Действующие лица

Эскал, князь Веронский.2В то время правителем Вероны был Бартоломмео делла Скала.

Граф Парис, молодой человек, родственник князя.

Монтекки, Капулетти – главы двух враждующих домов.

Дядя Капулетти.

Ромео, сын Монтекки.

Меркуцио, родственник князя, друг Ромео.

Бенволио, племянник Монтекки, друг Ромео.

Тибальт, племянник леди Капулетти.

Брат Лоренцо, Брат Джованни – францисканские монахи.

Балтазар, слуга Ромео.

Самсон, Грегорио —слуги Капулетти.

Петр, слуга Джульеттиной кормилицы.

Абрам, слуга Монтекки.

Аптекарь.

Три музыканта.

Паж Париса.

Первый горожанин.

Леди Монтекки, жена Монтекки.

Леди Капулетти, жена Капулетти.

Джульетта, дочь Капулетти.

КормилицаДжульетты.

Горожане Вероны, мужская и женская родня обоих домов, ряженые, стража, слуги и хор.

Место действия – Верона и Мантуя.

Пролог

Входит хор.

Хор

Две равно уважаемых семьи В Вероне, где встречают нас событья, Ведут междоусобные бои И не хотят унять кровопролитья. Друг друга любят дети главарей, Но им судьба подстраивает козни, И гибель их у гробовых дверей Кладет конец, непримиримой розни. Их жизнь, и страсть, и смерти торжество, И поздний мир родни на их могиле На два часа составят существо Разыгрываемой пред вами были. Помилостивей к слабостям пера: Грехи поэта выправит игра.

Действие I

Сцена первая

Верона. Торговая площадь.

Входят Самсон и Грегорио, слуги Капулетти, с мечами и щитами.

Самсон

Помни, Грегорио, лицом в грязь не ударять.

Грегорио

Что ты! Наоборот. Грязью в лицо, только кто попадись.

Самсон

Зададим им баню.

Грегорио

Самим бы выйти сухими из воды.

Самсон

Я скор на руку, как раскипячусь.

Грегорио

Раскипятить-то тебя – нескорое дело.

Самсон

Перед монтекковскими шавками я киплю, как кипяток.

Грегорио

Кипеть – уйдешь. Вскипишь – и наутек, как молоко. А смелый упрется – не сдвинуть.

Самсон

Перед шавками из дома Монтекки я упрусь – не сдвинуть. Всех сотру в порошок: и молодцов и девок.

Грегорио

Подумаешь, какой ураган!

Самсон

Всех до одного. Молодцов в сторону, а пальца девок по углам и в щель.

Грегорио

Ссора-то ведь господская и между мужской прислугой.

Самсон

Все равно. Слажу с мужской, примусь за женскую. Всем покажу свою силу.

Грегорио

И бедным девочкам?

Самсон

Пока хватит мочи, и девочкам. Я, слава Богу, кусок мяса не малый.

Грегорио

Хорошо, что ты не рыба, а то был бы ты соленой трескою. Скорей, где твой меч? Вон двое монтекковских.

Самсон

Готово, меч вынут. Задери их, я тебя не оставлю.

Грегорио

Это еще что за разговор? Вперед, пожалуйста.

Самсон

Обо мне не беспокойся.

Грегорио

Есть о ком беспокоиться!

Самсон

Выведем их из себя. Если они начнут драку первыми, закон будет на нашей стороне.

Грегорио

Я скорчу злое лицо, когда пройду мимо. Посмотрим, что они сделают.

Самсон

Я буду грызть ноготь3Грызть ноготь большого пальца, щелкая им о зубы, считалось оскорблением.по их адресу. Они будут опозорены, если пропустят это мимо.

Входят Абрам и Балтазар.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон

Грызу ноготь, сэр.

Абрам

Не на наш ли счет вы грызете ноготь, сэр?

Самсон

(вполголоса Грегорио)

Если это подтвердить, закон на нашей стороне?

Грегорио

(вполголоса Самсону)

Ни в коем случае.

Самсон

Нет, я грызу ноготь не на ваш счет, сэр. А грызу, говорю, ноготь, сэр.

Грегорио

Вы набиваетесь на драку, сэр?

Абрам

Я, сэр? Нет, сэр.

Самсон

Если набиваетесь, я к вашим услугам. Я проживаю у господ ничуть не хуже ваших.

Абрам

Но и не у лучших.

Грегорио

(в сторону, Самсону, заметив вдали Тибальта)

Говори – у лучших, вон один из хозяйских.

Самсон

У лучших, сэр.

Абрам

Вы лжете!

Входит Бенволио.

Самсон

Деритесь, если вы мужчины. Грегорио, покажи-ка им свой молодецкий удар.

Дерутся.

Бенволио

Оружье прочь и мигом по местам! Не знаете, что делаете, дурни.

(Выбивает у них мечи из рук.)

Входит Тибальт.

Тибальт

Как, ты сцепился с этим мужичьем? Вот смерть твоя, – оборотись, Бенвольо!

Бенволио

Я их мирю. Вложи назад свой меч Или давай их сообща разнимем.

Тибальт

О мире речь? Мне ненавистен мир, Как темный ад, и ты, и все Монтекки. Постой же, трус!

Дерутся.

Входят приверженцыобоих домов и присоединяются к дерущимся; затем горожанес дубинами и алебардами.

Первый горожанин

Сюда с дубьем и кольями! Лупи! Долой Монтекки вместе с Капулетти!

Входят Капулеттив халате и леди Капулетти.

Капулетти

Что расшумелись? Где мой длинный меч?

Леди Капулетти

Костыль ему! Меча недоставало!

Капулетти

Где меч, сказал? Монтекки на дворе И против нас оружьем потрясает.

Входят Монтекки и леди Монтекки.

Монтекки

Ты, Капулетти, плут! (Жене.)Пусти меня!

Леди Монтекки

К дерущимся не дам ступить ни шагу.

Входит князьсо свитой.

Князь

Изменники, убийцы тишины, Грязнящие железо братской кровью! Не люди, а подобия зверей, Гасящие пожар смертельной розни Струями красной жидкости из жил! Кому я говорю? Под страхом пыток Бросайте шпаги из бесславных рук И выслушайте княжескую волю. Три раза под влияньем вздорных слов Вы оба, Капулетти и Монтекки, Резнею нарушали наш покой. Сняв мантии, советники Вероны Сжимали трижды в старческих руках От ветхости тупые алебарды, Решая тяжбу дряхлой старины. На случай, если б это повторилось, Вы жизнью мне заплатите за все. На этот раз пусть люди разойдутся. Вы, Капулетти, следуйте за мной, А вас я жду, Монтекки, в Виллафранке4Виллафранка– небольшой город близ Вероны. По делу этому в теченье дня. Итак, под страхом смерти, разойдитесь.

Все уходят, кроме

Монтекки, леди Монтекки и Бенволио.

Монтекки

Кто сызнова затеял этот спор? Скажи, племянник, ты ведь был при этом?

Бенволио

Я вашу дворню с челядью врага Уже застал в разгаре рукопашной. Едва я стал их разнимать, как вдруг Неистовый Тибальт вбежал со шпагой, Хвастливо ей вертя над головой. Он вызывал меня на бой, а ветер Насмешливо свистел ему в ответ. Пока чередовали мы удары, Явился князь, увидел кавардак, И стража растащила забияк.

Леди Монтекки

А где Ромео? Виделись вы с ним? Он не был тут? Он правда невредим?

Бенволио

Сударыня, за час пред тем, как солнце Окно востока золотом зажгло, Я в беспокойстве вышел на прогулку. Пересекая рощу сикомор, У западных ворот я натолкнулся На сына вашего. Он там гулял В такую рань. Я зашагал вдогонку. Узнав меня, он скрылся в глубине, И так как он искал уединенья, То я его оставил одного.

Монтекки

Его там часто по утрам видали. Он бродит и росистый пар лугов Парами слез и дымкой вздохов множит. Однако только солнце распахнет Постельный полог в спальне у Авроры, Мой сын угрюмо тащится домой, Кидается в свой потаенный угол И занавесками средь бела дня Заводит в нем искусственную полночь. Откуда этот неотступный мрак? Хочу понять и не пойму никак.

Бенволио

Вы знаете причину, милый дядя?

Монтекки

Не ведаю и не могу узнать.

Бенволио

С расспросами к нему вы обращались?

Монтекки

А как же! Я и лучшие друзья. Но он непроницаем для расспросов И отовсюду так же защищен, Как червяком прокушенная почка, Которая не выгонит листа И солнцу не откроет сердцевины. Ты спрашиваешь, знаю ль я причину? Когда б я ведал этой тайны суть, То сам воздействовал бы чем-нибудь.

Входит Ромео.

Бенволио

А вот и он. Вы здесь как бы случайно. Увидите, я доберусь до тайны.

Монтекки

Пойдем, жена. Оставим их вдвоем, Как исповедника с духовником.

Монтекки и леди Монтекки уходят.

Бенволио

Ромео, с добрым утром!

Ромео

Разве утро?

Бенволио

Десятый час.

Ромео

Как долог час тоски! Что это, не отец мой удалился?

Бенволио

Да, твой отец. Какая же тоска Тебе часы, Ромео, удлиняет?

Ромео

Тоска о том, кто б мог их сократить.

Бенволио

Ты по любви тоскуешь?

Ромео

Нет.

Бенволио

Ты любишь?

Ромео

Да, и томлюсь тоскою по любви.

Бенволио

О, эта кроткая на вид любовь Как на поверку зла, неумолима!

Ромео

Как сразу, несмотря на слепоту, Находит уязвимую пяту! — Где мы обедать будем? – Сколько крови! Не говори о свалке. Я слыхал. И ненависть мучительна, и нежность. И ненависть и нежность – тот же пыл Слепых, из ничего возникших сил, Пустая тягость, тяжкая забава, Нестройное собранье стройных форм, Холодный жар, смертельное здоровье, Бессонный сон, который глубже сна. Вот какова или еще несвязней Моя любовь, лишенная приязни. Ты не смеешься?

Бенволио

Нет, скорее плачу.

Ромео

О чем, дружок?

Бенволио

В ответ слезам твоим.

Ромео

Какое зло мы добротой творим! С меня и собственной тоски довольно, А ты участьем делаешь мне больно. Заботами своими обо мне Мою печаль ты растравил вдвойне. Что есть любовь? Безумье от угара, Игра огнем, ведущая к пожару, Столб пламени над морем наших слез, Раздумье необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья. Прощай, дружок.

Бенволио

Постой, ты слишком скор. Пойду и я, но кончим разговор.

Ромео

Я потерял себя, и я не тут. Ромео нет, Ромео не найдут.

Бенволио

Нет, не шутя, скажи: кого ты любишь?

Ромео

А разве шутки были до сих пор?

Бенволио

Конечно, нет. Но кто она, без шуток?

Ромео

Скажи больному у его одра, Что не на шутку умирать пора. Она не в шутку женщина, приятель.

Бенволио

Я так и знал, и бью не в бровь, а в глаз.

Ромео

Лихой стрелок, но дева не про нас.

Бенволио

Чем лучше цель, тем целимся мы метче.

Ромео

Сюда неприложимы эти речи. У ней душа Дианы. Купидон Не страшен девственнице и смешон. Ее не взять словесною осадой, Ни штурмом чувств, ни красноречьем взгляда. Красавица, она свой мир красот Нетронутым в могилу унесет.

Бенволио

А что, она дала обет безбрачья?

Ромео

Увы, дала и справится с задачей. От этой дивы и ее поста Останется в потомстве пустота. Она такая строгая святая, Что я надежд на счастье не питаю. Ей в праведности жить, а мне конец: Я не жилец на свете, я мертвец.

Бенволио

Советую, брось помыслы о ней.

Ромео

Так посоветуй, как мне бросить думать.

Бенволио

Дай волю и простор своим глазам. Другими полюбуйся.

Ромео

Это способ Признать за ней тем больше совершенств. В разрезах черных масок с большей силой Сверкают лица женщин белизной. Ослепший вечно помнит драгоценность Утраченного зренья. А в чертах Красавиц я прочту напоминанье О той, кто без сравненья лучше всех. Прощай. Забвенья все ж я не усвоил.

Бенволио

Я научу, чего бы труд ни стоил.

Уходят.

Сцена вторая

Улица.

Входят Капулетти, Парис и слуга.

Капулетти

Монтекки и меня оштрафовали. А разве трудно было б жить в ладу?

Парис

Да, это странно. Два почтенных старца, И почему-то вечно на ножах. Однако вы мне не дали ответа.

Капулетти

Я повторю, что я уже сказал: Ведь дочь моя совсем еще ребенок. Ей нет еще четырнадцати лет.5В те времена, как в Италии, так и в Англии, девочка четырнадцати лет считалась «на выданье». Еще повремените два годочка, И мы невестою объявим дочку.

Парис

Я знал еще моложе матерей.

Капулетти

Такие-то и старятся скорей. Из всех детей, проглоченных могилой, Мне только эту Небо сохранило. Столкуйтесь с нею, дорогой Парис. Вот все, что надо, чтобы мы сошлись. Узнайте наперед ее желанье, А я благословляю вас заране. Сегодня вечером у нас прием: Мы ежегодный праздник задаем. Тут соберется множество народа. Мы будем рады вашему приходу. Вы попадете на богатый съезд, Как звезды ночи, блещущих невест И будете свидетелем веселья, Подобного разливу вод в апреле. Когда вас окружит их хоровод И вы очутитесь среди красот, Решите вы, какая с большей силой Воображенье ваше поразила. Без права на такую похвалу Дочь будет тоже ночью на балу. Пойдемте, граф.

(Слуге, отдавая ему записку.)

А ты, мошенник низкий, Всех приглашенных обойди по списку. Скажи гостям, чье имя здесь стоит, Что вход для них широко к нам открыт.

Капулетти и Парисуходят.

Слуга

«Обойди по списку, обойди по списку». А кто поймет твой список? А может, тут написано, что дело сапожника – аршин, а дело портного – колодка. «Обойди по списку!» А может, тут написано, что рыбу ловят кистью, а крыши красят неводами. «Скажи гостям, чье имя здесь стоит!» А ты мне скажи, чье здесь стоит имя. Для того есть которые умеющие. Да вот они! Легки на помине.

Входят Бенволио и Ромео.

Бенволио

Молчи-ка, брат. Огонь огнем встречают, Беду бедой, и хворью лечат хворь. Круженьем вспять круженье прекращают, И ты с бедою точно так же спорь. Схватить старайся новую заразу, И прежняя ноготь большого пальца ноги во сне не вспомнится ни разу.

Ромео

Хорош при этом также подорожник.

Бенволио

При чем, дружок?

Ромео

При переломе ног.

Бенволио

Да ты не спятил?

Ромео

Нет, совсем не спятил, Но на цепи, как спятивший с ума, Замучен и в смирительной рубашке.

Слуга

Здорово, сэр. Вы мастер ли читать?

Ромео

О, да! Свой жребий по складам несчастий.

Слуга

Спасибо за откровенность. А нам надо, которые по писанному.

Ромео

Куда ты? Я пошутил. Дай, я прочту. (Читает.)«Позвать синьора Мартино с супругой и дочерьми; графа Ансельмо с его прекрасными сестрами; вдовствующую госпожу Витрувио; синьора Плаченцо и его милых племянниц; Меркуцио с его братом Валентином; дядю Капулетти с женой и дочерьми; прелестную племянницу Розалину; Ливию; синьора Валенцио с его братом Тибальтом; Лючио и его веселушку Елену». Прекрасный выбор. А куда их ждут?

Слуга

Вон в тот конец.

Ромео

Куда?

Слуга

К нам в дом на ужин.

Ромео

В чей дом?

Слуга

Хозяйский дом.

Ромео

Об этом всем Я должен был спросить тебя сначала.

Слуга

Это я вам сам скажу. Мой хозяин – богач Капулетти, может, слыхали? Если вы не родня Монтекки, пожалуйте к нам на чарочку.

Уходит.

Бенволио

У Капулетти, кроме Розалины, Твоей зазнобы, будут на балу Виднейшие красавицы Вероны. Пойдем туда. Когда ты их сравнишь С своею павой непредубежденно, Она тебе покажется вороной.

Ромео

О, если вы такие святотатцы, Богоотступных глаз моих зрачки, Пусть ваши слезы в пламя обратятся, И вы сгорите, как еретики! Неужто зреньем Бог меня обидел, Чтоб я на небе солнца не увидел?

Бенволио

Но ты ведь солнца этого красы Еще не клал ни разу на весы. Взгляни кругом на тех, что попригожей, И вряд ли будешь петь одно и то же. Быть может, твой единственный алмаз Простым стеклом окажется на глаз.

Ромео

Пойдем на бал, но не на смотр собранья, А ради той, кто выше описаний.

Уходят.

Сцена третья

Комната в доме Капулетти.

Входят леди Капулетти и кормилица.

Леди Капулетти

Кормилица, скорее: где Джульетта?

Кормилица

Клянусь былой невинностью, звала. Джульетта, где ты? Что за непоседа! Куда девалась ярочка моя?

Входит Джульетта.

Джульетта

Ну, что еще?

Кормилица

Тебя зовет мамаша.

Джульетта

Я здесь. Что, матушка, угодно вам?

Леди Капулетти

Сейчас. Кормилица, выйди на минуту, мы поговорим. Впрочем, постой, не уходи, тебе лучше послушать. Моя дочь порядком подросла.

Кормилица

Помилуйте, я ее лета сочту до часочка.

Леди Капулетти

Ей нет четырнадцати лет.

Кормилица

Я прозакладую своих четырнадцать зубов, даром что их только четыре, что нету. Сколько до Петрова дня?

Леди Капулетти

Две недели с лишним.

Кормилица

С лишним или без лишнего, не об этом спор, а четырнадцать ей минет на Петров день, я вам верно говорю. Она и Сусанна, упокой ее Господи, были ровесницы. Но я ее не стоила, и ее Господь прибрал. А четырнадцать ей минет на Петров день, это вы не сомневайтесь, я хорошо помню. Этому трясенью земли, вы теперь сосчитайте, полных одиннадцать годов. А в самое трясенье, как сейчас помню, я ее отлучила. Натерла я себе соски полынью и села у голубятни на солнечный припек. Вы с их милостью были в Мантуе, ну скажите, какова память! Хватила она, родимая, с соска полыни и закатилась – не приведи Бог. В это самое время голубятня передо мною кувырк, и я, само собой, оттуда давай бог ноги. А этому делу теперь полных одиннадцать годов. Она уже тогда на ножки становилась, да что я, на ножки, бегала уже и ходила, ей-богу, правда, истинный Господь! Теперь я вам скажу, расшибла она себе в то время лобик. И вот мой муж… царствие ему небесное, ужасный был шутник!.. взял он ребенка на руки и говорит: «Лицом, – говорит, – Джулинька, падать не годится. Вырастешь, будешь, – говорит, – норовить упасть на спину? Будешь?» – говорит. И что же вы думаете? Утерла моя крошка слезы и отвечает ему: «Да». Вы подумайте, что за смехота! Тысячу лет проживу и никогда не забуду. «Будешь, – говорит, – на спину, Джулинька?» И она, как ни в чем не бывало, отвечает ему: «Да».

Леди Капулетти

Довольно болтать. Замолчи, пожалуйста.

Кормилица

Слушаю, сударыня. Но, скажите, разве не умора? Угомонилась в минуту и, не задумываясь, отвечает ему «да», а ведь шишка-то была здоровенная, с голубиное яйцо, и плакала она горючими слезами. «Лицом, – говорит, – падать не годится. Вырастешь, будешь, – говорит, – на спину? Будешь?» – говорит. И эта крошка отвечает ему «да» и разом угомонилась.

Джульетта

Угомонись, кормилица, и ты.

Кормилица

Слушаюсь, больше не буду. Из моих питомиц ты была самая хорошенькая. Дожить бы мне до твоей свадьбы, то-то была бы радость!

Леди Капулетти

Дожить до свадьбы? А о ней и речь. Затем пришла. Скажи-ка мне, Джульетта, Как ты к замужеству бы отнеслась?

Джульетта

Об этой чести я не помышляла.

Кормилица

Об этой чести? Вы подумайте! Жаль, я твоя кормилица, а то можно было бы сказать, что ты ум с молоком всосала.

Леди Капулетти

Так вот подумай. Меньших лет, чем ты, Становятся в Вероне матерями, А я тебя и раньше родила. Итак, покуда второпях и вкратце: К нам за тебя посватался Парис.

Кормилица

Ну, это, барышня моя, мужчина на славу! Такой мужчина, что объедешь целый свет – лучшего не сыщешь. Не человек, а картинка.

Леди Капулетти

Цветок, каких Верона не видала.

Кормилица

Цветок, нет слова. Слова нет, цветок.

Леди Капулетти

Что скажешь? По сердцу ли он тебе? Сегодня на балу его изучишь. Прочти, как в книге, на его лице Намеки ласки и очарованья. Сличи его черты, как письмена. Измерь, какая в каждой глубина, А если что останется в тумане, Ищи всему в глазах истолкованья. Вот где тебе блаженства полный свод, И переплета лишь недостает. Как рыбе – глуби, с той же силой самой Картина требует красивой рамы, И золотое содержанье книг Нуждается в застежках золотых. Вот так и ты, подумавши о муже, Не сделаешься меньше или хуже.

Кормилица

Не сделаешься меньше! Больше, сударыня, больше! От мужчин женщины полнеют.

Леди Капулетти

Ну как, займешься ль ты его особой?

Джульетта

Еще не знаю. Надо сделать пробу. Но это лишь единственно для вас. Я только исполняю ваш приказ.

Входит слуга.

Слуга

Сударыня, гости пришли, кушать подано, вас кличут не докличутся, каждый спрашивает барышню, в кладовой на чем свет стоит ругают кормилицу, и все вверх дном. Побегу к гостям. Сделайте милость, пожалуйте безотлагательно.

Леди Капулетти

Идем.

Слуга уходит.

Скорей, Джульетта! Граф уж там.

Кормилица

Благих ночей в придачу к добрым дням!

Уходят.

Сцена четвертая

Улица.

Входят Ромео, Меркуцио и Бенволиос пятью или шестью ряжеными, факельщики и мальчикс барабаном.

Ромео

Прочесть ли нам приветствие в стихах Или войти без лишних предисловий?

Бенволио

Нет, в наше время это не в ходу. Мы сможем обойтись без Купидона С татарским луком, ужасом девиц, Которым он страшней вороньих пугал. Нам не придется никого томить Экспромтами при помощи суфлера. Под дудку их не будем мы плясать, А спляшем под свою и удалимся.

Ромео

Тогда дай факел мне. Я огорчен И не плясун. Я факельщиком буду.6В группе ряженых тот, кто не умел или же не хотел танцевать, был факельщиком.

Меркуцио

Ромео, нет, от танцев не уйдешь.

Ромео

Уволь меня. Вы в легких бальных туфлях, А я придавлен тяжестью к земле.

Меркуцио

Ведь ты влюблен, так крыльями Амура Решительней взмахни и оторвись.

Ромео

Он пригвоздил меня стрелой навылет. Я ранен так, что крылья не несут. Под бременем любви я подгибаюсь.

Меркуцио

Повалишься, ее не придави. Она нежна для твоего паденья.

Ромео

Любовь нежна? Она груба и зла. И колется, и жжется, как терновник.

Меркуцио

А если так, будь тоже с ней жесток, Коли и жги, и будете вы квиты. Однако время маску надевать.7Люди, знакомые хозяину, но не приглашенные им, входили на бал в масках, приветствуя дам и хозяина; гости в масках всегда входили позади факельщиков. Ну вот и все, и на лице личина. Теперь пусть мне, что знают, говорят Я ряженый, пусть маска и краснеет.

Бенволио

Стучитесь в дверь, и только мы войдем — Все в пляс, и пошевеливай ногами.

Ромео

Дай факел мне. Пусть пляшут дураки. Половики не для меня стелили. Я ж со свечой, как деды говорили, Игру понаблюдаю из-за плеч, Хоть, кажется, она не стоит свеч.

Меркуцио

Ах, факельщик, своей любовью пылкой Ты надоел, как чадная коптилка! Стучись в подъезд, чтоб не истлеть живьем. Мы днем огонь, как говорится, жжем.

Ромео

Таскаться в гости – добрая затея, Но не к добру.

Меркуцио

А чем, спросить посмею?

Ромео

Я видел сон.

Меркуцио

Представь себе, и я.

Ромео

Что видел ты?

Меркуцио

Что сны – галиматья.

Ромео

А я не ошибался в них ни разу.

Меркуцио

Ну, это королевы Маб8Маб– слово кельтского происхождения, обозначающее «дитя». В ирландской мифологии – царица фей и повелительница эльфов.проказы. Она родоприемница у фей И по размерам с камушек агата У мэра в перстне. По ночам она На шестерне пылинок цугом ездит Вдоль по носам у нас, пока мы спим. Из лапок паука в колесах спицы, Каретный верх из крыльев саранчи, Ремни гужей из ниток паутины, И хомуты из капелек росы. На кость сверчка накручен хлыст из пены. Комар на козлах ростом с червячка, Из тех, которые от сонной лени Заводятся в ногтях у мастериц.9Согласно английскому народному поверью, у ленивых девушек заводятся под ногтями червячки. Ее возок – пустой лесной орешек, И весь отделан белкой и жуком, Старинными каретниками эльфов. Она пересекает по ночам Мозг любящих, которым снится нежность, Горбы вельмож, которым снится двор, Усы судей, которым снятся взятки, И губы дев, которым снится страсть. Их фея Маб прыщами покрывает За то, что падки к сладким пирожкам. Подкатит к переносице сутяги, И он почует тяжбы аромат. Щетинкой под ноздрею пощекочет У пастора, и тот увидит сон Про перевод в другое благочинье. С разбега ринется за воротник Служивому, и этому приснятся Побоища, испанские клинки И чары в два ведра и барабаны. В испуге вскакивает он со сна И крестится, дрожа, и засыпает. Все это плутни королевы Маб. Она в конюшнях гривы заплетает И волосы сбивает колтуном, Который расплетать небезопасно. Под нею стонут девушки во сне, Заранее готовясь к материнству. Вот это Маб…

Ромео

Меркуцио, молчи. Ты пустомеля.

Меркуцио

Речь о сновиденьях. Они плоды бездельницы-мечты И спящего досужего сознанья. Их вещество – как воздух, а скачки — Как взрывы ветра, рыщущего слепо То к северу, то с севера на юг В приливе ласки и порыве гнева.

Бенволио

Как этот ветер бы не застудил Нам ужина, пока мы сдуру медлим.

Ромео

Не сдуру медлим, а не в срок спешим. Я впереди добра не чаю. Что-то, Что спрятано пока еще во тьме, Но зародится с нынешнего бала, Безвременно укоротит мне жизнь Виной каких-то страшных обстоятельств. Но тот, кто направляет мой корабль, Уж поднял парус. Господа, войдемте!

Бенволио

Бей в барабан!

Уходят.

Сцена пятая

Зал в доме Капулетти.

Музыканты. Слугис салфетками.

Первый слуга

Где Антон Сотейщик? Отчего не помогает убирать? Так и липнет к объедкам! Так и возит языком!

Второй слуга

Плохо дело, когда вся работа на одном или на двух, да и у тех руки немытые.

Первый слуга

Раскидные кресла вон, горки с посудой – к стене. Присматривай за серебром. Припрячь мне, дорогой мой, кусок марципану и, если любишь меня, предупреди внизу у входа, чтобы пропустили Надежду Наждачницу и Нелли. Антон Сотейщик!

Третий слуга

Здесь я, об чем крик?

Первый слуга

В большой комнате тебя зовут, кличут, требуют, и уж не знаю, как сказать.

Третий слуга

На всякое кликанье не наскачешься. Веселей поворачивайся, ребята. Поживешь дольше, наживешь больше.

Входят Капулетти, леди Капулетти, Джульетта и Тибальт с домашниминавстречу гостям и ряженым.

Данная книга охраняется авторским правом. Отрывок представлен для ознакомления. Если Вам понравилось начало книги, то ее можно приобрести у нашего партнера.

Поделиться впечатлениями


Закрыть ... [X]

Полный справочник симптомов. Самодиагностика заболеваний Одежда чукчей описание

Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне Ноготь большого пальца ноги во сне