Не отрывая взгляда, я с восхищением наблюдала за тем, как дэйнатар теснит их. В одиночку! Он действительно был невероятным бойцом. Неуловимо быстрым, гибким, сильным. И я даже стала верить, что все закончится хорошо…

      Внезапно Арданэллира охватил слепящий вихрь. Пространство вокруг дэйнатара буквально схлопнулось, обращаясь воронкой какого-то странного портала и утягивая его за собой.

      Мгновение осознания — моя единственная защита и оборона сейчас куда-то переместится? А я останусь одна, с Гардаром и его наемниками?!

      Взвизгнув, я выскочила из машины и со всех ног бросилась к дэйнатару.

      — Держите ее! — раздался из-за деревьев крик колдуна.

      — Стой! — исчезая, успел рявкнуть Арданэллир.

      Но меня было не остановить. Нет уж! Ищите другую дуру!

      В портал я успела влететь буквально в последнюю секунду. Меня силой дернуло сначала вверх, потом вниз, и выплюнуло в реальность. Я зажмурилась и сжалась, готовясь в очередной раз больно удариться, но вопреки страхам приземлилась на что-то мягкое и немного липкое.

      Из груди вырвался облегченный вздох. Однако едва открыла глаза, как от облегчения не осталось и следа. От резкого всплеска страха холодный пот прошиб.

      Казалось, меня забросило в какой-то фильм ужасов. Вокруг частоколом торчали черные стволы деревьев, до середины опутанные странной белой субстанцией. А с безжизненных крючковатых ветвей свисали коконы… множество коконов!

      Я сглотнула. В следующий миг меня вздернули на ноги, и я увидела, куда упала. На земле тоже были опутанные паутиной шары. Тот, с которого подняли меня, чуть надорвался, и оттуда вывалилась чья-то нога.

      Человеческая нога, мать ее!!!

      Судорожно втянув носом воздух, я зашлась криком, но почти тотчас жесткая мужская ладонь закрыла рот, заставляя замолчать.

      — Не ори, — раздражено рыкнул на ухо Арданэллир. — Какого демона ты не послушалась? Я же сказал стоять!

      — Но там был Гардар! — простучала зубами я.

      — Думаешь, я тебя от него не спас бы? Ну посидела бы денек-другой под замком. Это куда безопаснее, чем в кладке туманных пауков.

      — Пауков?! — мне резко стало дурно.

      — Пауков! Не видишь что ли, куда попала?

      Вижу! И очень хочу развидеть, а потом стереть этот кусок памяти нафиг!

      Я вцепилась в дэйнатара, боясь теперь даже краем глаза смотреть по сторонам. Чувствовала, еще немного и меня просто вырвет.

      — Да как вообще мы сюда попали?! — простонала я.

      — Синтонские кристаллы, — с легко уловимой досадой процедил Арданэллир. — Артефакты такие с возможностью программирования перехода, чаще всего для аварийной эвакуации применяются. Кто бы мог подумать, что у этого засранца оказалась такая редкость! И ведь грамотно все просчитал. Сделал круговую ловушку, врыл кристаллы в землю и настроил на переброску. А как только я на нужное место встал, активировал. Вокруг слишком много магии было, так что засечь кристаллы, когда они неактивны, в таких условиях весьма сложно. Тем более, сами по себе они не опасны.

      — Не опасны? — Выдохнула я. — Это, по-твоему, не опасно?!

      — Был бы я тут один — нет, — отрезал Арданэллир. — Я, знаешь ли, передвигаюсь чуть побыстрее людей, да и собственную безопасность способен обеспечить. А вот из-за тебя теперь придется повозиться. Туманные пауки — очень ядовитые твари и обладают устойчивостью к магии…

      Внезапно он осекся, а мои уши уловили странное щелканье. Сердце сжалось от ужаса. Потому что, даже не видя источника, я сразу поняла, кому этот звук принадлежит.

      В гнездовье возвращались хозяева.

      А спустя миг меня отстранили от спасительной дэйнатарской груди, и я увидела их. Четырех, спускающихся сверху гигантских пауков, каждый из которых был размером с приличную лошадь. Землисто-серые хитиновые панцири, сочащиеся ядовитой слюной жвала, длинные мохнатые лапы с зазубренными шипами и глаза… много красных глаз, устремленных только на нас.

      Я оцепенела. Арданэллир же, напротив, ринулся вперед.

      Белой молнией он проскользнул под жвалами первого паука и распорол тому брюхо. Потом с невероятной быстротой отскочил в сторону от оседающего членистоногого и ринулся ко второму. Прыжком взвился в воздух и оказался на хитиновом панцире. Сияющий росчерк меча, и голова паука безжизненно повисла. А оттолкнувшийся от него Арданэллир уже бил третьего.

      Я заворожено следила за отточенными быстрыми движениями дэйнатара и совсем упустила из вида четвертого паука. И когда тот рухнул прямо передо мной, щелкая жвалами, в панике завизжала. Шипастая лапа взметнулась в воздух, нацеливаясь на меня. А я только и смогла, что упасть на землю и закрыться руками. Но удара не последовало. Секунда, другая, и раздался знакомый бесцветный голос:

      — Поднимайся. Надо уходить.

      Надо мной возвышался Арданэллир. Его глаза пылали чистой ртутью, а из окровавленного предплечья торчал шип той самой лапы, которая тянулась ко мне. Сам паук безжизненной тушей лежал за его спиной.

      — Т-ты ранен? — охнула я, чувствуя, как тело начинает бить крупная дрожь.

      Он ведь только что спас меня! Подставился под удар, который предназначался мне!

      Вместо ответа, дэйнатар быстро выдернул шип, а потом рывком поднял меня с земли и процедил:

      — Сказал же, надо уходить, пока не пришли другие. Беги! И не останавливайся!

      И подтолкнул меня вперед.

      Дважды просить не пришлось. При одной только мысли о том, что сюда ползут новые твари, в крови вновь вскипел адреналин. Не разбирая дороги, я со всех ног помчалась в указанном направлении. Бежала, не оглядываясь, держась за спиной обогнавшего меня дэйнатара. Арданэллир же прямо на ходу непрерывно работал мечом, расчищая наш путь от паутины.

      Сколько мы так бежали — не знаю. Может, десять минут, а может и час. Время для вконец перепуганного организма просто исчезло, а дыхание сбилось еще в самом начале пути. Однако адреналин остановиться не позволял.

      «Надеюсь, новые монстры предпочтут пожрать своих убитых собратьев, а не преследовать маленьких и костлявых нас», — билась в голове единственная мысль.

      А еще я молила всех богов, каких только могла вспомнить, от Будды до Кетцалькоатля и даже местной Ашшарисс, помочь выбраться из этого леса живой и невредимой.

      И, хвала Небесам, кто-то из них меня услышал. В какой-то момент дэйнатар остановился, и я, едва успев притормозить, увидела, что мы оказались на берегу широкой быстрой реки.

      — Вышли? — недоверчиво прохрипела я, пытаясь отдышаться.

      — Почти, — бесцветно откликнулся Арданэллир. — Дальше пойдешь вниз по течению. Держись кромки воды, и тебя не достанут. К ночи доберешься до города.

      — Доберусь? — зацепилась я за странную формулировку. — В смысле? А ты?

      Дэйнатар не ответил. Только улыбнулся краешком губ.

      А потом, теряя сознание, рухнул на землю.

      Глава 5

      — Ардан? — я растерянно моргнула, глядя на неподвижно лежащего в двух шагах от меня блондина.

      Что случилось? Что с ним?

      «Яд! — внезапно молнией пронзила догадка. — Он говорил, пауки ядовиты!»

      Опомнившись, я ринулась к дэйнатару. В голове крутились обрывки лекций по оказанию первой помощи. Необходимо было по возможности прочистить рану и отсосать яд. Промыть, перебинтовать, а уж там…

      Подбадривая себя, я рывком перевернула мужчину. И почувствовала, как леденеют пальцы. Рана на предплечье Арданэллира выглядела жутко. Огромная, рваная и угольно-черная.

      — Мамочки, — выдохнула я и трясущимися руками стала быстро расстегивать форменный китель.

      Стягивая его с предплечья, зацепилась взглядом за странную татуировку на правой стороне груди. Сложную, в виде заключенного в спираль уробороса, испещренную множеством символов…

      Впрочем, в следующее мгновение все внимание вновь приковала рана. Видимые теперь вены вокруг нее вздулись и почернели. Кожа быстро принимала пепельно-серый оттенок, буквально на глазах расползаясь все дальше. И глядя на этот ужас, я с кристальной ясностью поняла: ничего сделать не смогу. Этот чертов яд уже слишком распространился по организму.

      Это что же? Ардан… он… неужели он умрет?

      «Умрет из-за тебя! Если бы Ардан был один, ему бы не пришлось подставляться ради тебя под удар!»

      Слезы брызнули из глаз.

      Пусть он какой-то там дэйнатар, а не нормальный человек, но защищал ведь! Спасал! Единственный, в этом идиотском мире. А теперь…

      Неужели ничего нельзя сделать?!

      Мне говорили, я сильный маг. И где эта магия, когда она так нужна? В чем ее смысл, если я даже не попыталась справиться с пауками и не могу исцелять? Контролировать мертвецов?

      «Вот умрет сейчас Ардан, ты его и поднимешь бодрым зомби…»

      — Нет! — Выкрикнула я и подскочила на ноги.

      Нельзя дать ему умереть! Я жить нормально не смогу, если буду знать, что виновна в его гибели.

      Надо найти какой-то способ. Любой. Но кто может помочь?..

      Шер.

      Едва в голове промелькнуло имя богини, я, даже не задумываясь, в полную силу закричала:

      — Ашшарисс!

      И пусть сейчас день, а не вечер. Но она обещала, что услышит и придет! Обещала!

      — Обещала, обещала, — за спиной зевнули.

      — Шер! — я мгновенно обернулась и с радостью обнаружила стоящую неподалеку богиню.

      — Приветик, — она лениво потянулась. — Чего кричишь-то?

      — Спаси его, — взмолилась я, даже не здороваясь. — Пожалуйста!

      — Кого? — не поняла Шер. Потом взгляд ее скользнул по лежащему на земле телу и брови изумленно взлетели вверх. — Арданэллир? Да ты смеешься.

      — Смеюсь?! — возмущенно воскликнула я. — Он ведь умирает!

      — Печально, но вмешиваться я не могу, — Ашшарисс развела руками.

      — Почему?!

      — У Арданэллира свой покровитель есть, — богиня кивком указала на видневшуюся на груди татуировку. — И, между прочим, Калионг куда сильнее меня. Пусть его зовет.

      — Ардан без сознания! Каким образом он может это сделать?

      — Не мои проблемы, — Шер вновь скучающе зевнула. — Вот тебя могу куда-нибудь отсюда перенести… если согласишься принять браслетик.

      — Нет. Не пойдет. Либо ты помогаешь нам обоим, и я принимаю твое покровительство, либо я остаюсь здесь, — произнесла я решительно.

      У Ашшарисс аж глаза округлились.

      — Ты смеешь мне условия ставить?! — выдохнула она в гневе.

      — Просто констатирую факт, — вежливо поправила я. — На другое не согласна. А там, конечно, тебе выбирать, нужна я вот такая вот или нет.

      В тот же момент с нее словно слетает маска, и я вижу перед собой настоящую богиню. Холодную, властную, жесткую, в которой от девочки-подружки на самом деле нет ничего. Однако глаза не опускаю. Знаю, что я ей все-таки нужна. А потому нельзя отступать. Да, у меня нет выбора, но и у нее выбора нет.

      Понимает это и она. Секунда. Другая. Губы Ашшарисс изгибаются в легкой усмешке, а ярость в глазах угасает.

      — Ты права. Нужна. Хорошо, — в ее руке вспыхнул, появляясь, знакомый браслет. — Надевай.

      Не споря, я взяла украшение и надела на правую руку. И охнула от неожиданности, когда серебристая крылатая змеюка неожиданно крутнулась и с явным удовольствием впилась в мое запястье. Мгновенная боль, капельки впитавшейся в браслет крови, а через мгновение браслет пропал, оставив на запястье вместо себя только свое изображение.

      Татуировка? Подобная такой же, как у Ардана?

      Я посмотрела на дэйнатара и вздрогнула, увидев, что чернота добралась уже и до его груди. Умоляющий взгляд тотчас метнулся к Шер.

      — Да поняла я, поняла, — с досадой пробормотала она. — И дался он тебе! Сноб редкий, женщин не ценит. Плюнула бы ты на Арданэллира, Инга. Я ведь тебе куда более выгодную партию могу найти. Принца хочешь? Красивого!

      — Шер, дело не в красоте и не в привязанностях. Просто я не смогу жить спокойно, зная, что оставила спасшего меня человека… дэйнатара умирать. Это бесчеловечно.

      — Ох, да что ж с вами проблем-то столько со всеми! Чтобы ты знала, тронув его, я сейчас очень сильно подставлюсь, Инга. Так что ты просто обязана получить книгу Азарвила.

      С последними ее словами нас охватил темный вихрь, и спустя миг я уже падала на каменный пол какой-то огромной лаборатории.

      — Что за?.. — раздался рядом изумленный мужской возглас.

      Я, кривясь от боли в ушибленной коленке приподнялась, развернулась и увидела взирающего на нас… дэйнатара. Блондин, с черными без зрачков глазами, в простой форме. Мгновение он смотрел на меня, на лежащего рядом Ардана. Потом уставился на Ашшарисс… и заорал:

      — Шер! Это уже ни в какие рамки!!!

      — Ну Ли-ин! — тут же совсем по-девчачьи заныла богиня.

      Я даже кашлянула от удивления, ибо и представить не могла, что эта жесткая, расчетливая и уверенная женщина может настолько кардинально меняться. Да это ж обалденный актерский талант!

      — Опять?!

      — У меня выбора не было! — хлопая ресничками, профессионально давила на жалость Шер. — Ну помоги им!

      — Кому помочь?! — блондин аж поперхнулся. — Арданэллиру?! Да ты издеваешься!

      — Ну Ли-ин! Он же твой бра-ат!

      — Троюродный!

      — Все равно родственник!

      Дэйнатар, поименованный богиней Лином, издал глухой рык, а потом страдальчески вопросил:

      — Шер, у тебя совесть есть? Сначала эльф! Потом беглый преступник-террорист! А теперь… этот?!

      — Ну Ли-ин! Он же сейчас правда умрет!

      — Туда ему и дорога!

      — Между прочим, в твоем замке и в твоем королевстве! — на миг выходя из образа, язвительно отметила Шер. — А это дипломатический скандал!

      — Интриганка! — тотчас взвился блондин.

      — Ну Ли-ин!

      — Да Арданэллир вообще не тебе принадлежит, а Калионгу! На кой демон он тебе сдался?

      — Не мне. Ей. — Шер, разом успокаиваясь, кивком указала на меня.

      — А она?

      — Сильный маг. И наследница Азарвила, — бодро отрапортовала богиня.

      — Та-ак, — уже задумчиво протянул блондин Лин. Внимательно оглядел меня и с досадой усмехнулся. — Ну привет тебе тогда… коллега. Как зовут?

      — Инга, — на полном автомате представилась я, растерянная после всего услышанного.

      Чтобы богиня кого-то уговаривала помочь? Не снисходила и приказывала, а упрашивала? Да кто этот тип вообще такой?

      — Линнелир Сирский, — словно отвечая, представился дэйнатар. — Второй на темнейшее наследие Полуночного королевства.

      Ого! Это кто-то вроде принца, что ли?

      — Кто-то вроде, ага, — подслушав мои мысли, подтвердила Ашшарисс.

      А Линнелир уже склонился над Арданом и мрачно изрек:

      — Выглядит преотвратно. И в любой другой день я бы от этого факта был безмерно рад. Эх, такой шанс упускаю… Инга, вот на кой демон ты в него влюбилась?

      — Да не влюбилась я! — я вспыхнула. — Он спас меня от толпы народа и от туманных пауков! Я ему несколько раз жизнью обязана!

      — Ясно. Туманные пауки, говоришь? Значит, их ядом отравлен?

      — Да.

      — Как давно?

      — Ну… около часа прошло.

      — Вдвойне паршиво.

      — Главное, хотя бы ненадолго его в себя привести, чтобы Калионга призвал, — деловито сообщила Шер. — А уж тот исцелит. Он может. Он все может.

      — Угу, — кивнул Линнелир и направился к одному из стеллажей.

      — А кто такой Калионг? — шепотом спросила я, пока дэйнатар перебирал склянки.

      — У-у, такой мужик вредный, — Шер поморщилась. — Зато сильный. Один из первой тройки круга Огня.

      — Круг Огня?

      — Потом книжку о божественных пантеонах у Лина попросишь, почитаешь.

      Я кивнула, а потом задалась неожиданной мыслью:

      — Интересно, а почему, пока мы от пауков убегали, Ардан этого своего покровителя не звал?

      — Как почему? — Ашшарисс даже удивилась. — Ты ведь там тоже была. А Калионг бы вытащил только одного дэйнатара. Он, знаешь ли, не настолько приятен в общении, как я. До обычных людей он вообще почти никогда не снисходит.

      Надо же. Кажется, мне Арданэллира даже жаль…

      — Ой, брось, — богиня фыркнула, вновь без зазрения совести прочитав мои мысли. — Твой герой от сделки с таким покровителем получил очень многое, так что ему, наоборот, повезло. К тому же, Калионг, при всех своих недостатках, бог не требовательный. Точнее, ему просто наплевать, что тут в мире людей происходит. И раболепного поклонения он не ждет.

      — Нашел! — раздался голос Линнелира, прерывая наш разговор. — Да-ашшан. Самый сильный стимулятор из всех возможных, — он продемонстрировал нам склянку с ядовито-зеленой светящейся жидкостью. — Любого коматозника на ноги поднимет… правда, всего минут на десять, а потом убьет окончательно. Но Ардан и так у нас без вариантов, верно?

      — Кошмар какой, — меня передернуло. — Зачем вообще эту штуку придумывали?

      — Как зачем? А вдруг правитель завещания оставить не успел? Или последнюю волю изъявить?

      — А-а…

      Линнелир подошел к Ардану и, присев рядом, приподнял его голову. Но прежде чем влить зелье, вдруг обернулся, и неожиданно серьезно, даже с каким-то беспокойством глядя на Шер, спросил:

      — Ты уверена? Калионг ведь не дурак. Если придет, поймет.

      — Я обещала. — Ашшарисс слабо улыбнулась. — Ничего. Выкручусь. Я всегда выкручиваюсь.

      Тревога во взгляде дэйнатара не исчезла, но он все же кивнул. Потом, поморщившись, посмотрел на Арданэллира и процедил:

      — Ладно, родственничек, должен будешь.

      И опрокинул содержимое пробирки в его рот, совершенно не переживая о том, что тот может захлебнуться.

      Я замерла. Несмотря на обещание принца, все еще не верилось, что стимулятор сработает. Однако не прошло и нескольких мгновений, как Арданэллир глубоко вздохнул и открыл глаза. Потом резко сел и огляделся, видимо, не совсем понимая, где находится.

      Впрочем, Линнелир непереминул этот момент сразу исправить, поприветствовав:

      — Добро пожаловать, кандидат в покойники.

      — Ты? — уставившись на него, хрипло выдохнул Ардан. — Какого…

      — Потом поблагодаришь, — перебив, отмахнулся Линнелир. — Я тебе в чеке укажу, какой именно суммой. А пока что у тебя девять с половиной минут на исцеление. И давай шустрее. Откинешься на моей территории — прокляну посмертно.

      Ответным взглядом Арданэллира можно было печку поджигать. Однако он все же смолчал, только нахмурился и прикрыл глаза. Сначала мне показалось — от усталости.

      Оказалось — нет.

      Не прошло и пары мгновений, как рядом с Арданэлиром взметнулось багрово-черное пламя. Огненный столб, метра два высотой, задрожал, исказился и принял очертания мужской фигуры. Вспышка, и пламя разом погасло, а перед нами появился аристократичный мужчина лет тридцати на вид, с длинными волосами невероятного рубинового оттенка. Его янтарные глаза впились в лежащего на полу Ардана, а чеканные, почти совершенные черты лица заострились от охватившего бога гнева.

      — Ар-рдан! Во имя Темнейшего, куда ты опять вляпался?! — рявкнул Калионг. — В туманных пауков?! Ты настолько отупел, что позволил себя убить каким-то паукам?!

      И это оказались единственные печатные слова в его речи.

      Вслед за этим из уст божества послышался отборный мат. Досталось всем: и родословной дэйнатара, и самой дэйнатарской расе. И даже собственной божественной глупости, из-за которой ему, Калионгу, приспичило связаться с этим подопечным. Бог распалялся с каждым витком цветастых фраз, а время, отведенное Ардану зельем, истекало. Вот только вклиниться в пламенную речь Калионга и указать на сей факт не представлялось никакой возможности.

      Я бросила тревожный взгляд на дэйнатара. Тот слушал покровителя, без единой эмоции. Только лицо его с каждой секундой все сильнее белело от слабости. Однако едва Арданэллир пошатнулся, Калионг среагировал сразу.

      — Не смей умирать, я еще не закончил! — рыкнул разъяренный представитель местного пантеона, и дэйнатара охватило ярчайшее пламя.

      Не сдержавшись, я испуганно взвизгнула и дернулась к своему единственному защитнику. Но Шер тотчас ухватила меня за руку и коротко отрицательно качнула головой.

      — Не нервничай. Все нормально с ним будет.

      И действительно, пламя вскоре утихло, а Арданэллир остался стоять, целый и невредимый. Более того, теперь на нем не было ни единой царапины! Ни ожогов, ни намека на рану или яд. Правда, шрамы на лице остались, как и раньше, но это разве важно? К ним я уже привыкла.

      Однако обрадовалась я рано. Калионг, едва окинув взглядом своего подопечного, повернулся к нам с Шер и подозрительно прищурился.

      — Ашшарисс? Какая удивительная встреча.

      — Мы в Полуночном замке, Калионг, — ледяным тоном откликнулась та. — Это моя территория, если забыл.

      — Ну, зачем же так категорично? Не только твоя, а еще и Заолира, — равнодушно отметил огненноволосый бог. — Я бы даже сказал, в основном Заолира. Ведь местный королек и наследник престола принадлежат ему. Зачем перенесла сюда Арданэллира?

      — А кто бы его еще спас, если не родственник? Ты-то не следишь, — не упустила возможности вставить шпильку Шер.

      Калионг нахмурился.

      — Это мое дело. Не твое.

      — Ну почему же. И мое тоже. Я же не виновата в том, что моя жрица заключила с твоим подопечным сделку.

      — Твоя… кто? — золотисто-янтарный взгляд метнулся ко мне и, в мгновение опалив, казалось, саму душу, разъяренно обратился к Арданэллиру. — Ты… с какой стати тебе понадобилась эта… хм. Даже так?

      Дэйнатар еще и ответить ничего не успел, а Калионг уже смотрел на Шер.

      — Значит, забрала наследницу Азарвила? Шустро.

      — Она моя по праву и крови, — процедила та.

      — Если она завладеет книгой, Шер, ты очень сильно об этом пожалеешь.

      Сказано это было таким бездушно-уверенным тоном, что меня вмиг холодный пот прошиб. Однако Ашшарисс угрозой не прониклась.

      — Когда она завладеет книгой, — поправила она и тонко улыбнулась. — А жалеть мне не о чем. Я знаю, что делаю.

      — Ты — возможно. А вот другие… как думаешь, что будет, когда о том, что ты делаешь, узнают они? Полуночный замок, эльф, темный источник. А теперь это. Шер, ты слишком…

      — Круг Воздуха не связан с Кругом Огня, Калионг, — перебив, огрызнулась Ашшарисс. — Тебе какая до наших внутренних дел разница?

      — Да никакой, собственно, — мужчина неожиданно усмехнулся. — В этом ты права. Но насчет книги нам с тобой все же надо бы пообщаться.

      — Не отдам! — тут же мрачно отрезала Ашшарисс.

      — Поделишься. — Голос Калионга стал жестче. — Большую часть времени ты слепа, Шер. Ты не способна будешь уследить за всеми. Да, пока тебе везло, но сколько продлится это везение, когда обо всем узнают?

      — Я полностью осознаю степень риска, Калионг. — Ашшарисс даже после всего услышанного оставалась спокойна и надменна. — И то, что скрыть ничего не удастся — тоже. Однако после того как книга окажется у Инги, это не будет столь критично.

      — Книгу еще надо получить. Ключа у твоей девчонки нет. К башне тоже еще пробраться надо. А она светится твоей меткой уже сейчас. Стоит ей умереть…

      — Она не умрет. — Отчеканила Шер.

      Впрочем, Калионг категоричным заявлением собеседницы не впечатлился. Губы его вновь искривила усмешка.

      — Ты так в этом уверена? Или, быть может, ты уже в первой тройке Круга, и научилась воскрешать?

      — Ой, только не говори, что вместо меня воскрешением моих жрецов готов заняться ты, — В голосе богини проскользнул сарказм.

      А Калионг, напротив, посерьезнел.

      — Нет. — Сказал он. — Но я готов закрыть ее ауру, Ашшарисс. Согласишься — и для всех девчонка будет видима, как находящаяся под моей опекой. Столько, сколько нужно… тебе, — Калионг выделил это слово. — Для твоих, совершенно не интересующих меня дел в Круге Воздуха. Подумай. Ты достаточно расчетлива, чтобы не понимать выгоды.

      Я мысленно охнула — ничего себе предложение! Неужели эта книга артефактная настолько много значит даже для богов?

      Скосив глаза на Ашшарисс, увидела, что та нахмурилась. Похоже, размышляла о рисках и выгоде.

      — Хорошо, — наконец ответила Шер с явной неохотой в голосе. — Пусть будет так. Я принимаю твое предложение и условия.

      — Вот и славно. — Калионг удовлетворенно улыбнулся. — Не сомневался в твоем решении.

      Угу, не сомневался он. Шантажист.

      — Вежливее, девочка. Вежливее. — Взгляд золотисто-янтарных глаз с легким пренебрежением скользнул по мне, заставив пошатнуться от буквально физически ощутимой мощи. — Не забывай, с кем общаешься.

      Я нервно сглотнула. Вообще-то я не общалась, а просто думала, если уж на то пошло…

      — А это не имеет значения, — тут же сообщили мне. — Мысли тех, кто, пусть и временно, связан со мной, меня тоже касаются.

      «А я уже связана?» — удивленно хотела уточнить я, но не успела.

      Калионг щелкнул пальцами, и вокруг меня вспыхнуло пламя. Я взвизгнула и инстинктивно закрылась руками, готовясь ощутить дикую боль, но… огонь совершенно не обжигал. Легкие, невесомые язычки лишь мягко касались кожи, лаская и согревая. А еще давая ощущение уюта, нежности, заботы и абсолютной безопасности. В этом огне хотелось свернуться калачиком, как кошке, мурлыкать и оставаться вечность.

      «Что ж, такому богу и впрямь не жаль подчиниться…»

      Едва я осознала этот факт, все закончилось.

      — Теперь да, — сообщил Калионг и, явно уловив мою реакцию, с покровительственными нотками добавил: — Цени свою удачу, девочка. Мало кому везет так же.

      После чего через плечо небрежно бросил: «до встречи, Шер», исчез в ослепительном вихре.

      Только после этого я немного пришла в себя и поняла, что мои мысли и эмоции наверняка не стали секретом и для Ашшарисс. Стало стыдно. Это ж надо было так поддаться влиянию огненного бога, чтобы забыть свою настоящую покровительницу! А ведь именно ей, вообще-то, я обязана в первую очередь…

      Я виновато посмотрела на Шер, но прежде чем успела извиниться, та легкомысленно махнула рукой.

      — Брось, это вполне нормальная реакция любого обычного человека на сильную божественную ауру, — сообщила она, ничуть не выглядя обиженной или возмущенной. Напротив, к моему удивлению Ашшарисс довольно щурилась, словно и не ее тут только что откровенно шантажировали.

  

      — Калионг? Шантажировал меня? — привычно считав мои мысли, богиня хихикнула. — Инга, он хоть и силен, но интриган никакой. Предсказуемый и управляемый. Все прошло на редкость удачно, и для тебя и, особенно, для меня.

      — Постой так ты изначально хотела от него поддержки добиться? — удивленно выдохнула я.

      — Я решила не упускать столь удачно выпавший шанс и использовать его по максимуму, — дипломатично поправила Ашшарисс.

      Ничего себе! А я-то до последнего полагала, что это ее используют! Невероятная Шер, все-таки, женщина, и заслуживает как минимум уважения. Все-таки правильно говорят, сила — это далеко не все. Главное ум.

      Все еще находясь под впечатлением, я качнула головой, и вдруг поймала на себе пристальный мрачный взгляд Арданэллира.

      — Значит, ты — жрица Ашшарисс? Почему молчала? — в ответ на мой вопросительный взгляд сухо уточнил дэйнатар.

      Его недовольство этим фактом неприятно резануло по нервам. Я его тут спасаю из последних сил, а он вместо благодарности еще и недоволен?

      — Да потому что я только ради твоего спасения ей и стала! — огрызнулась я. — Сначала спасибо сказал бы, а потом выражал претензии по поводу кому я в обмен на твою жизнь душу заложила.

      — Поздравляю, Ардан, ты теперь вдвойне должник, — не удержался от язвительного комментария и Линнелир. — Но насчет меня, так и быть, не беспокойся. Сочтемся, когда я получу доступ к книге Азарвила.

      К чести дэйнатара, от ругательств он удержался. Хотя по ртутному блеску глаз я видела, чего ему это стоило. Вместо этого Арданэллир ограничился коротким:

      — Посмотрим.

      — Рано ругаетесь, мальчики. До книги еще необходимо добраться, — разумно заметила Шер.

      Все как по команде уставились на меня.

      — Инга, где кольцо? — тут же уточнил Линнелир.

      — В моем мире, я же говорила, — ответила я, мигом почувствовав себя неуютно. — Осталось в музее.

      — Не самый лучший вариант, но это поправимо, — заключил принц. — Ограничитель тебе найти будет не проблема. Посетишь музей, заберешь артефакт и вернешься.

      Посетить музей забрать артефакт… до меня вдруг в полной мере дошло, что он требует. В одиночку вынести из музея один из ценнейших экспонатов!

      Я поперхнулась.

      — Вы хотите, чтобы я попыталась ограбить музей? Да вы что! Кольцо наверняка в закрытом хранилище давно, и меня туда никто не пустит!

      — А кто сказал, что ты это будешь делать одна? — мягко прервала Ашшарисс. — Не волнуйся, Инга, все пройдет в лучшем виде.

      — Еще скажите, что у вас совершенно случайно для этих целей имеется профессиональный вор, — съязвила я.

      И тотчас столкнулась с широкой улыбкой Шер.

      — Ты не поверишь, — промурлыкала богиня.

      — Вор?!

      — Вор. Причем в твоем хранилище он уже пару раз побывал.

      От такой информации слова у меня кончились. Я просто вытаращилась на Ашшарисс, не веря собственным ушам. Невероятно! Таких совпадений не бывает!

      — А это и не совпадение, — подмигнула богиня. — Это судьба, Инга. Просто ты ее линии не видишь. А я — вижу. Лин, — Ашшарисс обернулась к принцу, — Алекс с ребятами будут завтра к вечеру.

      — И ты своего эльфеныша так просто отпустишь в Ограниченный мир? — уточнил тот, слегка изогнув бровь.

      Шер тяжело вздохнула.

      — Не просто. Но что поделать? Для такого дела, так и быть, ненадолго пущу. Вот только… — она вновь посмотрела на меня, — Инга, смотри, чтобы он никуда с маршрута не сворачивал. И чтобы даже не заикался о христианстве или, как его там, буддизме. Если вдруг что — сразу хватай за руку покрепче, снимай ошейник и перемещайся сюда. Чтоб не сбежал.

      — Э-э, хорошо, — я растерянно кивнула.

      — Вот и замечательно! Ладно, я побежала. Пока-пока!

      Шер послала Линнелиру воздушный поцелуйчик и растаяла.

      — Эльф? — Арданэллир в упор уставился на принца.

      — Эльф, — слегка поморщившись, подтвердил тот.

      — И ты с ним общаешься… родственник? — последнее слово Ардан аж выплюнул.

      — Скоро ты и сам такое удовольствие поимеешь… родственник. — Отзеркалил принц.

      Одинаково холодные, надменные голоса. Одинаково застывшие, будто выточенные из мрамора лица. Н-да, отношения у этих двоих хуже некуда. Нашла коса на камень, что называется.

      — Господа, мнэ-э, дэйнатары, — решила вмешаться я. — А, может, мы…

      — Он не дэйнатар. Он полукровка, — процедил, перебивая, Арданэллир.

      — Судя по твоей несдержанности, о тебе можно сказать то же самое, — бесцветно откликнулся Линнелир.

      Блин, вот им еще тут подраться осталось, альфа-самцам блондинистым!

      — Слушайте, может, вы свои родословные в другой раз обсудите? — я вновь обратила на себя внимание, отвлекая их друг от друга. — Мне завтра музей грабить, а я-то уж точно не дэйнатар и даже не полукровка. Я обычный человек и очень хочу хотя бы немного отдохнуть.

      Напряжение, царившее в лаборатории, резко снизилось. Линнелир, больше не глядя на родственника, шагнул в направлении выхода:

      — Пойдемте, провожу вас до гостевых покоев.

      Я облегченно вздохнула и поспешила за его высочеством. Арданэллир бесшумной грозной тенью двинулся за мной.

      Как оказалось, все это время мы находились где-то в подвале. А, поднявшись по крутой лестнице, оказались в просторном коридоре. И какой это был коридор!

      На стенах висели гобелены, в нишах красовались статуи и изысканно расписанные вазы. Я невольно замедлила шаг, чувствуя себя как минимум в Лувре. Или в Эрмитаже. И чтобы здесь кто-то действительно жил? Среди этих… экспонатов? Здесь же все старинное! И ручной работы! Боже, это просто археологический рай!

      Проходя мимо очередного шедевра живописи, я не удержалась и притормозила. По стилю исполнения картина, изображающая какую-то женщину, чем-то напоминала творения Ренуара. Правда, лет ей при этом было ну никак не менее трехсот. Об этом я заворожено и поведала окликнувшему меня принцу.

      — Да, — равнодушно кивнул тот. — Это моя прабабка. Триста шестьдесят восемь лет назад ее нарисовали. Не знаю, кто такой Ренуар, а портрет этот кисти придворного королевского художника того времени Зиленциуса. Кстати, весьма посредственный, как по мне.

      Линнелир направился дальше, я за ним… ровно до следующей картины. А потом до удивительного гобелена с драконами, по словам принца, семисотлетней давности. И до высокой вазы, расположившейся в нише с невероятным орнаментом.

      Сколько же здесь было невероятных вещей! Хотелось плюнуть на отдых и взяться за их изучение немедленно. Переплетение нескольких стилей и эпох в одном узоре на древней вазе куда важнее какого-то там сна! Тем более, если учесть, что мир этот — другой, и подобная графика наверняка означает нечто совершенно не похожее, на то, что я учила.

      — Это просто потрясающе, — не в силах оторвать взгляда от вазы, выдохнула я.

      — Недавно кто-то очень переживал о своем отдыхе. А теперь мы идем, словно на познавательной экскурсии. Не понимаю столь резкой смены приоритетов, — задумчиво выдал Линнелир.

      — Инга археолог. Для нее это нормально, — сообщил Арданэллир и ухватил меня под локоть. — Потом посмотришь. Сейчас нужно отдохнуть.

      Только после этого я опомнилась и почувствовала, как от стыда вспыхнули щеки. В самом деле, я ведь не на работе в музее. А принц вовсе не экскурсовод, чтобы задерживаться у каждой вещицы и давать пояснения. Тем более, он их видит каждый день, для него это обыденность.

      — Извините, — выдавила я. — Буду держать себя в руках.

      Впрочем, обещания можно было и не давать, ибо остановиться теперь не позволял Арданэллир. Дэйнатар крепко держал меня за локоть и тянул за собой. Поэтому совсем скоро мы миновали странную круглую комнату с большим молочно-белым кристаллом, а через пару минут оказались у входа в соседнее крыло.

      Двое лакеев, дежуривших рядом с большими резными дверьми, как по команде открыли перед нами створки. А стоило сделать шаг в новый коридор, как навстречу вышла дама в строгом сером платье и присела в поклоне. Видимо местная камеристка, или еще кто-то из отвечающей за это место прислуги.

      — Пятое гостевое крыло. Вас проводят в выделенные апартаменты, — сообщил принц. — Инга, если у вас есть какие-то пожелания, готов их выслушать.

      Я на мгновение задумалась, а потом вспомнила совет Ашшарисс и попросила:

      — Если можно, хотелось бы почитать книгу о божественных пантеонах.

      — Хорошо, — принц коротко кивнул.

      После чего его высочество развернулся и отправился в обратный путь. А женщина вежливо пригласила нас пройти дальше.

      Комнаты нам с Арданом выделили друг напротив друга. Уж не знаю, каким образом о нашем прибытии успели узнать, но факт остается фактом — успели. Едва я переступила порог роскошной, в золоте и пурпуре, просторной гостиной, как обнаружила там молодую девушку в столь же сером неприметном платье. При моем появлении она присела в глубоком книксене и проговорила:

      — Меня зовут Анэрия, мадемуазель, я ваша личная горничная.

      Я даже на долю секунды опешила от такого заявления, но после собралась и представилась в ответ:

      — Очень приятно, я — Инга.

      После чего в комнате повисло неловкое молчание. Девушка с ожиданием смотрела на меня, а я на нее… непонимающе. «Наверное, ждет указаний!» — запоздало сообразила я и неуверенно проговорила:

      — А ванная тут где?

      Анэрия словно ждала этого вопроса. Тотчас развернувшись, она предложила проследовать за ней.

      В дальней части гостиной, почти у самого окна, друг напротив друга обнаружились еще две двери.

      — Правая дверь ведет в рабочий кабинет, — сообщила девушка. — А эта, — она толкнула левую, — в спальню.

      Увидев роскошную кровать с балдахином, я уже не удивилась. Только на мгновение задержалась на пороге, снимая грязные сапоги — очень уж не хотелось пушистый густой ковер пачкать.

      Затем, утопая по щиколотку в мягком ворсе, обогнула кровать и между ней и шкафом обнаружила еще одну небольшую дверь.

      — Ванная комната, мадемуазель Инга, — сообщила Анэрия, открывая ту и отступая, чтобы пропустить меня вперед.

      Да-а, так вот они какие, люксы королевские!

      Огромные, в мраморе с золотистыми прожилками, лепниной, декоративными колоннами и… золотым унитазом.

      — Ого! — изумленный вздох вырвался сам собой. После чего я поспешила перевести взгляд на небольшой бассейн, уже наполненный и манящий погрузиться в белую мыльную пену.

      Я даже потянулась к пуговицам рубашки, когда заметила что горничная уходить не собирается. Анэрия уже успела разложить на небольшом диванчике банный халат, полотенца и даже чистое белье, и теперь выжидающе смотрела на меня.

      — Спасибо Анэрия, дальше сама справлюсь, — сообщила я ей.

      — Приятного отдыха, мадемуазель, — пожелала девушка и вышла.

      Едва за ней закрылась дверь, я, не медля больше, быстро сбросила одежду, погрузилась в теплую воду и блаженно зажмурилась. Наконец-то отдых!

      Глава 6

      Я отмокала в ванной почти час. Покинуть это царство неги и релаксации решилась, только когда вода практически остыла. И то лишь потому, что не нашла, где тут краны, или какое-то подобие ее подогрева.

      Замотавшись в халат, я вернулась в спальню и обнаружила дожидавшуюся меня Анэрию. Горничная держала в руках книгу с золотым тиснением на обложке.

      — Это вам приказал передать его высочество Линнелир, — отрапортовала она, кладя книгу на прикроватный столик. — А еще, что ужин будет через четыре часа. Поскольку ваша одежда… немного испачкалась, — девушка немного замялась, — я взяла на себя смелость подобрать несколько гостевых платьев. Они в шкафу.

      Заминку девушки я интерпретировала правильно, попутно оценив и ее деликатность. Дело ведь было не только и не столько в грязи. Основная проблема состояла в том, что мои брюки и рубашка ну никак не вписывались в местную шикарную обстановку. Конечно, Линнелир, судя по первому впечатлению, не был сильно озабочен фактом соблюдения моды, но… Ужинать в присутствии, пусть и равнодушного к одежде, но все-таки принца, комфортнее, выглядя соответственно.

      — Большое спасибо, Анэрия, — поблагодарила я. — Платья я попозже посмотрю, а сейчас просто хотела бы отдохнуть.

      Девушка изобразила легкий книксен и, предупредив, что будет находиться в гостиной, выскользнула из спальни.

      — Ну что ж, — пробормотала я, забираясь на мягкую кровать и притянув к себе книгу. — Начнем, пожалуй, восполнять информационные пробелы экскурсом в местную религию и божественные пантеоны.

      Судя по написанному, изначальных или Верховных божеств в этом мире было трое: Темнейший, Светлейший и Двуликая богиня. От них произошли остальные боги, коих значилось довольно большое количество. Однако в отличие от привычных пантеонов, здесь боги делились на четыре стихийных Круга.

      Самым сильным считался Круг Огня, в первой тройке богов которого, как я уже знала, числился Калионг. Кстати, ему здесь аж несколько страниц отводилось. И подробно рассказывалось о животворящем огне души, который Калионгу был подвластен. Я, правда, многих деталей не понимала, ибо в магии не разбиралась, но все равно осталась под впечатлением.

      Следом шел Круг Воздуха, к которому принадлежала Ашшарисс. В книге она тоже упоминалась, но информации о Богине Вечернего ветра было не слишком много. Оно и понятно — по классификации она действительно числилась не слишком могущественной. В полную силу входила лишь по вечерам, да еще малочисленными летучими ящерицами — гашшарами заведовала. И только.

      Ну а дальше описывались Круг Земли и Круг Воды. Информацию о них я лишь мельком пролистала, отметив, что упомянутый Калионгом покровитель местных короля и наследника — Заолир — один из трех сильнейших богов Земли.

      Стало интересно, как сила богов каждого Круга соотносится с остальными. Например, вот этот Заолир — все равно ведь, получается, сильнее Шер? Даже если сам Круг Земли ниже уровнем? Или нет?

      И почему вообще огонь считался самым сильным, а вода — самой слабой? Где логика?

      В книге я пояснений не нашла, и на ужине решила эту информацию обязательно уточнить. Не понятно же.

      Кстати, об ужине. За чтением я совсем потерялась во времени и понятия не имела, сколько его осталось. Пожалуй, чтобы не задерживаться, если что, стоило хотя бы одеться.

      Я отложила книгу и направилась к шкафу. А, распахнув створки, уже не удивилась увиденному. Анэрия подобрала мне два наряда, и оба они идеально соответствовали моему понятию о средневековой придворной моде.

      Первое платье оказалось насыщенного темно-синего цвета, с серебристой вышивкой по подолу и корсету. Декольте, хоть и неглубокое, было расшито россыпью мелких искристых кристалликов.

      Предложенное мне на выбор следующее платье имело цвет дорогого красного вина. По атласной ткани шла отделка тонким золотым кружевом, а декольте имело куда более глубокий вырез, и украшать его должна была моя грудь.

      В том, что оба платья подойдут по размеру, я почти не сомневалась. В конце концов, юбки длинные и достаточно пышные, а на спине и там и там — шнуровка, позволяющая подогнать мелкие нестыковки по фигуре. Теперь предстояло решить, как я хочу выглядеть. Более скромно или же сексуально.

      Я задумалась. Красное, хоть и нравилось мне больше, все же, наверное, слишком вызывающее. А вот темно-синее вполне…

      — Красное.

      От уверенного женского голоса, раздавшегося за спиной, я едва не подпрыгнула. А, резко обернувшись, обнаружила в спальне Ашшарисс. Поскольку вроде бы причин для появления у богини не было, душу сразу охватили неприятные предчувствия.

      — Шер? Что-то случилось? — с беспокойством спросила я.

      — Знаешь, у меня раньше никогда не было жриц, — вместо ответа задумчиво произнесла она. — Ни одной. Только мужчины. Не нравились мне женщины. А сейчас вот, думаю, может и зря. В конце концов, девочкам всегда проще договориться. И воспринимаешь ты меня по-другому… — она вдруг, словно отвлекаясь от мыслей, мотнула головой и широко улыбнулась — В общем, я чего пришла-то. Я тут немножко подумала и решила тебе подарок сделать. Держи.

      И протянула золотую цепочку, на которой висел большой, с голубиное яйцо, рубин, мягко переливающийся радужным светом. От такой красоты я аж застыла. И вот это… это мне?

      — Бери, бери. А то они там все такие гордые и разряженные сидеть будут, — Шер с неудовольствием фыркнула. — Это обидно, даже я понимаю. Пусть лучше завидуют.

      — Но…

      — А еще это артефакт, — добавила она, не дав мне и слова против сказать. — Я, конечно, не большой специалист по артефактам. Признаться, это вообще первый артефакт, который я сотворила. Пришлось даже у Калионга помощи просить. Но, вроде бы, получилось неплохо. Теперь у тебя от ментальной магии защита сносная будет, чтобы кто попало не усыплял и не очаровывал, — сердито добавила Шер под конец. — А то повадились, понимаешь.

      От последней фразы я очнулась и поспешно взяла кулон. Как бы там ни было, Ашшарисс права. Вещь не просто красивая, а действительно крайне необходимая.

      Надев украшение на шею, я защелкнула замочек и с изумлением увидела, как тот сразу же пропал.

      — Ну, не думаешь же ты, что такие вещи можно по рукам пускать? — хмыкнула Шер. — Артефакт только под тебя сделан. Пожизненно. Ну и ради твоей же безопасности, снимать его не рекомендуется. Если не захочешь, чтобы его видели — мысленно заставь кулон исчезнуть, да и все.

      — Спасибо, — прошептала я, осторожно касаясь теплого камня. — Это потрясающая вещь.

      — Пожалуйста, — богиня буквально лучилась от удовольствия. — Мне и самой нравится. Все-таки не зря я Калионга почти час мучила с просьбами помочь. В одиночку, конечно, мне еще потренироваться надо, чтобы что-то подобное сотворить. Ну да это уже не к спеху. Мальчики, думаю, не обидятся, у них и так все есть.

      — Неужели Калионг расщедрился на помощь?

      — Ну, у Калионга среди жрецов тоже раньше девочек не было. А ты так им восхищалась… удачно, — Ашшарисс хихикнула. — В общем, мне оставалось только чуть-чуть надавить на его гордость и самодовольство — и вот, результат. Всю внешнюю оболочку сделал он. Я только наполнила силой.

      — Здорово! — вновь повосторгалась я.

      — Ладно, одевайся, а я пойду, пожалуй, — заключила Шер. — Мне еще Алекса сюда заманить надо. А он — парень временами очень упрямый… н-да. В общем, удачки!

      Она еще раз улыбнулась и исчезла в легком мерцании. Невероятная, все-таки, женщина. И действительно делает все, чтобы исключить малейшие непредвиденные ситуации.

      Уж не знаю, как там другие боги поступают. Но одно могу сказать точно — теперь я своими глазами вижу, что с такой покровительницей действительно любой может радикально поменять свою жизнь.

      Жаль только, повернуть время вспять Ашшарисс не сможет.

      Ну да ничего. Завтра я все-таки попаду в свой родной мир. Пусть ненадолго: обещание, данное Арданэллиру, я нарушать не имею права. Сделка так сделка. Однако, я хотя бы смогу позвонить родным и попрощаться. Сказать, что… ну, например, уезжаю заграницу на длительные раскопки. А потом изредка буду просить Ардана, чтобы тот хоть ненадолго разрешал возвращаться и отсылать весточку. Ведь не совсем же он бесчувственный чурбан, должен пойти навстречу. Надеюсь.

      Сердце тоскливо сжалось, но я тотчас сердито мотнула головой.

      Не время грустить. Надо возвращаться к платьям.

      — Красное, так красное! — пробормотала я и, вытащив нужный наряд из шкафа, приступила к одеванию.

      Однако если влезть в платье мне удалось, то вот застегнуть и затянуть корсет — увы. Я честно пыталась, но спустя минут десять была вынуждена признать: в одиночку не справлюсь. Пожалуй, подобное не удалось бы провернуть даже девушке-змее из цирка. Так что пришлось признать поражение и звать Анэрию.

      Девушка просьбе не удивилась. С четкостью профессионала она быстро затянула на мне платье и усадила на пуф перед зеркалом. Тут же, в ящиках туалетного столика обнаружились щетка для волос, множество шпилек, заколок и косметика. Разложив все это богатство, горничная поинтересовалась:

      — Какую прическу желаете, мадемуазель Инга?

      Поскольку о местной моде я понятия не имела, то просто предложила:

      — Сделайте что-нибудь на ваше усмотрение. Вечернее, но не слишком вычурное.

      — Как прикажите, — кивнула Анэрия и приступила к работе.

      С волосами мы закончили быстро, после чего перешли к макияжу. Впрочем, и эта часть сборов не слишком напрягла мою помощницу, и спустя минут сорок я уже любовалась на себя в зеркало. Простая прическа и легкий макияж достаточно эффектно сочетались с пышностью и яркостью платья. Да и рубин на груди притягивал взгляд к декольте.

      Я чувствовала себя невероятно привлекательной и, как любая женщина, уже предвкушала восторженные мужские взгляды. Впрочем, в следующий миг я вспомнила, что ужин будет проходить в компании двух замороженных дэйнатаров. И градус моих ожиданий резко снизился.

      Но с другой стороны их сниженная эмоциональность — не повод расстраиваться. В конечном итоге, главное, что мне нравится, как я выгляжу. И не факт, что когда-нибудь представится возможность, еще раз увидеть такое отражение в зеркале.

      От разглядывания своего образа меня отвлек громкий уверенный стук.

      «Наверняка уже пора выдвигаться на ужин», — сообразила я и, надев стоявшие рядом со шкафом туфли, поспешила на выход. А успевшая вперед меня Анэрия уже открывала дверь.

      На пороге обнаружился Арданэллир в строгом иссиня-черном камзоле, который выгодно подчеркивал мощную фигуру и белоснежные, заплетенные в сложную косу волосы. Дэйнатар скользнул по мне взглядом и задержался на глубоком вырезе.

      «Проняло!» — мысленно восторжествовала я и присела в шутливом приветственном книксене.

      — Неплохо, — в голосе Ардана, впрочем, не отразилось ни единой эмоции. — Надеюсь, реверансы ты делаешь на таком же уровне.

      — Что, прости? — не поняла я.

      — Мы идем на ужин к королю, — бесцветно пояснил он. — А монарха женщины приветствуют реверансом.

      — Я знаю… Что?! К-как к королю? Зачем?

      — Как зачем? — Арданэллир слегка изогнул бровь. — Я ведь здесь. Было бы странно, если бы Гарольд Сирский проигнорировал этот факт.

      Ах да, точно. Арданэллир ведь у нас племянник короля дружественного государства. И дальний родственник по совместительству. Вот только меня-то зачем к семейному междусобойчику приплетать? Посмотреть на ходячую подставку для магической книжки захотелось?

      От осознания этого стало вдвойне неуютно. Предложенную дэйнатаром руку приняла на автомате.

      — Интересный кулон, — отметил Ардан. — Ашшарисс или Калионг?

      Так вот отчего он на мою грудь косится! А я-то думала…

      — И тот, и другая, — буркнула я, чувствуя, как в душе, оттесняя растерянность, все сильнее разгорается раздражение.

      — Сильная вещь, — оценил Арданэллир. — Почему ты не рада?

      А и впрямь, почему? Неужели меня действительно расстраивает то, что дэйнатар не оценил какое-то платье? Пф-ф. Да плевать я на мнение этого бледного типа хотела!

      — У тебя избирательное внимание, — процедила я язвительно. — Мы идем на королевский ужин. С чего мне выглядеть счастливой?

      — А что в этом плохого? — спокойно парировал Арданэллир. — Любая бы на твоем месте, напротив, была бы счастлива.

      — Я — не любая. Я — это я.

      Уголок губ дэйнатара на мгновение дрогнул в усмешке. Впрочем, комментировать мое заявление он не стал, просто молча повел вперед.

      Ладно, так даже лучше. Я слишком хорошо воспитана, чтобы ругаться прилюдно. Тем более что людей в наполненных антиквариатом коридорах действительно прибавилось.

      И не сказала бы, что все они куда-то спешили. Дамы в пышных платьях и драгоценностях, прохаживались, непринужденно болтая. Молодые девушки строили глазки мужчинам в расшитых серебром и золотом камзолах.

      Среди них я почувствовала себя словно на маскараде. Или на съемках исторического фильма о каком-нибудь Людовике XIV. Впрочем, буквально через несколько минут эти ощущения отошли на второй план, а мне стало очень неуютно.

      Потому что, на нас с Арданэллиром обращали внимание абсолютно все. На дэйнатара смотрели с любопытством и уважением, а дамы, как ни удивительно при его специфической внешности, еще и с восхищением.

      На меня же высшее общество реагировало совершенно противоположным образом. Взгляды мужчин откровенно оценивали треклятое декольте, и только его. Даже несмотря на артефакт, я для них являлась лишь этакой куклой-довеском. Девочкой, которую великий агон какого-то там крыла выбрал для временного развлечения.

      Женщины же и вовсе смотрели в мою сторону, не скрывая черной зависти. Кажется, будь их воля, меня бы разорвали на мелкие кусочки, чтобы не занимала вип-место рядом с Арданэллиром.

      «И чего они в нем находят? — я сердито покосилась на предмет всеобщего обожания. — Характер отвратительный, да еще эти шрамы. Нет, понятно, что ночью их не видно, но неужели оно того стоит? Кстати… с какого черта я вообще об этом думаю?»

      В этот момент дэйнатар каким-то чудом уловил мой взгляд и вопросительно изогнул бровь. Очень вовремя!

      — Мне не нравится такое внимание, — буркнула я в ответ на невысказанный вопрос. — Все вокруг опять считают меня… кем не следует.

      — С этим, увы, ничего поделать не могу, — откликнулся Арданэллир. — А вообще, радовалась бы, что им неизвестно, кто ты на самом деле. Когда узнают, будет еще хуже.

      Я поперхнулась и мысленно вздрогнула.

      — Да уж. Успокоил. Когда мы уже дойдем-то?

      — Малая королевская столовая находится в первом крыле. Скоро будем на месте.

      Ардан оказался прав, буквально через пару минут мы уже подходили к обсидиановой с золотыми насечками арке, которая уводила в новый, практически пустой коридор. Рядом с ней стояли несколько типичных гвардейцев в форме военного кроя, с мечами наголо. Тут же находился крупный мужчина с чеканной золотой цепью на шее и тонкой тростью в руках.

      «Местный дворецкий, что ли?» — мелькнула мысль.

      Догадка оказалась верной. Едва мы приблизились, мужчина поклонился и произнес:

      — Агон, мадемуазель, прошу пожаловать за мной. Их высочества Джердан и Бернард уже прибыли. Его высочество принц Линнелир с супругой ожидаются.

      После этого дворецкий чинно развернулся и пошел вперед, указывая нам путь.

      — У Линнелира есть жена? — я с искренним удивлением посмотрела на Ардана.

      — А ты надеялась, что нет? — неожиданно резко произнес тот.

      Я мигом нахмурилась. Это на что намек сейчас был?

      — Нет… в смысле, я ни на что не надеялась, — огрызнулась я. — Просто не ожидала, что у такого, как вы, может быть жена.

      — Линнелир — не такой, как мы, — холодно напомнил Арданэллир. — Он полукровка. Но даже дэйнатары между собой заключают браки, и в этом нет ничего удивительного.

      Очень хотелось ответить, что для таких ледяных бесчувственных чурбанов браки — либо формальность, либо нонсенс, но я не стала. В конце концов, меня порядки их «ангельской» расы мало волнуют. Гораздо интереснее, что это за принцы к королю прилагаются. И насколько братья Линнелира похожи на него.

      Тем временем мы оказались рядом с большими бело-золотыми двустворчатыми дверьми. Услужливые лакеи тотчас распахнули их перед нами, и мы вошли в просторный, залитый светом хрустальных люстр зал.

      По левой его стороне тянулась цепочка из восьми стрельчатых витражных окон, полускрытых золотыми портьерами. Беломраморный пол и расположенные по углам колонны искрились золотистыми прожилками. Всю правую сторону занимало огромное мозаичное панно, изображавшее удивительной красоты парк и королевский пикник. А по центру зала расположился длинный обеденный стол, накрытый кипенно-белой скатертью.

      И это малая столовая? Боюсь представить, каких размеров тогда по здешним меркам большая!

      Неподалеку от обеденного стола о чем-то разговаривали двое мужчин.

      «А вот и принцы», — определила я и более внимательно присмотрелась к членам королевской семьи.

      Первый — высокий и широкоплечий, с темными волосами и жесткими, словно отлитыми из бронзы чертами лица действительно чем-то походил на Линнелира. Правда, взгляд его льдисто-голубых глаз был более живым и, одновременно, давящим, властным.

      На мощной фигуре принца красовалась строгая темно-синяя, с изумрудными вставками форма. Через левое плечо была перекинута расшитая серебром перевязь, на поясе пристегнут меч, а голову венчал платиновый обруч с одиноким крупным сапфиром.

      Второй оказался так же темноволос и высок, но более изящен. Фасон его одежды полностью повторял форму брата, только с преобладанием бордовых и коричневых цветов, а в обруч на голове был вставлен тусклый рубин.

      Но самое главное — лицо. Точеные черты принца притягивали своей совершенной красотой, а яркие фиалковые глаза и вовсе завораживали. Я никогда в жизни раньше таких глаз не видела. Пожалуй, в такого мужчину можно было бы влюбиться только из-за внешности. Даже не вспоминая о том, что он, к тому же, принц. Слава богу, у меня с самоконтролем все в порядке, и я ученый, а не романтик. Но все же интересно, сколько местных придворных дам от него без ума?

      Дворецкий, тем временем, зычно сообщил о нашем прибытии, и Ардан подвел меня к парочке венценосных особ. Я присела в положенном книксене, попутно узнав, что принца-красавчика зовут Бернард, а его брата — Джердан.

      Наследник престола на приветствие отреагировал вежливым кивком. А вот Бернард, быстро оглядев меня, промурлыкал:

      — Добро пожаловать в Полуночный замок, мадемуазель Инга. Вы невероятно обворожительны, и этот цвет вам очень идет.

      — Благодарю, — я даже слегка смутилась от такого внимания.

      — Надеюсь, вас комфортно разместили? Возможно, остались какие-то пожелания?

      Кажется, кто-то изо всех сил старался выглядеть радушным хозяином.

      — Нет, все замечательно, ваше высочество, — заверила я, с легкой тревогой отмечая, что Арданэллир заметно помрачнел.

      — Это замечательно, — Бернард, напротив, буквально лучился от удовольствия. — Но если вдруг что-то понадобится, можете сразу обращаться ко мне…

      Договорить он не успел. Дэйнатар одним смазанным движением внезапно оказался между нами и ледяным тоном процедил:

      — Даже не думай, Бернард. Она под моей защитой.

      — Пф-ф, — нервно поморщился тот. — Я всего лишь проверял мощность ее амулета. С таким артефактом моя магия на нее все равно не действует. Чего злишься? Бери пример с девушки, она, в отличие от тебя, спокойно на это реагирует. Вы ведь не имеете ко мне никаких претензий, Инга?

      — Нет, — ответила я настороженно, не совсем понимая, о чем идет речь.

      Принц, что, только что колдовать как-то пытался?

      — Вот видишь, — нервный взмах рукой, — она не в обиде.

      — И, тем не менее, дальнейшие подобные попытки «проверок» я буду воспринимать как оскорбление Туманному королевству и прямой вызов лично мне.

      Ух, ничего себе заявление!

      Бернард аж дернулся, а Джердан впервые удостоил меня взглядом, в котором проскользнул интерес. Даже я, ничего толком не смысля в местных обычаях, понимала всю серьезность такого заявления. Готовность пойти на прямой конфликт с другим королевством ради какой-то там… не дэйнатарки?

      Впрочем, о чем это я. Арданэллир просто следит за тем, чтобы не повредили ходячую подставку артефактной книжки.

      Возникшую после слов дэйнатара неловкую паузу прервал громкий голос дворецкого, оповещающего, что прибыл его высочество Линнелир Сирский с супругой герцогиней Еленой Сирской.

      Привычное имя резануло слух. Я обернулась как раз, когда в зал входил Линнелир в сопровождении миловидной светловолосой девушки, одетой в пышное платье жемчужного цвета. Рядом с казалось бы начисто лишенным эмоций, затянутым в черную форму мужчиной, она смотрелась какой-то особенно живой и солнечной.

      «Странная пара», — мелькнуло в голове.

      Елена смотрела на меня с интересом. Видимо, Линнелир уже сообщил ей, кто я такая. И вроде бы все в ней говорило, что девушка настроена доброжелательно, но едва она улыбнулась, мне неожиданно стало не по себе.

      Спутница Линнелира чем-то неуловимо отличалась от всех присутствующих. Это беспокоило и заставляло нервничать. Что за глупое наваждение?

      — Инга, знакомься, моя супруга Елена, — подойдя к нам, проговорил Линнелир. — Она тоже из твоего мира.

      Попаданка? Как и я? Так это здорово!

      — Очень приятно, — я улыбнулась, стараясь запихнуть подальше странное чувство дискомфорта.

      Вот не вовремя оно, совсем не вовремя!

      — Взаимно, — а вот ответная улыбка Лены, похоже, была совершенно искренней. Правда, в глазах ее неожиданно вспыхнули голубоватые искорки, добавляя мне нервозности. — Ты ведь тоже из России?

      — Да, — кивнула я, все еще не в силах разобраться, что же со мной происходит.

      Проблему решил, как ни странно, Арданэллир. Каким-то образом заметив мое состояние, он спокойно, с привычной прямотой сообщил:

      — Инга, она светлый маг. Ты чувствуешь себя неуютно из-за конфликта вашей силы.

      Улыбка Лены разом погасла, она растерянно посмотрела на мужа. Да и мне стало как-то стыдно за саму себя. Даже несмотря на то, что я не слишком поняла, в чем, собственно, проблема.

      — Ардан, ты тактичен, как табирол, — слегка поморщившись, сообщил Линнелир, а потом пояснил нам с Леной: — Ваша магическая сила разной направленности. Темная и светлая энергия обычно стремятся к взаимному поглощению. Обычно такие проблемы решаются индивидуальными щитами, но на Инге его нет. Впрочем, он легкий, — принц перевел взгляд на меня, — позже научу. Это быстро.

      — Спасибо, — искренне поблагодарила я, ибо шарахаться от людей только по причине того, что у них магия другая, совсем не хотелось.

      Лена, вроде бы, тоже успокоилась. Правда, поговорить нам больше не удалось: в малой столовой вновь раздался голос дворецкого:

      — Его Полуночное величество, Гарольд Сирский Темнейший!

      После чего в зал уверенной походкой вошел высокий, крупный мужчина лет пятидесяти на вид. Я тут же присела в реверансе, попутно отмечая сильное сходство короля с принцем Джерданом. Те же жесткие черты лица, те же цепкие, пронзительные голубые глаза. Правда, темные от природы волосы мужчины уже тронула седина, но, пожалуй, так он выглядел даже более властным и царственным.

      Одежду его Полуночного величества украшала золотая вышивка, а поверх камзола была наброшена пурпурная мантия с меховой оторочкой. Голову же венчала платиновая корона с россыпью драгоценных камней.

      Оглядев нас, Гарольд Сирский остановил взгляд на Ардане.

      — Арданэллир Атрандир, — голос короля был глубоким и слегка рокочущим. — Мы рады визиту племянника Зариила Туманного в нашем доме. Надеемся, ваше пребывание здесь ничто не омрачит.

      — Благодарю за гостеприимство, ваше величество, — с легким поклоном бесцветно откликнулся дэйнатар.

      Король благосклонно кивнул и направился дальше. Лишь когда он занял положенное место во главе стола, я, наконец, смогла распрямиться. Коленки с непривычки слегка подрагивали. Все-таки изучать, будучи еще ребенком, в кругу семьи этикет — это одно, а демонстрировать знания на практике через много лет — совсем другое.

      Присутствующие, тем временем, тоже начали занимать места. Причем, делали это весьма специфическим образом. По правую руку от короля сел принц Джердан, а рядом с ним Линнелир почему-то усадил Елену. Сам же, оставив жену, сел по левую руку от Гарольда Сирского. К Лене же двинулся Арданэллир.

      А я? А мне куда садиться прикажете? За Арданом идти?

      Спас меня Бернард. Принц неожиданно вновь оказался рядом и, одарив очередной теплой улыбкой, подхватил под руку.

      — Вы ведь позволите мне загладить наше маленькое недоразумение и поухаживать за вами этим вечером, Инга? — промурлыкал он, увлекая меня на левую сторону и уверенно усаживая между Линнелиром и собой.

      Такая компания меня вполне устраивала, так что я вежливо кивнула:

      — Конечно.

      И начался ужин. Воистину королевский!

      Сначала прислуга предлагала различные закуски: канапэ с форелью и сыром, тарталетки с лососем, тонкие свернутые в трубочку вокруг нежнейшего кремового сыра ломтики копченого мяса.

      На горячее подали баранью вырезку, запеченную под корочкой, с белым винным соусом, грибами и какими-то кисло-сладкими ягодами. Каждый кусочек мяса буквально таял во рту, и сдержаться от стона восхищенного гурмана было крайне трудно. Потом были какие-то гарниры, перемены блюд и столовых приборов…

      В общем, к моменту подачи десерта, я чувствовала себя объевшимся, раздувшимся колобком. Причем не столько по причине того, что объедалась сама, сколько из-за заботы принца Бернарда. Он ведь действительно выполнял свое обещание поухаживать в полном смысле этого слова. И кроме того, что не упускал момента сказать мне комплимент, постоянно предлагал выбрать ту или иную закуску.

      Это, особенно поначалу, жутко смущало, и отказываться я считала не вежливым. Вот и напробовалась.

      Но вообще, стоило признать: если забыть о странном начале нашего знакомства, Бернард действительно оказался идеальным мужчиной. Он был безупречно вежлив, тактичен, предупредителен. Он оказался изумительным собеседником. Интересовался моим миром, выспрашивал подробности работы археолога. И искренне удивлялся, как можно без магии, просто на глаз, определять возраст вещей. В общем, полностью отвечал сказочному понятию прекрасный принц, за которого все принцессы переубивали бы друг друга.

      Я сама не заметила, как разговорилась, отбросив недавнюю скованность. А когда к беседе подключилась Лена, и вовсе почувствовала себя почти комфортно. К тому же король отвлекся, о чем-то тихо переговариваясь с Джерданом. Линнелир, несмотря на отстраненный вид, и вовсе не воспринимался кем-то чужим. Видимо, сказалось действие татуировки Ашшарисс: коллега по жречеству, все-таки.

      И только присутствие за столом ледяного, как айсберг, Арданэллира не давало полностью расслабиться. Хотя, может, это и к лучшему. Все-таки это не междусобойчик, а королевский ужин. Лучше об этом не забывать.

      Я с сожалением вспомнила, сколько всего хотела разузнать. Да и с Леной неплохо бы пообщаться отдельно. А то от вопросов о своем попаданстве она старательно уходила. Видно было, при принцах не хочет эту тему затрагивать.

      Что ж, надеюсь, хоть завтрак пройдет в более неформальной обстановке.

      Наконец, ужин подошел к концу. Однако едва мы поднялись из-за стола, король вдруг обратился к Ардану:

      — Раз уж вы здесь, Арданэллир, мы хотели бы обсудить некоторые моменты нашего дальнейшего сотрудничества.

      — Разумеется, ваше величество, — тот кивнул, а потом посмотрел на меня, — но сначала я…

      — Не беспокойтесь, мадемуазель Ингу провожу я, — с улыбкой перебил Бернард. И, видя, как глаза Ардана вспыхнули опасной ртутью, уже жестче добавил: — Если, конечно, вы мне доверяете, агон.

      Формулировку я оценила. Несмотря на неприязнь, прямо заявить о недоверии к члену королевской династии союзного государства без веских на то причин Арданэллир просто не имел права. Понимал это и дэйнатар. Однако в отличие от меня он был опытным дипломатом и ответил, хоть и вежливо, но не менее однозначно:

      — Полагаю, что третий в роду на Темнейшее наследие не совершит ничего, что могло бы заставить меня усомниться в нем и союзном королевстве.

      Лично я и до этого момента не особо волновалась о том, что принц Бернард в течение нескольких минут пройдется рядом. Что в этом такого? А уж после такой завуалированной угрозы и вовсе беспокоиться перестала.

      Зато его величество Гарольд Сирский слегка нахмурился. Явно понимая, что подобные слова были сказаны не просто так, он в упор посмотрел на сына и отчеканил:

      — Не волнуйтесь, Арданэллир. С вашей спутницей ничего не случится.

      — Пойдемте, Инга. Вы, наверное, уже мечтаете об отдыхе, — сразу же добавил принц Бернард и предложил локоть.

      И вот почему, спрашивается, Ардан на него взъелся? Да, видно, что мужик прожженный ловелас. Ну так и я не романтичная девчонка, строящая себе воздушные замки. Прекрасно осознаю, что мне с Бернардом светит только рядом постоять, не более того. Да и вряд ли именно это стало причиной недовольства дэйнатара.

      Простившись с его величеством и остальными, я приняла поддержку принца, и мы направились к выходу из зала. Обжигающий спину взгляд Арданэллира я чувствовала вплоть до того, пока за нами не закрылись двери.

      Неужели он и впрямь считает этого принца настолько опасным? Да, Бернард вроде как пытался меня очаровать. Но потом сам же признал, что мой амулет полностью нейтрализует его магию. Да и столько заверений прозвучало о том, что больше подобное не повторится. После всего этого Бернард был бы просто ненормальным, если бы решился колдовать! Тем более в людных коридорах, где все нас откровенно разглядывают.

      Хотя, судя по вновь полным ненависти взглядам окружающих дам, пожалуй, сделай Бернард попытку меня убить, женская сторона встретила бы ее аплодисментами...

      — Вы так задумчивы, Инга, — отвлекая от размышлений, отметил принц. — Устали? Не понравился ужин?

      — Ужин был замечательный, — вежливо откликнулась я, с трудом сдерживая нервозность. — И устала, да, если честно, очень. День сегодня был насыщенный.

      — Наслышан. У вас очень стойкий и сильный характер. Мало какая девушка при виде туманных пауков не упала бы в обморок.

      — Я просто настолько испугалась, что забыла это сделать, — пробормотала я. — Вообще я пауков даже в своем мире боялась. Маленьких. А тут такие…

      Меня передернуло.

      Принц тут же накрыл мою, устроившуюся на его локте ладонь своей, и слегка сжал.

      — Не вспоминайте об этом. Думайте лучше о том, что все позади. Здесь вы в абсолютной безопасности. Что бы там ни вообразил себе Арданэллир из-за неприязни к нашему дому.

      — А почему эта неприязнь вообще возникла? — заинтересовалась я. — Они ведь с Линнелиром друг друга практически ненавидят, оказывается.

      — Верно, — Бернард улыбнулся. — Но здесь все очень просто: дэйнатары — весьма надменная раса, уверенная в своем полном превосходстве над всеми остальными. Этакие избранники богов. Они ведь появились только благодаря вмешательству свыше. Ну и, как результат, кровосмешение с обычными людьми у них не в почете. Полукровок они, мягко говоря, не любят, и подобными себе не считают.

      — А Линнелир — полукровка…

      — Да, — принц кивнул. — Причем, в отличие от Джердана, который пошел в отца, Лин, как вы сами видели, внешностью от дэйнатаров не отличается. Абсолютная копия. Разумеется, их это злит. Ведь они знают, что, несмотря на внешность, он наполовину человек. Ну а династический брак нашего отца с дочерью Заариила Туманного, правителя Туманного королевства, требует от них проявлять к братьям уважение. С Джерданом-то они более-менее смирились — все-таки будущий король, а вот Лин… с Лином все сложно. У него отвратительный характер, и при этом он один из сильнейших темных магов. У Арданэллира тоже характер премерзкий, и при этом он лучший убийца магов. Естественно, они хотят выяснить, кто же все-таки лучше, но причинить серьезный вред друг другу не имеют права. Зато соперничать — сколько угодно. Собственно, последние лет тридцать они этим и занимаются с переменным успехом.

      — Ого! — я хмыкнула. — И сейчас, насколько я понимаю, успех на стороне вашего брата.

      Мы, тем временем, завернули в гостевое крыло. Что приятно — безлюдное, где уже никто не кидал неприязненных взглядов. Так что сразу спокойнее стало, и интерес к разговору в такой обстановке еще больше разгорелся.

      — Именно. Причем с большим перевесом, — подтвердил Бернард. — Поэтому Ардан и злится, несмотря на свое внешнее якобы равнодушие. И надуманными обвинениями и подозрениями выдает желаемое за действительное. Не верьте тем, кто говорит, что у дэйнатаров отсутствуют эмоции, Инга. Они просто очень хорошо умеют их скрывать и не считают достойным их проявлять по любому поводу. Но эмоции у них есть. Я, благодаря врожденным особенностям, как никто такие вещи чувствую.

      — Врожденным? А ведь вы не…

      Я замялась, не решаясь задать вопрос, но принц понял и так. И ответил:

      — Нет, во мне нет крови дэйнатаров. У нас с Джерданом и Линнелиром разные матери.

      — И у вашей матери потрясающие глаза, — вырвалось у меня само собой. Правда, я тут же смущенно потупилась и выдавила: — Извините. Просто в моем мире глаз такого насыщенного фиолетового цвета в принципе не бывает.

      — Я знаю, — Бернард мягко улыбнулся. — Уверяю, в этом мире вы их тоже очень редко встретите. Этот цвет глаз напрямую связан с врожденным даром. Тем самым, который позволяет мне чувствовать эмоции.

      — Интересный дар, — пробормотала я, внезапно сообразив, что и мои эмоции принц тоже наверняка читает.

      И восхищение, и…

      — Вы так мило смущаетесь, — мурлыкнул он. — Но не переживайте. Мысли ваши я точно прочитать не в состоянии. Ваш артефакт безупречен. Кстати, отрадно, что вы, как и я, предпочитаете рубины. — Отметил Бернард, скользнув взглядом… ну, формально, по артефакту.

      — Вообще-то до недавнего времени я, как и любая девушка, предпочитала бриллианты, — отшутилась я, мысленно вновь проклиная излишне откровенное декольте. — Но дар Калионга несколько изменил мое мнение на этот счет.

      — Как удачно, — вполголоса произнес принц. Впрочем, тут же, с легким весельем в голосе добавил: — Что ж, буду считать это знаком свыше, указующим на сходство наших душ. И не нужно рассматривать пол, Инга, мы уже пришли.

      Я быстро подняла голову и увидела, что и впрямь нахожусь рядом с дверью в выделенные апартаменты.

      — Спасибо, что проводили ваше вы…

      Скользнувший по губам палец принца заставил меня замолчать.

      — Не нужно. Ты вполне можешь звать меня просто по имени.

      Ох, ничего себе заявление! С чего вдруг такая честь? Неужели так понравилась?

      Щеки мгновенно вспыхнули. Я перевела растерянный взгляд на мужчину и мгновенно утонула в его нереальных фиалковых глазах. Они манили и завораживали, а тепло рук, которые как-то незаметно переместились на мою талию, пробуждало весьма откровенные желания. Может, виной тому долгое воздержание, а может, просто потому, что мужчина был сумасшедше красив. Но когда меня притянули вплотную, я не противилась.

      — Ты удивительный, экзотичный цветок, Инга, — склоняясь надо мной и едва касаясь губ, прошептал Бернард. — Раскройся, девочка. Хочу тебя попробовать.

      И, не дожидаясь ответа, поцеловал. Сначала мягко, нежно, добиваясь неосознанного отклика. А едва его получив, продолжил все более жадно, сильно, подчиняя. Зарываясь рукой в волосы, оттягивая голову назад и одновременно удерживая, чтобы даже попытки не сделала отстраниться.

      Но я и не пыталась. Я горела и таяла.

      Никогда в жизни меня так не целовали. Так, словно я была единственной, самой желанной женщиной на свете. Меня действительно изучали, ловили каждый вздох, каждую реакцию тела.

      Постепенно губы мужчины соскользнули на шею, оставляя чуть влажную дорожку, лаская языком и прикусывая… весьма ощутимо.

      Это отрезвило. Я дернулась, приходя в себя, и Бернард тотчас отстранился.

      — Извини, цветочек. Ты так горишь… Увлекся.

      В ответ не смогла и слова вымолвить. Смущение мгновенно опалило кожу огнем, а мысли будто подернулись легкой фиалковой дымкой. Казалось, что земля вот-вот уйдет из-под ног.

      — Приятных снов, Инга, — легонько коснувшись губами моей руки, пожелал Бернард. — Надеюсь увидеть тебя завтра, бодрой и полной сил.

      — Д-да, конечно, — выдавила я. — Доброй ночи.

      После чего, забыв обо всех правилах этикета, быстро скрылась в своих апартаментах.

      Оказавшись в гостиной, я устало облокотилась спиной о дверь. Дыхание, сбившееся во время поцелуя, никак не желало приходить в норму, а ноги буквально подкашивались.

      «С ума сойти, какой мужчина! Такой не только спящую принцессу разбудит, но и мертвую поднимет».

      — Мадемуазель Инга? — встревоженный голос горничной вернул меня в реальность.

      Как оказалось, Анэрия все это время дожидалась меня. От вопроса «зачем», девушка даже удивилась.

      — Как зачем? А помочь переодеться ко сну? Вы же с платьем одна не управитесь, — пояснила она.

      И, вспомнив о профессионально затянутой шнуровке корсета, я поняла: да, не справлюсь. Тем более, сейчас, когда руки дрожат. Даже пытаться не стану.

      Глубоко вздохнув, я оторвалась от своей подпорки и направилась к Анэрии. Та шу


Закрыть ... [X]

Как сделать страницу вк интересной и популярной? - Gord От чего может высыпать сыпь на руках

Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там Статусы ты находишься там