Дравин Игорь: другие произведения.


   ВОРОН       Пролог       Какое все-таки сегодня пронзительно бескрайнее небо. Боже, его синева так и ударила по моим глазам. Я слегка усмехнулся и неторопливо залез на повозку. А куда мне спешить? Я главное действующее лицо на предстоящем празднике жизни. Без меня ничего не начнется. Роман Аркадьевич, это я о себе говорю, как же сегодня и без вас? Непорядок, Ромка, непорядок. Да пошло оно все! А почему так интересно молчат горожане? Что им мешает выплескивать свои эмоции? Я ждал от них проклятий, да вы хоть поругайтесь на меня! Киньте в меня что-то тяжелое и дурно пахнущее! Нет? Странные люди. Неужели они мне сочувствуют? Тогда они все больные на голову. Я ведь преступник, я ведь заговорщик и убийца принца! Сам в этом признался сразу при задержании, неужели они об этом еще не знают? Знают, мои успехи на ниве предательства королевской семьи так ярко расписывает глашатай, следующий за повозкой, что самому тошно от омерзения опять же к самому себе. Все горожане знают про мой "подвиг" и молчат. А вот это лишнее, женщина, тебе не стоит осенять меня святым кругом и поднимать своего ребенка, дабы оный маленький юноша посмотрел на меня. Вот, все как я и думал, несколько скользких мужчинок с неприметной внешностью вломились в толпу. Вот это да! Женщину и ее дитя моментально увели в переулок молчаливые громилы. Эти наверняка из гильдии кузнецов, кожемяк или тестомесов. Только там можно накачать себе такие мышцы, а сереньких мужичков и разодетых павлинов из новой королевской гвардии стремительно перехватили уличные зеваки. Засмеялся бы я, да кляп во рту мешает. Некоторых из этих зевак я знаю. Лично их гонял, когда доля срезанных с пояса кошельков растяп превышала все разумные пределы на один квадратный метр Гронлина. Делаем вывод, Ромка, все и все знают. Эта скотина просчиталась с моей публичной казнью, сильно просчиталась, но назад уже ему не отыграть. Так что быть представлению на главной площади столицы этого королевства, быть.    Понукаемый гвардейцами узурпатора, я взошел на помост. Снова привет, друг, я хмыкнул. Не каждый может назвать королевского палача другом, не каждый, но я могу. Тверд мой друг, а что касается его профессии, то каждый труд почетен и полезен. Кому-нибудь нужно быть и палачом. Очень уважаемая профессия. Нужное ремесло, правда, не сейчас и не для меня. Здесь мне лечь, Тверд? Ты не смущайся, ты пальцем укажи! Процедура четвертования долгая и нудная, зачем тебе и мне лишние неудобства, которых не будет? Помни, Тверд, наш уговор. Помни и выполни его.    Глаза Тверда закрылись на пару секунд и снова окатили меня синевой. Все он помнит. Тверд, прости меня. Тебе сейчас кое-что предстоит сделать со мной. Я знаю, что ты попытался отказаться от этой чести, но не получилось. Ты не виноват, это я виновен, я решил вернуться в Гронлин, хотя знал, чем это закончится, а ты... Так просто получилось, Тверд. Ты же королевский палач, кто же тебя уволит на пенсию в такое время? Изменника главного нужно казнить, меня, то есть. Тверд, да нормально привязаны мои руки и ноги, будет чем заниматься тебе и нескольким лошадям слишком могучего сложения. Давай, начинай меня слегка душить, потом вынимать внутренности, а только потом хлестать четверку животин. Тверд, что ты делаешь, зачем ты скинул со своей головы капюшон палача?!    - Прости, брат, - кинжал друга прочертил две вертикальные полосы на собственных щеках, - прости, Барб.    Сумасшедший, кто ж так берет на себя право кровной мести при этой публике, да еще и по нашему обычаю? По нашему, по обычаю варваров севера, по обычаю барбов, которых здесь все называют несколько иначе. Я Барб и горжусь этим. Я БАРБ!       Глава первая    Жанна Кирилловна, сбросив плащ на руки охранника, лихо начала подниматься на второй этаж. Георгич только усмехнулся и протянул вещичку гардеробщику.    - Здорово, Саш, Коля. Привет, Георгич, - поздоровался я с местными. - Что у вас сегодня - "Руку скрутило"?    - Нет, Ром, - улыбнулся Саша, - сегодня у нас "Водочка на двоих".    - Так они же вроде того? - слегка удивился я. - Зачем моей подопечной на них любоваться?    - Разные ходят слухи, - пожал плечами Николай, - не всему следует верить, но мускулатура у них хорошая. Есть что показывать дамочкам под фанеру. Слушай, а ты третьим в их группе стать не хочешь?    - А ты сам в морду не хочешь? - полюбопытствовал я. - Может быть, ты меня еще и на подиуме с шестом хочешь увидеть?    - Делами занимайтесь, - проворчал Георгич на своих ухмыляющихся парней, - фейс-контрольщики недоделанные. Кто-то внутри из ваших есть? - спросил этот волчара у меня.    - Не понимаю, о чем ты говоришь, Георгич, - усмехнулся я. - Неужели ты заметил знакомые кроме моей морды лица?    - Поэтому и спрашиваю, Роман, что никаких знакомых лиц из вашей службы безопасности я не видел. Новенькие значит. Парень лет двадцати пяти, блондинистый такой и его подруга, девушка двадцать - двадцать два года, длинноволосая брюнетка. Зашли минут десять назад. Я прав?    - Прав, - улыбнулся я. - Как раскусил?    - Глаза у них слишком цепкие при таких счастливо сияющих и целующихся физиономиях, - вернул мне улыбку матерый хищник-пенсионер из организации, которая почему-то за последние полвека всегда называется на три буквы. Странно, что об этом не задумываются отцы народа и его же, я народ имею в виду, благодетели. Ввели бы название из двух или четырех, а то постоянно какие-то аналогии просматриваются с подъездным граффити хрущеб, да и простых заборов. Там три буквы можно обнаружить на каждом углу. Хотя один раз было четыре буквы в двух вариантах. Вроде НКВД или НКГБ, кстати, а как они между собой полномочия делили? А с другой стороны, мне это совершенно не интересно. История меня никогда не увлекала. На трояк ее вытянул в счастливые школьные времена и хватит.    - Мастерство не пропьешь, Георгич, - уважительно покачал я головой. - Ребятам сделаю небольшой втык. Нельзя так серьезно относиться к своим обязанностям и в каждом подозревать врага. С наркотой в клубе как сегодня? А то эти ребята новенькие только обучение в IBA закончили, реального опыта у них кот наплакал, местных пушеров не знают, да и вообще. Ну ты сам все понимаешь, по уму их еще полгода гонять нужно.    - Если свернут кому-то челюсть или помакают головой в унитаз за неприличное предложение Жанне Кирилловне, так я только спасибо скажу. Надоело гонять идиотов, а так все претензии будут к тебе.    - Так все плохо?    - Не так чтобы очень, - поморщился Георгич, - с тяжестью мы сюда стараемся никого не пропускать. Все местные толкачи знают, что если поймаем, то реанимация на первый раз, а на второй еще хуже. И крыша их возникать не будет. А вот с легкими есть проблема. Если мы и этих начнем гонять, то у хозяина возникнут сложности. Бутылку с коктейлем Молотова в окно клуба никто получать не хочет. Мало того, многие посетители с собой приносят, а среди них разные типы попадаются.    - Вроде этих? - Я посмотрел на стайку несовершеннолетних юношей и девушек. - Богато упакованы и поведение несколько неадекватное.    - Этих, этих, - вздохнул Георгич. - Не пускать нельзя, постоянные клиенты, и родители у них непростые. Были они хотя бы чуть больше под кайфом, тогда я с удовольствием бы их завернул, а в случае протестов и угроз с радостью набрал бы телефон их родителей. Два месяца назад с одной компанией так и было, - усмехнулся волчара, - сунули моим парням телефон в лицо, мол, с папой моим поговори и объясни, почему в клуб не пускаешь. Василий взял и объяснил. Что потом было, ты бы видел. Через десять минут нарисовалась машина, из нее выскочили четверо крепышей и направились к скандалившей перед входом в заведение компанией. А еще через две минуты юнца, который уже явно не соображал, что вокруг него происходит, запихнули в колымагу и увезли. Еще парочке его приятелей прямо на наших глазах навесили звездюлей. Они были прилипалы, и прибывшие это знали точно.    - Веселая история, - согласился я. - Георгич, ты только забыл добавить, что народ, конечно, хочет, жаждет расслабиться, и не обязательно спиртным, и хозяину клуба с этого дела что-то наверняка капает в прямом или переносном смысле.    - Разве? - удивился волчара. - А я и не догадывался. Да, открыл ты мне глаза на старости лет.    Мы тихо рассмеялись. Обычная история для обычного популярного клуба. А уж "Римскую жизнь" непопулярным не назовешь. Разные тут люди зависают, даже работягу можно изредка встретить, если он согласен оплатить входной билет на те дни, когда здесь ночью выступает группа. Нет денег, так приходи среди недели, вход бесплатный. Прыгай, бегай, знакомься с девушками, короче, отдыхай и наслаждайся жизнью с семи вечера до шести часов утра. Только совет - спиртное здесь не покупай, а особенно минеральную воду. Она как бы не в два раза будет дороже кружки пива. С собой все приноси, а употреблять можешь в туалете. Не знаешь, как пронести? Спроси у футбольных фанатов. Как бы их ни шмонали на входе в стадион, огненной воды у них на матче много найдется. А тут просто выпуклости и впалости на теле глазами щупают. И выйдет у тебя, рабочий человек, серьезная экономия денег. Только на метро и потратишься. Вечером приехал, а утром уехал. Блеск, а не жизнь! Блеск, только у некоторых небольшой напряг в это время в этом заведении. Про Георгича и его парней я не говорю, работа у них такая. А вот у меня и парочки стажеров пошло перевыполнение плана. Рабочий день у нас с восьми, раньше объект в принципе не просыпается, и до двадцати, ну, может быть, до двадцати четырех, когда эта бабенка решит вернуться домой. А сегодня будут почти сутки. Эта Жанна Кирилловна, эта, эта... Короче, охраняемое тело, решила оторваться в ночном клубе вместе с подругами. Вот и получай, Ромка, переработку. Нет, за это копейку я получу, тут вопросов нет, но мое свидание с Ольгой накрылось медным тазом. Чувствую, что теперь пошлет она меня далеко и надолго. Уж очень были выразительные интонации в ее голосе, когда я пытался по телефону перенести нашу встречу на завтрашний вечер. Дьявол! Три месяца ухаживал за этим неприступным бастионом в виде младшего экономиста из отдела планирования, пять дней назад уговорил ее на сегодняшнее посещение ресторана, в другие дни она занята, а теперь все сорвалось.    - Первый, - раздался голос Галины в гарнитуре, - ситуация пять.    - Принял, не вмешивайтесь.    И еще стажеров вчера на мою бедную голову выдали. Млять! Что такое не везет и как с этим бороться?! С Павлом и Аленой я проработал чуть меньше года, отличные спецы, какой черт их понес в офис? Какого дьявола они умудрились позавчера столкнуться на подземной стоянке с Жанной Кирилловной? Вам положено дежурить смену через две под моим чутким руководством, так и не надо было приближаться к объекту в нерабочее время. Вы бы еще нацепили на грудь бейджики с надписью "служба безопасности"! Жанна Кирилловна мазнула глазами по девушке, которой приспичило обнять своего возлюбленного и спрятать свое лицо на его щуплой груди. Нахмурилась и пошла дальше. Неделю назад Алена была вынуждена изображать из себя покупательницу в магазине элитного женского белья, где присутствие мужчин, мягко говоря, не одобряется. Особенно в примерочном зале. Контролировала она целостность и неприкосновенность объекта на ее же глазах, а покупательниц было всего две, Алена и Жанна Кирилловна, вот таким образом я и попал. Михалыч, конечно, вы...э... дал ценные указания Сергею, который в эту смену отвечал за стервозный объект. Почему не предупредил меня о налете ревнивой жены в офис? Мне пох на ее мысли о секретарше босса, ничего там не было и нет! У Андрея Федоровича есть несколько жизненных принципов, и один из них гласит, что если ты имеешь кого-то на работе в нерабочем плане, то скоро эта работа начнет иметь тебя. Даже в нерабочее время, когда шефу изредка приспичит, раз или два раза в год, то он отрывается с левыми девушками, которые не имеют чести состоять сотрудницами его корпорации. А вот то, что по твоей вине, Серый, в твою смену практически запалены тени моей смены, я тебя скоро поставлю в неудобно рабочую позицию и буду воспитывать без вазелина.    - Ситуация обостряется, - опять начала надоедать мне Галина. - Пошел третий круг.    - Принял, ничего не предпринимайте, - ответил я. - Георгич, - я посмотрел на начальника местной службы безопасности, - пошли кого-нибудь из своих в этот ревущий зал или дай ЦУ морзянкой парням, которые там находятся. Какой-то наверняка не совсем трезвый человек упорно пытается пригласить мою подопечную на третий танец подряд. Кстати, а вдруг у него в кармане находится наркота?    Георгич хмыкнул и нажал на гарнитуру. Неприятно, мне неприятно просить его об услуге, но что делать? Стажеров я только вчера увидел первый раз в своей жизни. Практически ничего о них не знаю и бросать их в бой буду только в крайнем случае. Бой, я хмыкнул, какой бой? Жанне Кирилловне фактически ничего не угрожает. Какое похищение, какое убийство пятой жены Андрея Федоровича? Есть у мужика одна слабость, меняет он устаревшую модель на новую раз в три-четыре года. Конечно, с соблюдением всех внешних приличий и брачным контрактом. Все его враги и особенно друзья знают, что давить с этой стороны на него невозможно. Есть только серьезный шанс, что Алексей Федорович смертельно обидится на попытку поцарапать его новую игрушку. Да так обидится, что места на кладбище может не хватить супостату и всем причастным к этому делу людям. Уязвимое место у босса только одно. Но его сына прикрывают плотно. Чтобы пройти четырех шкафов и восемь теней, ежедневно отвечающих за его безопасность, нужна войсковая операция с привлечением пары снайперов, пулеметчика и нескольких гранатометчиков, а иначе никак. Откуда я это знаю, так сам год назад участвовал в проверке квалификации этих специалистов. Михалыч слезно просил меня целых тридцать секунд, а потом душевно мне приказал не кобениться и влиться в состав группы похитителей. Мол, ежегодные учения никто не отменял, а наличие предателя, который выдал заинтересованным лицам схему охраны наследника, только приблизит их к реальности. Я согласился, но разработку плана похищения подростка потребовал предоставить мне.    - Ты был прав, - улыбнулся мне Георгич, - после танца парня попросили пройти в кабинет и у него в кармане обнаружили наркоту. Он уже покидает клуб.    Я посмотрел на спустившегося со второго этажа мачо. Хорош, был бы я девушкой, так сразу бы ему отдался. Недовольный мачо громко хлопнул входной дверью. Вполне его понимаю, девушка была уже согласная на все, а тут такой облом. Наркоту, гады, подкинули и попросили немедленно забыть о клубе вообще и о девчонке в частности. А то один звонок ментам - и неприятности тебе гарантированы. Жаль парня, но такова жизнь, еще не утро, другую себе на ночь снимешь и в другом клубе.    Так вот, беззащитного одиннадцатилетнего парня мы похитили, но что нам это стоило! Этих гадов, что его охраняли, мы положили, но из группы захвата, состоящей из шестнадцати матерых диверсантов, осталось в условно живых только двое. Было бы трое, но одного я сам пристрелил, когда он запихивал визжащего от счастья Егора в машину. Почему он объекту похищения мешок на голову не нацепил и конечности не зафиксировал? В ответ Серый, рассматривая след от маркера на своем комбезе, послал меня надолго и подальше в самых интересных выражениях. Премия накрылась, ему накрылась. Егор ржал как сумасшедший. Вполне его понимаю, так все вокруг интересно! Четыре дня вся его охрана стояла на ушах, ожидая чудовищного похищения злобными террористами охраняемого тела из коттеджа, машины, школы и так далее. Целых четверо суток мальчик ждал развлечения и дождался! Будет что рассказать своим друзьям. Было что сказать нам и Михалычу, который изначально наблюдал за всем этим цирком и уже закончил объяснять новому начальнику охраны Егора всю глубину его падения, степень морального разложения и расписывать генеалогическое древо, заканчивающееся этим нехорошим человеком. Да, а я думал, что люди произошли от обезьян. Заблуждался, Михалыч - начальник и ему виднее. Олежка, когда шеф покинул его общество, только показал мне кулак, мол, вредина ты, Ромка, а я считал тебя своим другом. Тем временем начальник подошел к нам и стал Дедом Морозом. Меня, Костяна и Серого как отличившихся в нелегком деле киднепинга переводят в шкафы к новой супруге босса. Повышение, так сказать. Дежурство - смена через две, не жизнь, а малина. Ночью за ее безопасность будут отвечать другие. Ведь спать она должна только дома, а если она ночевать будет не там и не с тем, то Михалыч сам с нами переспит самым злостным образом и вышибет из доблестных рядов службы безопасности. Подошедший к нам Егор возмутился, мол, а почему меня забирают от него? Михалыч объяснил парню, что такое ротация состава. Три года он с тобой нянчился, хватит, пусть теперь другие люди мучаются... э... то есть выполняют свой долг за деньги. Роман уже поседел от твоих выходок. Кто две недели назад спрятался в школьном туалете? Кто спрятался после уроков в женском туалете в вентиляционной трубе? У Романа уже руки чешу... э... глаз замылился, и не способен он тебя охранять. Да и директор школы в его сторону стал нехорошо коситься после проведенной с ним Романом беседы за закрытыми дверями. Он оказался не соучастником твоего похищения. Роман потом перед ним извинился, но осадок на душе у директора остался.    - Первый, ситуация пять, - напомнила мне о своем существовании Галина.    Господи, да что же это за ночь сегодня такая?! Чем думает эта кукла? Ведь ясно понимает, что ей не светит изменить боссу! Я добрый человек и не лезу в полову... э... семейную жизнь Жанны Кирилловны и Андрея Федоровича. Я не присматриваюсь к отношениям между двадцатидвухлетней красоткой и пятидесяти трехлетним мужчиной. Ей чего-то в жизни не хватает, так потрись об мальчика на танцульках, пусть он тебя слегка пощупает, я не против! Приедешь домой, включишь фантазию и вибр... э... что хочешь, то и включай, и все, проблема решена! Какие трудности, в чем сложности? Опять Георгича просить? Нет, на это я пойти уже не могу. И так он посматривает на меня, как волк на девушку в красном белье.    - Опять? - ехидно поинтересовался Георгич, выслушав свою гарнитуру. - Я тебе помогу, но и ты развлечешь старика. Договорились?    - Договорились, - вздохнул я и нажал на кнопку. - Пчела, ничего не предпринимать.    А то я не понимаю, почему ты сейчас стоишь рядом со мной в холле, а не протираешь штаны в своем кабинете! Скучно тебе, волчара. На трясущиеся юные и не очень женские округлости ты смотреть не хочешь. Вернее, давно приелось, как кондитеру сладости. Клуб спокойный, давно уже здесь не было серьезных инцидентов. Вся обслуга и твои парни проверены тобою раз десять или двадцать. Скучно тебе, пенсионер, поговорить даже не с кем, а тут я после трехмесячного перерыва объявился. Ладно, на что только не пойдешь ради прикрытия стажеров.    - Дай мне свою руку, Роман, - сказал Георгич, - сердце оставь себе и на все мои вопросы отвечай только "да". Уважь старика.    - Георгич, - я протянул ему руку, - ты детектором лжи собрался поработать? Как же тебя в конторе на молекулы не разобрали?    - А зачем им это делать? - ухмыльнулся волчара. - Я не уникален, опыт, Роман, просто опыт и кое-что еще. Я не один такой. Есть такие специалисты, что я по сравнению с ними малек бесхвостый. Я начинаю задавать вопросы. Не беспокойся, глубоко рыть я не собираюсь, а если зарвусь, то не отвечай мне и прости старика. Твой шеф не любит моих коллег?    - Да.    - Ты бывший спортсмен?    - Да.    - Ты служил?    - Да.    - Армия?    - Да.    - Флот?    - Да.    - ВВС?    - Да.    - ВДВ?    - Да.    - Спецназ?    - Да.    - Разведка?    - Да.    - Пехота?    - Да.    - Непонятно, - пробурчал Георгич, - непонятно и поэтому интересно. Мы не идем легким путем, подследственный. Я специально не просил своих коллег узнать о тебе. Самому расколоть тебя интереснее.    - И что ты уже обо мне знаешь? - полюбопытствовал я.    - То, что ты бывший спортсмен понятно и так. Не штангист, не культурист. Мышцы у тебя отличные, но незабитые,и с позвоночником все в порядке. Не гимнаст, рост у тебя неподходящий. Никогда не видел почти двухметровых могучих Микки-Маусов. Гиревик? Похоже. Я угадал?    - Нет. - Я искренне наслаждался ситуацией. Хоть что-то хорошее можно будет вспомнить об этом вечере. - Академическая гребля, бывший мастер спорта. Доволен, Георгич?    - Нет, - ответил волчара, - недоволен. То, что твой босс не любит нашего брата, я знаю. И даже знаю почему. Наверно, ваша служба безопасности единственная в своем роде. Только бывшие сапоги, спортсмены и менты. Даже своих будущих телохранителей господин Проскурин отправляет в Англию на курсы IBA. Зря, в девятке много грамотных специалистов, рядом с которыми ибовцы и их ученики не смотрятся. Не хочешь брать на работу, так они могли бы щенков натаскать. Так, о чем это я? - спохватился пенсионер. - Вечно ты, Роман, мне зубы заговариваешь. Продолжу, - пенсионер отпустил мою руку, - ты бывший спортсмен, но видно, что ты служил. Ты не просто портянки на ноги себе наматывал в стройбате, а был офицером. Иногда в твоих словах это проскальзывает. А вот род войск я определить не могу. Ты не десантник, не спецназовец, не пехотинец, имеешь отношение к... Стоп, я понял. Морская пехота?    - Да, - улыбнулся я. - Подполковник, честь имею представиться, бывший старлей черных бушлатов или беретов, уже не помню, как правильно себя обозвать.    - Нечестно ты себя ведешь, Роман, - покачал головой пенсионер, - я ведь о тебе ничего не узнавал у своих бывших коллег. А ты вон как изгаляешься над стариком.    - То-то у этого старика жена моложе его на двадцать лет и вполне довольна жизнью.    - Вот и я об том же.    - Работа такая, Георгич, - пожал я плечами. - Нужно знать, с кем дело имеешь. Лет через тридцать я и сам с удовольствием начну разгадывать загадки, а теперь на это нет времени. Парня то не сильно ушибли. - Я посмотрел на выбрасываемого из дверей клуба очередного поклонника Жанны Кирилловны.    - Нет, пока не сильно, - ухмыльнулся пенсионер, - в кармане у него нашли кокс, и это не наша подстава. Сейчас мои ребятишки на улице ему еще добавят и сдадут вызванным ментам. Вот скотина, ведь знает же, что здесь не притон, а все равно полез. Ладно, - Георгич демонстративно отвернулся от входной двери, за которой уже исчезли силуэты двух его парней, - а почему ушел? Ты ведь идейный и наверняка твой отец служил, чувствуется в тебе косточка.    Не знаю, почему я ответил, не знаю. Может быть, потому, что этот волкодав вызывал во мне искреннюю симпатию, а может, потому, что все уже прошло. Костер погас, а уголь давно превратился в пепел.    - Потому что когда я Родину защищал, то лишился тыла, Георгич. А насчет отца ты ошибся. Он не служил, здоровье не позволило, а вот дед, прадед и прапрадед служили. Прямо как в фильме "Офицеры".    - Там такого не было, - покачал головой пенсионер, - но суть от этого не меняется. Тыл - это родители или... Понятно, Ром, я не представляю девушку, которая могла тебя бросить.    - Георгич, ты залез в не свое дело - это первое. А второе - она меня не бросала. Закончили разговор.    Я посмотрел на пенсионера, который отошел к своим фейс-контролерам, и вздохнул. Все стало пеплом, давно стало. От прошлого, от моей счастливой жизни осталось только несколько фотографий. Как я хочу оказаться в прошлом на четыре года, три месяца и одиннадцать дней назад. Как я этого хотел сначала! На стену лез, зубами рвал подушку, но это было невозможно. Это и сейчас невозможно, и никогда я не смогу этого сделать. Переживать, терзать себя, зачем? Ничего изменить я не могу. Я ни в чем не был виноват, и она не виновата. Так случилось, так легли карты, и все. Просто все.    - Первый, ситуация пять, - сексуальный голосок Галины решил скрасить мое одиночество.    Да сколько можно?! Когда это закончится?! Дьявол, чем я сегодня тебя прогневил? Это ведь твои штучки! Не может моя подопечная вот так себя вести, не может! За прошедший год я хорошо узнал ее характер, привычки и закидоны. Мало того, мы с Серым и Костяном постоянно контактируем в неформальной обстановке и обмениваемся впечатлениями об объекте. Что сегодня попало ей под хвост?! Вернее, почему последние несколько дней она сходит с ума?    - Вариант "Гусар", - ответил я надоедливому стажеру.    Все, пошли все на фиг, пошли все в бой. Сейчас Галка, она же Пчела, подкатит к очередному ухажеру Жанны Кирилловны, который отошел от объекта на пару секунд, споткнется, упадет в его крепкие мужские объятия и отобьет у объекта кандидата в пациенты травмпункта. В этом я не сомневаюсь. Михалычу я уже высказал свое мнение о привлечении в тени таких сексуальных красоток. Объект наверняка же ее срисует за пару недель! Что дальше делать будем? А Виталик, он же Корнет, да с такими мордами нужно рассекать на подиуме или же становиться альфонсами у стареющих красавиц! Виталик же сейчас, спрятав гарнитуру, возьмет талию Жанны Кирилловны в свои цепкие грабли и, не слушая девичьих возражений, пригласит ее на танец. Быстрая музыка будет или нет, так ему все до фонаря. Есть приказ, который он должен исполнить, и все. Не можешь предотвратить катаклизм локального масштаба, так возглавь его. Короче, через пару-тройку недель мне опять дадут новых теней для Жанны Кирилловны, уж в этом я точно уверен. Опять придется мучиться, и за что это все мне? Вчера Михалыч повздыхал и сознался, что Пчела имеет честь быть его дочкой и вымотала все нервы у своего старого папаши. Мол, привлекай меня к своей опасной и трудной работе, а то объявлю тебе бойкот и уйду жить к бабушке. Дьявол! Почему она не хочет быть домохозяйкой, женой, бизнес-леди, наконец?! Что, у Михалыча мало денег, возможностей и связей? А этот Корнет, да его...    - Ром, прости старика, - тихо сказал подошедший ко мне Георгич, - я зарвался. Мир?    - Да мы с тобой вроде и не ссорились. Зачем мириться? Георгич, все это прошлое, а надо жить будущим. Так мне сказали, и я в это поверил. В другое веры у меня не осталось.    - Понял, - усмехнулся пенсионер. - Твой парень сейчас с Жанной Кирилловной?    - Уже доложили, - вздохнул я. - Клин клином вышибают. Не вмешивайся, если она пойдет в разгон, то я ее заберу отсюда. А потом напишу докладную боссу, и пусть сам с ней разбирается. Не мое это дело.    - Не напишешь, - хмыкнул пенсионер, - не та у тебя порода. Тебя я бы завербовал только для внешнего дела, а для внутреннего использования, хм, доносить на своих ты никогда не будешь. Как у тебя складывались отношения с особистом?    - Никак. Нормальный был мужик. С одного котла питались, и в спину ему никто не целил. Наверняка поэтому он и был в этом звании в таком возрасте.    - Ты опять прокололся, - улыбнулся пенсионер, - что же у вас за часть-то была? Особист, который может получить пулю сидя на своем рабочем месте, - это из области ненаучной фантастики. Where is the headguarters?    - Не помню, - улыбнулся я, - все подписками о неразглашении вымело из неокрепшей коры моего головного мозга. И я не прокололся, Георгич. Я тебя слегка спровоцировал. Ты кого на службе гонял? А то этой информацией со мной не поделились твои коллеги, вернее, с моим шефом. Предупреждаю твой вопрос, шеф - это мой начальник, а не босс, который начальник всему нашему хозяйству, и Жанне Кирилловне в том числе. Конечно, можно было тебя копнуть и глубже, но кому это надо? Обязательства на себя брать или деньги платить, кому это нужно? Уверили моего шефа в том, что ты нормальный опер без заскоков, и все.    - Тебя бы я погонял, - оживился очередным раундом разговора пенсионер, - за такое нескромное любопытство. Мигом бы дело об измене Родине состряпал. За бочку варенья и пачку печенья кто хочешь станет Плохишом, только он сам об этом еще не знает. А наше дело - предотвратить еще до того как.    - Вряд ли бы у тебя получилось, - покачал головой я. - Я всегда был честным мальчиком, маму слушал и упорно завтрак в своем портфеле носил.    - Тогда под статьи о воинских преступлениях: превышение власти, неповиновение и сопротивление начальнику, - мечтательно протянул Георгич.    - Злобный ты, - грустно вздохнул я.    - Правильный, - поправил меня пенсионер, - а гонял я интеллигентов-диссидентов. Сколько же мрази я в свое время не посадил!    - А смысл в этом был?    - Нет, это я сейчас понимаю, а тогда сердце горело, а душа пела. Возьмешь одного такого умного кухонного интеллигента за жабры, так сразу всех сдает и пишет расписку о согласии доносить на своих товарищей, знакомых и друзей. Представляешь, Ром, их даже прессовать не нужно было! Стукачи позорные.    - Не стукачи, а агенты, борющиеся против мирового империализма, - поправил я пенсионера. - Ценные и очень нужные любой конторе кадры.    - Вот эти кадры в основном и громче всех кричали в девяносто первом, - зло сказал пенсионер. - Везде они засветились, мрази. Боялись, что их дела станут достоянием демократической общественности, вот и открывали свой вонючий рот постоянно.    - Георгич, нужно жить будущим, а не прошлым. Ничего уже изменить нельзя. Ничего, как бы нам этого ни хотелось. У тебя есть мечта? Только честно.    - Да, - вздохнул пенсионер, - я хочу попасть в шестнадцатый год. Не удивляйся, Ром. Я изредка мечтаю стать жандармом того времени и сохранить при этом все свои знания и умения. Ленина и всю его клику, Керенского и остальных я бы... Жаль, - снова вздохнул пенсионер, - что это только мечты. Ты удивлен моей политической близорукостью, отказом от социалистических принципов ведения хозяйства и всего остального? Объясню, Роман. Тогда была империя, потом униженная и оскорбленная, потерявшая миллионы подданных, она восстановилась в меньших размерах, но она была! А сейчас что? Я солдат империи, Ром, и я буду им всегда. В шестнадцатом году можно было предотвратить все беды, что обрушились на империю. Раньше - рано, а позже - поздно. Ладно, что-то я расчувствовался сегодня, что взять со старика?    Я внимательно смотрел на отошедшего от меня Георгича. На таких людях и строятся империи. Из таких людей не только гвозди можно делать. Гвозди, я хмыкнул, мечи империи выковываются из вот таких Георгичей.    - Первый, спасай! - донесся до меня из гарнитуры голос Виталика. - Я ее перехватил, потанцевал с ней и теперь меня настойчиво зовут в женский туалет или в мужской! Рома, помоги! Я отошел за двумя бокалами с выпивкой, но долго изображать из себя импотента не смогу!    - Иду, - буркнул я.    Вот так и начинаются приключения на пятую точку, я начал подниматься по лестнице. Один интересный фильм был действительно интересным. Я это понял, когда стал телохранителем. Конечно, многое в нем херня. Особенно меня позабавила идея главного героя вывезти главную героиню к своему отцу, отцу героя я имею в виду, для обеспечения ее же безопасности. Я посмеялся, но ход режиссера понял. Как бы иначе отношения сестер он смог так вульгарно раскрыть на всеобщее обозрение? Но в фильме были показаны и некоторые правдивые нюансы нашей профессии. Где эта, эта, короче, Жанна Кирилловна, задушить бы ее на месте. Я уже месяц у Михалыча прошусь в охрану Егора с понижением в должности. Достала она меня! Вот она, бл... э... короче, несознательная женщина, не понимающая своего счастья. Кто тебя неволил? Тебе пистолет к виску прижимали и требовали выйти замуж за босса? Так, нужно успокоиться. Корнет контролирует обстановку, но ему действительно нужна помощь. Она же вешается на него, как последняя прошм... э... девушка не слишком тяжелого поведения. Да и две подруги ее, век бы их не видеть, из одного модельного инкуба... э... агентства вышли, красавицы, дьявол бы их побрал, фурор тут устроили своими внешними данными и поведением.    Я прислонился к барной стойке и ожидал чудного мгновения. Когда же Жанна Кирилловна обратит на меня свое пристальное внимание? А вот в фильме одна маленькая правда отражена четко. Никогда объект не будет слушаться своего телохранителя, если не знает о том, что над его головой весит один интересный меч. Если объект это осознает, то телохранителю можно загорать на пляже, а если нет - то получайте результат. А без меча все происходит просто. Я еду туда или сюда. Ты получаешь деньги, вот и охраняй мое бренное тело. Какие советы? Какие указания? Заткнись, холоп, и отрабатывай свою зарплату! Взять под ручку и силой вывести объект из клуба? Можно, проблем нет, а завтра, вернее уже сегодня, меня вышибут из безпеки. Хотя я преувеличиваю. Стану охранником на стоянке. Нет, лучше я уволюсь, чем буду поднимать шлагбаум перед въезжающими и выезжающими машинами. Объект неприкосновенен, и без серьезной причины я не могу заставить ее мне подчиняться.    - А, - слегка нетрезвая Жанна Кирилловна изволила заметить меня и подойти, благо медляк или не он уже закончился, - служба опричников не спит? Или ты уже мой тюремщик? Может, в камеру меня засунешь? Давай, я готова! А вообще тебе же запрещено здесь появляться! Я отдыхаю и не намерена видеть твою рожу.    - Жанна Кирилловна. - Я невзначай продемонстрировал ей бутылку "Перье". - Вам не кажется, что с этим молодым человеком вы ведете себя несколько неадекватно? Может, вам хватит принимать спиртное, а вашим подругам устраивать стриптиз?    - Виталий, - повернулась она к подошедшему своему почти любовнику-Корнету, - начисти ему морду, и я всю ночь буду ласкать тебя.    Корнет впал в ступор. Виталий Алексеевич Корнев не знал, что ему делать. Начистить мне морду лица он не мог. Есть на это несколько причин. Первая - он на работе, и драться ему по должности не позволено. Вторая - я его шеф. Третья - я сам его порву на несколько маленьких грелок. Вчера я с этим киндер-сюрпризом из лейтенантов ВДВ, окончившим курсы ибанов, провел спарринг. Да, в рукопашке он не слишком силен. Знает и умеет применять только пять-шесть связок, которые ему вбили в подсознание в школе. Курсы IBA ему тоже не очень помогли. Да и зачем она нам нужна, я рукопашку имею в виду? Наше дело - защитить клиента, а со всем остальным пусть разбираются другие люди и структуры. Те же гонорейщик... э... группы немедленного реагирования, за что деньги получают?    - Этот парень и есть ваш несостоявшийся любовник? - поинтересовался я у объекта.    - А почему несостоявшийся? - оскалилась Жанна Кирилловна. - Сегодня ночью он меня продерет во все отверстия!    Корнет побледнел. На такое он не рассчитывал. Школа, Рязанская школа, наведение конституционного порядка в одной почти независимой части страны и госпиталь. Медсестра, которая вытащила его, именно она избавила его от инвалидности, по которой Корнета списали из войск дяди Васи. Умудрилась стать его женой, которую он любит больше жизни. Еще та штучка, судя по досье. Умная, красивая и имеет глупость обожать Корнета. Полный пипец. Вчера, когда я накидывал варианты различных действий и объяснял их стажерам, Корнет на несколько секунд заледенел. Как же, ему придется целовать и обнимать Пчелу! Конечно, не всегда, но иногда придется. Корнет отказался от этого сразу. Пчела же немедленно добавила, что этот мужчинка с внешностью Алена Делона в блондинистом парике, мускулами Шварценеггера и так далее ее совсем не интересует! Целоваться она с ним будет только через труп. Я попытался уточнить, какой именно труп она имеет в виду? Мой, начальника службы безопасности нашей организации или объекта? Пчела замолкла и перестала съедать глазами Корнета. Вздохнула и поцеловалась с этим примерным семьянином. Кстати, захват шеи противника у нее был профессиональным. А в ее личном деле, которое я пролистал перед встречей со стажерами, нет никаких следов увлечения Пчелки единоборствами. Михалыч - скотина! Что он еще скрывает?! Подготовил из дочки терминаторшу и сбагрил на мои плечи. Нет, на мою шею. Я с ней должен теперь возиться?! Ни за что!    - Виталий! - гневно вскрикнула Жанна Кирилловна. - Ты не слышал, о чем я говорю?!    Полный северный лис для Корнета. Я избавлю его от мучений. Я посмотрел в глаза Корнета и перевел взор на пол. Виталик облегченно вздохнул и расслабился. Умница, джеб слева, все он понял, хотя мы это с ним мы не обговаривали, кросс справа, а как меня завтра Михалыч поставит в интересную позицию? Зато теперь я отыграюсь заранее, удар коленом в грудь падающего Корнета, который имел практически мои габариты, был впечатляющим. Виталик же имеет честь быть троюродным племянником босса. От армии отмазываться он не хотел. Мало того, сам после обычной школы поступил в Рязанскую! Мозгов у него явно не хватает, я с разбега пнул тело Корнета по внутренней части правого бедра. Все, шоу закончено. Корнет изображает из себя жертву жуткого избиения, скотина. Жанна Кирилловна обзывает меня всякими нехорошими словами и рыдает над телом своего героя. Теперь эта шл... э... жена босса наверняка больше не будет сниматься, а только ухаживать за мужественным защитником своих чести и достоинства. А Корнет грамотно прикидывается потерпевшим, который стал полным импотентом, и требовать от него этого дела было бы полным кощунством. Толковый парень, через пару месяцев получится из него хороший телохранитель.    А вот это плохо. Пчела пытается контролировать окружающих нас дееспособных и не совсем таких, по причине алкогольного и не совсем такого опьянения, лиц. Дуреха! Вы же были одной компанией с предыдущим ухажером Жанны Кирилловны. Его нужно было контролировать в первую очередь поцелуями и всем остальным. Да и непорядок наблюдается, надо ей "Глок-33" сменить на что-то более незаметное или сумочку пусть носит побольше. Вон третий ухажер Жанны Кирилловны уже с подозрением смотрит на свою очередную соску. Я вздохнул, ну нет опыта у ребят! От Пчелы его следует отвлечь, судя по всему, он браток. Я не хочу, чтобы дочка Михалыча применила свои специфические умения. Брошенная мною бутылка "Перье" встретилась с головой подозреваемого. Вернее, того чела, который замыслил коварные планы в отношении Пчелы. Женщина не должна драться или убивать - это мой жизненный принцип. Мне уже все пофиг, я и так лицо засвеченное, а Пчела перед Жанной Кирилловной пока еще нет. Драку заказывали, так будет. Недаром Русь, очередной кросс, спаленная пожаром, хук и джеб, Батыю отдана! Я срубил опорную ногу последнего подбежавшего ко мне качка. Не ошибся, у третьего ухажера Жанны Кирилловны были помощники, друзья и все такое. Дьявол! На мои плечи приземлились два человечка Георгича. Бить их, я волной стряхнул этих вундеркиндов капитализма со своих плеч. Не дождетесь, тем более что я знаю этих ребят. Надо помочь им встать. Без обид, ребята, я уже полностью спокоен и безопасен.    Вбежавший в зал Георгич укоризненно посмотрел на меня. Я только развел руками. Жизнь такая. Корнета нужно менять немедленно, а Пчела еще недельку или две продержится. Главное сделано, Жанна Кирилловна больше не будет пытаться изменить боссу. А доносить на нее, я хмыкнул и пошел за Георгичем в кабинет, я не буду. Никогда не понимал женщин полностью и не стараюсь этого сделать. Все равно бесполезно. О, "Чифир на пару" появился в зале. Несколько часов свободного времени у меня есть. С Жанной Кирилловной под присмотром Корнета и Пчелы ничего здесь не случится.       - Скотина! - Жанна Кирилловна отбросила мою руку. - Не смей ко мне приставать!    Делать мне больше нечего. Я хотел помочь тебе дойти до машины. Нализалась ты хорошо, а Корнет исчез из твоего поля зрения еще пятнадцать минут назад. Я открыл дверь перед шатающейся женой босса.    - Что, и этого твои опричники замочили?    - Это Вы о ком, Жанна Кирилловна? - полюбопытствовал я и закрыл дверь клуба.    - О моем любовнике! - крикнула эта нехорошая девушка. - Где он? Ты его разрезал на части и спустил в унитаз?    - Фантазия у Вас богатая, Жанна Кирилловна. - Я взял в плен талию в дупель пьяной красотки. - Осторожно, ступеньки.    Ого, а я и не знал, что являюсь таким законченным мерзавцем и подонком. Молоти своим языком что хочешь. Мне все божья роса в глаза. Теперь моя главная задача - довести тебя до машины, отвезти домой, пропесочить Корнета и Пчелу, чтобы им жизнь медом не казалась, добраться до своей хаты и лечь спать. Всем хорош этот клуб, но только расположен неудачно. Про три метро в одном флаконе я молчу. Но вот кинотеатр и Макдоналдс на этой площади явно лишние. Машину близко хрен припаркуешь.    - Жанка, давай с нами!    Только этого мне не хватало. Подружки, что б им в аду гореть, подцепили себе богатеньких кавалеров или те их сняли, неважно, призывно машут объекту руками. Ты куда? Я взвалил решившую продолжить отдых Жанну Кирилловну на плечо и продолжил свой трудный и нелегкий, килограммов пятьдесят будет, путь. Веская причина для применения физической силы к объекту у меня есть. Вот это да! Нужно запомнить данный оборот. Дьявол, почему я не включил диктофон? Ух ты! Все в принципе правильно, но бериевский выкормыш - это ты зря. Я не имел чести работать в данной организации. Лучше закрой свой ротик и продолжай меня молотить по спине. Ты меня уже достала за сегодняшний вечер, ночь и утро! Хочу снова охранять Егора. Очень хочу. Все его детские шалости просто безобидны на фоне того, что вытворяешь ты.    - Первый, за тобой идут. - Пчела решила добавить мне проблем.    - Не вмешивайтесь, гонорейщиков я вызвал давно.    Гонять вас с Корнетом и гонять. Сразу после драки в клубе я оповестил дежурного. Я не хочу обжигаться на молоке и дуть на воду. Так, а вот это лишнее ты сказанула. Я опустил Жанну Кирилловну на асфальт. Сама дойдет своими чудесными ножками. Тем более что уже недалеко. А зачем ты вырываешься? Я просто ласково взял тебя под локоток и ненавязчиво тащу к машине. Снова лишнее дерьмо вывалилось из твоего красивого ротика. Хватит!    - Жанна Кирилловна, - я прижал эту фурию к машине, - я бы не советовал Вам так говорить про моих родителей.    - А что ты мне сделаешь, лакей? - пьяно ухмыльнулся объект.       Зря она это сказала, я ударил ее выпрямленными пальцами в живот. Сучка согнулась, куда? Я ладонью схватил лицо красотки и бросил ее тело на капот машины. Что мы так верещим? Что ты испугалась? Я насиловать тебя не буду, удар по почкам, слишком ты красива и эффектна, снова удар. Хотя вид твоей попки в мини навевает определенные мысли, удар по затылку. Слишком ты красива, а я уже несколько лет на таких не западаю. Ты уже не в моем вкусе, Жанна. Тело сползло с капота машины на асфальт.       - Ничего, - улыбнулся я Жанне Кирилловне, - я только посажу Вас в машину. Валер, ты заснул? Принимай посылку.    Эх, хоть помечтал немного. Выскочивший из мерса водила, четвертый в моей команде, со всем почтением стал запихивать нетвердо стоящее на ногах тело в машину. Я захлопнул дверь, обеспечивая звукоизоляцию. А теперь разберемся с братками, которые захотели реванша. Я повернулся и ласково посмотрел на четырех человек.    - Вам что-то нужно? - вежливо поинтересовался я.    - Нужно, - согласился со мной третий ухажер Жанны Кирилловны. - Поболтать с тобой нужно. Ты кто такой по жизни?    - Шкаф, - признался я.    - А может, гарнитур?    - Нет, - отмел я гнусные подозрения и инсинуации. - Нет такого термина среди телохранителей. Я шкаф, и моя задача - защитить клиента своим телом от пули, кулака, ноги, клинка и разных глупостей. Видите, - я расстегнул ворот рубашки, - и броник у меня на теле есть. Конечно, для нормальной работы по защите клиента нужно четыре шкафа, зонтики из кевлара, дипломаты-щиты и так далее, но мой объект никому не интересен в финансовом и другом плане. Ты понимаешь, о чем я говорю?    - Евгений, - протянул мне руку третий ухажер Жанны Кирилловны. - А зачем ты меня обидел? Это же непрофессионально. Ты телохранитель или кто?    - Роман. Была причина, - сознался я и пожал руку нормального парня.    - Это не та, что пистолет пыталась вынуть из своей сумочки? - выдвинул предположение браток.    - Она самая, опыта у нее еще нет, но думаю, что скоро появится.    - Слушай, а ее телефон ты можешь мне дать? Запал я на нее, а она после инцидента с тобой попросту меня игнорировала. Будь другом, скажи.    - Она тебя слышит, - улыбнулся я, - и если захочет, то скажет.    Евгений резко повернулся и внимательно осмотрел пустую улицу. Смотри, все равно ты Пчелу не увидишь. Да и Корнета тоже. Все-таки ибовцы умеют натаскивать людей, чтобы не говорил Георгич.    - Через это слышит? - посмотрел на мою гарнитуру Евгений.    - Конечно, я сразу включил конференц-связь, когда вы ко мне подошли. Назначь ей свидание на завтра, но если не придет, то не обессудь. Значит, не глянулся ты ей.    - Галина, - начал Евгений, - не знаю, кто ты, но я хочу тебя увидеть снова. Давай встретимся завтра в восемь вечера на этом же месте. Пошлые цветы и ресторан не обещаю. Тебя нельзя этим купить или завлечь. Это я уже понял. Мы просто поговорим, мы, возможно, поужинаем, и я попытаюсь тебя соблазнить. Говорю откровенно, иначе с тобой нельзя, догадался, когда ты меня приласкала своим красивым коленом.    - Слишком откровенно, - хмыкнул я.    - Такой я по жизни, - вздохнул Евгений. - А если бы мы решили с тобой поговорить насчет возмещения морального ущерба, то Галина бы здесь появилась?    - Плюс, - усмехнулся я.    Из синей "Газели", которая совершенно случайно стояла на противоположной стороне дороги, выскочили шестеро гоноре... э... сотрудников группы немедленного реагирования. Работа у них такая. Заступил на дежурство и жди тревожного сигнала. Сам с этого начинал, когда меня приняли в славные ряды нашей безпеки.    - Серьезно. - Евгений внимательно осмотрел амуницию ребят. - Рад был с тобой познакомиться. Надеюсь, что больше мы не увидимся. Галина, я тебя жду.    Евгений со свитой направился к своей машине. Нормальный парень, а то, что бандит, так у каждого есть свои недостатки.    - Как она? - Я сел в машину справа от Валеры.    - Да никак, - фыркнул водила. - Отрубилась, сам, что ли, не видишь?    - Да пошел ты, - сонно пробормотала Жанна Кирилловна, вольготно раскинувшаяся на заднем сиденье, и с трудом перенесла свое тело из горизонтального в вертикальное положение. - Ничего я не отрубилась. Валер, покинь мое общество, мне с Ромой поговорить надо. Он же и отвезет меня домой.    Я кивнул водиле и через пару секунд остался с красоткой наедине. Посмотрим и послушаем, что она хочет от меня. Я перебрался на место Валеры. Мягко заурчав, изделие немецкого автопрома начало движение. А вот и машина Корнета и Пчелы выехала с боковой улицы. Хорошо держатся за нами, не отстают и не приближаются. В Москве только ночью можно получить удовольствие от езды. Я снова посмотрел в зеркальце заднего вида. Что-то вид объекта мне не нравится. Кусает губы, судорожно теребит сумочку и на глазах трезвеет. Провели тебя, Ромка, она изображала опьянение. Зачем? Выпила - да, но не так чтобы очень.    - Роман, прости меня за мои слова.    Приехали. Что с ней происходит? Я то лакей, то вы... прип... нехороший человек. Стоп, я прижал машину к обочине и протянул самозабвенно разревевшейся девчонке носовой платок. Так, судя по внешним признакам, это на полчаса. Где я возьму еще слюнявчики для слез?    - Хватит! - рявкнул я. - Андрей Федорович ничего не узнает о твоем поведении. Можешь не беспокоиться. Конечно, я не адвокат, но все, что происходило в мою смену, останется между нами. Я Ваш телохранитель, Жанна Кирилловна, а не доносчик.    - А если я хочу, чтобы он узнал? - всхлипнула девчонка.    Нет, мы не приехали - мы приплыли. Теперь понятны твои закидоны. Понятно мне твое поведение в последнее время, а особенно этой ночью. Жена втрескалась в мужа, ну надо же! Мне жаль тебя, Жанна, рассчитывать на ответные чувства тебе не стоит. Знаешь, какая кликуха у босса среди наших, которые приближены к его телу? Арифмометр. Я нажал на газ.    - А почему ты меня постоянно называешь Жанной Кирилловной, Ром? - прервав всхлипывания, поинтересовалась девчонка. - Сейчас мог бы назвать меня просто Жанной или Жанкой.    - Мне всего тридцать, - ухмыльнулся я, - а тебе уже двадцать два. К старости нужно относиться с почтением.    - Скотина!    Объект попытался меня задушить. Старайся и не сачкуй, так ты быстрее придешь в себя. Привезти ревущую девчонку домой - это не самая лучшая идея. Не понял, а почему мое избиение и удушение уже закончилось? Я держу всего шестьдесят в час, и авария со смертельным исходом нам не грозит.    - Послезавтра, - тихо начала Жанна, - будет год, как мы поженились. Год и месяц, как мы познакомились. Тогда я считала, что мне повезло. У модели есть два пути в жизни. Первый - модель, эскорт, шлюха. Второй - модель, жена. Двадцать один год - это уже старость для моей бывшей профессии. Ты прав, Ромка. Я была счастлива. Три-четыре года брака. Раз в неделю раздвигай ноги, и все. Потом пенсия, которой хватит до конца жизни. Андрея никто из его бывших жен не называл скрягой, да и в брачном контракте сумма оговорена. Тесен мир моделей, все и все обо всех знают. А что мне делать теперь? Я люблю его, Ромка! Его сила, его уверенность в себе завораживают. А для него я просто красивая вещь, с которой нестыдно показаться в обществе. Что мне делать потом? Сколько времени у меня осталось? Два или три года? Что я буду делать потом?!    - Могу предложить тебе свою руку и сердце, - улыбнулся я, - конечно, когда Андрей Федорович разведется с тобой. А что? Я парень ничего, есть квартира и хорошая работа.    - В этом плане ты мне неинтересен, - фыркнула девчонка, - ты щенок по сравнению с ним. Хватит придуриваться, Ром.    - А тебе хватит изображать из себя дуру, Жанка. Твоих мозгов хватит на пятерых блондинок. Это я понял давно, а сегодня только получил подтверждение своих гнусных и подозрительных мыслей. Зря ты разыграла сегодняшний спектакль. Даже если бы я и стуканул боссу о твоем поведении, то вряд ли у него это вызвало чувство ревности. Тем более что и ты, и он знаете инструкции, выданные нам Михалычем в отношении тебя. Приведи себя в порядок. Подъезжаем.    - Ром, так что мне делать? - поинтересовалась Жанна, старательно убирая со щек размазанную тушь. - Только не говори, что не знаешь. Изображать тупого солдафона у тебя тоже плохо получается.    - Жить будущим и надеяться. А теперь у меня есть один вопрос, Жанна. Между нами мир?    - Да.    - Отлично, тогда я больше не буду просить Михалыча о переводе, да и Константина с Сергеем предупрежу о возникновении взаимопонимания между Жанной Кирилловной и ее охраной.    - Этого не было в нашем соглашении! - возмутился объект.    - Теперь будет, - успокоил я Жанку.       Глава вторая    - Ты что устроил в клубе, сукин ты сын? - тихо поинтересовался у меня Михалыч. - Детство в заднице заиграло? Ковбоем себя почувствовал?..    Я отключил внешние динамики. Я просто усердно ел глазами начальство и думал о хорошем. Как отлично начиналось утро. Я даже смог поспать пару часов, прежде чем был вызван к шефу. Уже тогда у меня зародились нехорошие предчувствия, но я их старательно утрамбовывал в землю. Мол, босс проснулся при виде вернувшейся в родные пенаты выпившей жены и потребовал от шефа подробностей этого удачно проведенного вечера, или горничная настучала о размазанном макияже слабой половины сильной. Как все хорошо начиналось. А теперь у меня только одна мысля. Какая падла меня сдала?! Георгич отпадает сразу. Гонорейщики подробностей дела не знают, их вызвали, и все! Мало ли как я смог обидеть братка. Жанна? Мне даже несмешно от этого предположения. Водила вообще не при делах. Кто у нас остается? Приз в студию, только стажеры. Ну, Пчелка, ну, Корнет! Когда я узнаю, кто меня запалил, то ему мало не покажется, несмотря на пол и возраст.    - Что молчишь? - тихо поинтересовался Михалыч. - Устроил ночью карнавал, а сегодня театр молчаливых миниатюр, актер? А может, тебе в Щуку стоит поступить? Еще непоздно. Ты же талант! Зачем ты его в землю зарываешь? Я тебе помогу полностью раскрыться как творческой личности.    Так, а вот это уже серьезно. Надо срочно отмазываться.    - Мне показалось, что у одного из посетителей клуба в руке был нож, - начал я. - И он находится в опасной близости от Жанны Кирилловны. Кроме того, судя по его одежде, манере поведения и так далее, мужчина являлся членом криминальной группировки. Мало того, первичный анализ обстановки, проведенный мной, указывал на наличие у него сообщников, которые при возникновении опасности для моей подопечной могли бы...    - Замолчи, Роман, - попросил меня Михалыч и откинулся на спинку кресла. - Горбатого ты лепишь хорошо. Придется принимать меры. Сейчас ты напишешь мне правдивый отчет, а только потом отправишься домой.    - Шеф, а может, завтра? Я с мыслями соберусь.    - Не обсуждается, - отрезал Михалыч. - Иди и пиши отчет о проделанной работе в эту смену. Кстати, Валерий Георгиевич по моей просьбе любезно предоставил мне запись твоего выступления. Час назад я ее просмотрел. Иди.    Вздохнув, я встал и покинул кабинет шефа. Вот вляпался, я осторожно закрыл дверь и посмотрел на Настю. Нет, сейчас я к ней подходить не буду. Я лучезарно улыбнулся девушке, зачем мне ее так откровенно подставлять? Зуб даю, что Михалыч сейчас смотрит на монитор контроля обстановки в приемном предбаннике. Хотя я камеры наблюдения не вижу, но она наверняка есть. Я вышел из приемной в коридор. Сам попытаюсь разобраться с течью в днище своей посудины и только в крайнем случая попрошу секретаршу шефа мне помочь. Настена не откажет и поможет, конечно, если сможет; я направился в дежурку. Полтора года назад у нас был роман с вполне серьезными намерениями с ее стороны. Я не отбивался, зачем? Девчонка хорошая, умная, а мне опостылело возвращаться в пустую квартиру.    Кивнув охраннику, я провел карточкой по идентификатору входной двери на этаж руководства. Мы даже собрались подать заявление, а пока шум да дело, пожить гражданским браком. Жили долго, целых два месяца Настена скрашивала мои вечера и ночи. Да и питаться я стал гораздо лучше. А мелкие неурядицы только вносили свежую струю в наше общение. Самая маленькая из них состояла в том, что у нас были диаметрально противоположные взгляды на то, кто должен быть главой будущей ячейки общества. Для Насти и моей потенциальной тещи, одевающей на работу китель с погонами майора, этот вопрос был предельно ясен. Мне же не совсем, и я изредка показывал Настене фотографию своего прадеда, где он сидит на стуле, а моя прабабушка стоит сбоку с дедом на руках. В общем, одним прекрасным вечером мы спокойно поговорили, решили не портить друг другу жизнь и расстаться друзьями. Отметили это дело шампанским и ударным сексом напоследок.    - Всем привет, - я зашел в дежурку и стал здороваться с парнями, - старшой у себя?    - У себя, - подтвердил громила, облаченный в бронежилет и до самых бровей увешанный подсумками и прочей хренью. - Что-то ты решил часто с нами общаться, никак снова хочешь стать гонорейщиком?    - Не дождетесь, гоблины, у меня слишком тонкая и ранимая натура.    Поздоровавшись с последним бронетранспортером на двух ногах, я зашел в отдельный закуток и закрыл за собой дверь.    - Привет, Андрей, сводку вызовов за сутки ты уже сдал?    - И тебе не болеть, сдал, есть вопросы по твоей заявке?    - Есть, - подтвердил я, - Михалыч подробностей не запрашивал?    - А зачем ему это делать? - удивился Андрей. - Вызов как вызов. Вчера их три штуки было. Один вообще был ложный. Кому-то что-то показалось, и все. Все вы перестраховщики, а мои парни только зря километры наматывают. Твой вызов - рутина. А последний так вообще. Ты слышал, что умудрился вчера учудить Егор Андреевич?    - Нет, - заинтересовался я и сграбастал кофейник и чашку со стола Андрея.    - Дело было так. Твой бывший подопечный решил продемонстрировать химичке свои познания в области изготовления отравляющих газов, хотя задание у него было другое. Но это не остановило нашего героя. Когда учительница отвлеклась, он достал заранее запасенные ингредиенты и приступил к произведению впечатления на одноклассников и одноклассниц. Зрителей Егор впечатлил. К счастью, "зарин" он не смог получить, но "черемуха" у него вышла знатная. Кабинет потом час проветривали!    Я усмехнулся, Егор в своем репертуаре. Вот шило в заднице у парня. Никто не знает, куда деть его неуемную энергию и направить бурную фантазию в мирное русло.    - А что он хотел на самом деле получить? - поинтересовался я.    - Ничего особенного, из пробирки должно было выйти немного красного тумана с ароматом персика. Оригинальные духи он хотел произвести в лабораторных условиях. Когда Олег и остальные вломились в класс, то видимость там была практически нулевая, да и подъехавшие по экстренному вызову скучающие гэнээровцы веселья добавили. Андрею Федоровичу опять придется жертвовать деньги на нужды школы. Ремонт кабинета, замена входных дверей, и там еще по мелочи неплохо набегает.    - Ладно, - я допил кофе, - не буду тебе мешать. - Какой уровень стрелялки прошел? - Я кивнул на темный монитор.    - Только третий, - улыбнулся Андрей. - Бывай, Ром, слух у тебя слишком хороший.    Я вышел из закутка дежурного. Ничего другого я и не ожидал, но проверить стоит все версии. Корнет или Пчела? Да, с Корнетом я в ближайшее время работать не буду. Парню дадут другой объект, но выяснить подробности надо. Не хочу при встрече с ним и рукопожатии мысленно называть его стукачом. Коллектив охраны ВИП-персон у нас слаженный. Да, я знаю парочку ребят, которые изредка задают лишние вопросы.    Я зашел в комнату отдыха службы безопасности, поздоровался с ребятами и сел за свободный стол. Но там дело касается серьезных вопросов, чужие подводки, выпивка на рабочем месте без серьезного повода и так далее. Но ведь Корнет знает, почему я так поступил. Для Жанны же не было никакой опасности, а Пчела бы запалилась и не по моему приказу, как Корнет, да и не по требуемой ее вмешательства обстановке, и возник бы вопрос о ее квалификации. У Михалыча возник бы. В этом деле он скидок не сделает даже своей дочери. Тени должны работать в первую очередь головой, а только потом всем остальным. Мне же можно и нужно изредка применять физическое воздействие. В своем отчете по инциденту в клубе я бы описал произошедшее как приставание пьяной компании к моей подопечной. В таких ситуациях я могу устраивать хулиганства. По головке не погладят, но и ругать сильно не будут. А теперь я вынужден написать правду, и у Пчелы есть отличный шанс загреметь на переподготовку. Начинать свою работу с этого я бы не советовал никому.    Все, я поднялся из-за стола, отчет закончен. Пора, мой друг, пора. Я сгладил некоторые углы, но в наглую вешать лапшу на уши Михалыча не стоит. Все равно он знает правду. Идиотская была ночь, да и утро не лучше. Эх, Жанка, Жанка, из-за твоих закидонов за одну ночь я могу лишиться своей команды. Я бы и так расстался с ними в течение некоторого времени, но хоть чему-нибудь научил бы ребят. Ладно, проехали. А если это Пчела радостно пересказала отцу свой первый рабочий день и полученные от него впечатления? Тут есть два варианта. Первый - она дура. Второй - чересчур инфантильна. Какой мне выбрать? Я ее слишком плохо знаю. Что-то я сегодня туплю. Есть еще третий вариант - она специально это сделала. Зачем ей это? У Михалыча должны возникнуть сомнения в моей профессиональной пригодности? Все, я пришел.    - Подколи к отчету Корнета по поводу ночного инцидента, - попросил я у Насти.    - Подкалывать не к чему, - улыбнулась мне девушка. - Что-то случилось в твою смену, если требуются отчеты всех участников?    - Да ничего особенного, обычные дела. Я тебе уже говорил, что ты сегодня невероятно красива?    - Еще нет. Говори, я приготовилась слушать. От тебя так редко дождешься комплимента.    - Тогда не буду, - усмехнулся я. - Ты постоянно очень красива и обаятельна. Бывай. - Я поцеловал в щечку девушку и направился к выходу.    - Анастасия, - прозвучал из динамика голос шефа, - Роман еще не отдал тебе отчет? Как только он придет, пусть появится у меня!    Вот ты и прокололся, Михалыч. В который раз убеждаюсь в твоей маниакальной паранойе. Тебе не жаль своего рабочего времени на мониторинг окружающего пространства? Настя закончила убеждать шефа в моем ежесекундном появлении у него в кабинете и махнула рукой в сторону двери. Я вздохнул и забрал у Насти отчет, а отдых-то когда? Михалыч, что-то часто за последнее время мы стали видеться.    - Садись. - Шеф взял в руки мое сочинение на свободную тему и стал внимательно его изучать.    Значит, не Корнет. Он хоть и племянник босса, но троюродный. Стучать о произошедшем Андрею Федоровичу ему по должности не положено, а тем более утром. Арифмометр в таких делах строг. Субординация, не сметь прыгать через голову начальника без серьезной на то причины и так далее. А если Корнет позвонил Михалычу? Маловероятно, сливание ближнего своего в унитаз так не делается. Стучать не по делу нужно рапортами, отчетами или в крайнем случае анонимками. Такая у нас страна и воспитание.    - Я ошибся, - Михалыч отложил мой отчет в сторону, - ты у нас не только актер, но еще и писатель. Какой талантливый и разносторонний у меня сотрудник. А этот перл сейчас заставит меня расплакаться. Цитирую: "В результате недвусмысленно выраженной угрозы взглядом и жестом в отношении сотрудницы службы безопасности концерна "Мираж" (Пчелы) мною было принято решение о проведении превентивной акции в отношении угрожающего ей лица мужского пола, Жанна Кирилловна в этот момент была под надежной защитой сотрудника службы безопасности концерна "Мираж" (Корнета) и находилась в полной безопасности". Дальше я читать не буду, - вздохнул Михалыч. - Если бы я не знал твое досье почти наизусть, то принял бы тебя за бывшего прапорщика, который заведовал складом армейского снаряжения. Только на этой должности можно научиться так отписываться. Я тут посчитал, что слово "безопасность" на этом листке написано раз двадцать пять. А что касается остального... Чем он Галине угрожал, каким именно жестом, а может, еще частью тела, которая у него между ног болтается?    - В зале темно было, точно я не рассмотрел, но наверняка и этим тоже, - ответил я. - На эту мысль меня натолкнуло последующее поведение угрожавшего Пчеле объекта, и в связи с этим я был несказанно рад, что заранее вызвал группу немедленного реагирования. В отчете отражено, что объект склонял ее к сожительству прямо на улице, и только присутствие группы немедленного реагирования удержало его от насильственных действий угрожающих чести, а скорее всего и жизни Пчелы. Учитывая, что стажер Пчела находилась в моей груп...    - Заткнись! - взревел Михалыч.    Я мгновенно исполнил просьбу шефа. Какое счастье иметь такого умного, доброго и вежливого начальника. А если серьезно, то хорошо, что Михалыч с утра пар на меня спустил вместе с собаками. А еще лучше, что он понимает разницу между юмором и издевательством. А втройне хорошо, что шеф знает, как я отношусь к мелкому доносительству, которое он приказал мне сделать. Все, Пчела, поезд ушел, официальная бумага от начальника смены у Михалыча есть, и не дать ей ход он не может. Вернее, не захочет не дать. Принципиальный он слишком.    - Зачем ты это делаешь? - спросил меня шеф через пару минут. - Из-за того что, она моя дочь, Виски?    Так, разговор стал неформальным, уже лучше. Плохо, что у шефа появились странные мысли по отношению ко мне. И вообще, он сегодня какой-то странный. Так слить мне информацию о наличии стукача в моей команде!    - Михалыч, я никогда не буду примазываться через Галину к тебе и зятем твоим не мечтаю стать. Что касается остального, то сколько времени я опыта набирался, прежде чем занялся серьезным делом? Что можно требовать от неоперившейся птички? Пчелу и Корнета еще учить и учить нужно, а только потом оценивать их действия по суровым законам военного времени. Я это понимаю, и ты должен понимать. Если ты хочешь уволить свою дочь с этой работы, так прямо мне и скажи! Я пойму и напишу другой отчет. Галина мигом и со свистом с работы вылетит.    - А вот это удар ниже пояса, Роман, - пробурчал Михалыч. - Я ко всем отношусь одинаково и предъявляю ко всем одинаковые требования.    - Только к некоторым более одинаковые, чем к остальным. - Я выразительно посмотрел на свой отчет. - Михалыч, я еще тебе нужен? Спать хочу.    - Свободен, глаза б мои тебя не видели.    Вот и славненько, я направился к двери. Зайти к Ольге? Нет, нужно взять паузу, а не наладится у нас, так не очень было и нужно.       Кому не спится в ночь глухую? Я посмотрел на часы. Только пять часов вечера! Пошатываясь, я встал с кровати и начал одевать на себя спортивный костюм. Опять звонят в дверь. Да сколько можно? Я кого-то из соседей затопил? Отдохнуть не дадут, ироды. Вроде бы одет, а теперь посмотрим на гостей. Я открыл дверь и малость удивился. Вышел в коридор и осмотрелся по сторонам. Камер передачи "Розыгрыш" нигде не наблюдалось.    - Настя, а ты дверью не ошиблась? - поинтересовался я. - А, я понял, ты заблудилась.    - Может, пустишь меня в свою квартиру? - усмехнулась девушка. - Или предпочитаешь заняться этим прямо здесь?    - Проходи, - я пригласил даму в свои апартаменты, - в квартире наверняка будет удобнее. А что ты понимаешь под словом "этим"? Приготовление ужина, уборка моей берлоги или стирка? Другие варианты мне что-то в голову не приходят.    - Какая же у тебя ограниченная фантазия, Ром, - Настя села на диван, - и женщины дома у тебя нет. Может, обратно меня возьмешь?    - Возьму, - согласился я, - готовить мне некому, или ты рассчитываешь на большее?    - А не получится тебе меня вернуть, - скорчила рожицу Настя, - через месяц я замуж выхожу.    - Поздравляю, - я действительно обрадовался за подругу и заранее посочувствовал ее несчастному мужу, - это дело нужно обмыть. Что будешь: шампанское или что-то покрепче?    - Ничего, у меня ревнивый жених, мы живем с ним вместе, и я не хочу его обижать.    - Поэтому ты отпросилась с работы, - глубокомысленно заметил я, - пришла ко мне на часок-другой, а потом вернешься к жениху вовремя и без перегара, как честная и порядочная невеста. Хорошо придумала, Настюх. Надо было тебе родиться мужиком, мы часто используем такой способ развеяться помимо всяких срочных совещаний после работы, внезапных командировок на пару дней, рыбалки, походов с друзьями в баню, машины, в пробке долго стоящей, и так далее. А то стандартным приемом "дорогая, я сегодня заночую у друга, нам поболтать нужно" жен обманывать сложно. Как думаешь почему?    - Балаболка, - отмахнулась Настя, - а теперь давай серьезно. Поговорить нам нужно, Ром. Ты спрашивал меня об отчете Корнета, потому что информацию о твоей выходке в ночном клубе слили Михалычу? Я правильно поняла твой неуклюжий подход ко мне? Можешь не копать землю, это был не он.    - Вот, я всегда говорил, что хорошая секретарша должна быть в курсе всех дел своего шефа. Ты пришла мне сообщить имя доносчика? Зачем такая срочность? Я бы и сам попросил тебя помочь мне через пару дней, если бы не определился со стукачом. Зачем тебе так рисковать, а вдруг твой жених следит за тобой? Что он может подумать, когда узнает о твоем посещении квартиры одинокого холостяка?    - Ром, я же просила серьезно, - укоризненно сказала Настя. - Тебя сдала Пчела.    - Великолепно, - улыбнулся я, - она написала рапорт или просто позвонила папе? Ведь все звонки к нему проходят через тебя, а на работе Михалыч свой мобильный отключает и разбирает. Шеф у нас самый главный параноик из всех параноиков на свете.    - Нет, Галина мне сама об этом сказала. Мы с ней старые подруги, - улыбнулась девушка.    Дела все страннее и страннее. Не тот у Насти характер, чтобы сдавать свою подругу. Я посмотрел на девушку, которая решительно стала собирать мою неприбранную постель. Чувствую, что это не все сюрпризы за сегодняшний вечер. Настена специально затягивает разговор, он ей чем-то неприятен или сложен. Ладно, пойду лучше я на кухню, хоть чаем подругу напою. Так, где у меня всякая фигня вроде заварки? Я включил чайник. Что это сегодня с Настюхой?    - Ром, - Настя зашла на кухню, - ты оскорбил ее. Галина пришла домой после смены, разревелась, и Михалыч вытянул из нее подробности ее первого рабочего дня. Приказал ей выпить валерьянки и лечь спать. Пару часов назад Галина проснулась, позвонила мне, и мы немного поболтали. Она сожалеет о том, что сделала, и попросила меня извиниться вместо нее перед тобой.    Дурдом какой-то. Я как-то оскорбляю Пчелу, она меня сливает своему папаше, высыпается, зараза, осознает свой тяжкий грех передо мной и просит Настю извиниться. Ром, ты что-то понимаешь? Пчела ведь не только меня подставила, в первую очередь ей Михалыч выпишет горчичник! Хм, если уже не выписал. Я снял закипевший чайник.    - Насть, а чем я оскорбил Галину? - поинтересовался я. - Что-то я этот момент не припоминаю. Если ты такая близкая ей подруга, что ходишь по домам одиноких мужчин и приносишь им извинения вместо Галины, то наверняка должна знать подробности о моем чудовищном проступке.    - Мы дружим с детства, Ром, - вздохнула Настя, - благодарю за чай. Выросли мы с ней в одном дворе. А Михалыч даже пару раз мне пеленки менял. Как ты думаешь, он бы взял левого человека на мою работу? А ты слепой и тупой сукин сын. Вернее, заторможенный до состояния полного ручника. Галина тебя любит!    Хорошо, что я уже поставил чайник на стол. Не хотелось бы обварить себя кипятком.    - Сначала, - продолжил обвинение прокурор в юбке, это у нее наследственное, - ты толкаешь ее в объятия Корнета, оправдывая это некими рабочими моментами, а потом, что ты сделал потом?! Ты предлагаешь ей лечь под постороннего мужчину, и не по работе. Так вот знай, на завтрашнее свидание Галка не пойдет! А если ты еще раз попробуешь предложить ей нечто подобное...    Я отключил слух. Уже который раз я благодарю училище за этот приобретенный там полезный навык. Курсанту ведь всегда хочется спать или подумать о хорошем, о женщинах например, особенно на некоторых лекциях, вот и выкручиваются люди как могут. Умение отключать слух или спать с открытыми глазами еще не мешало никому. Правда, потом возникают сложности, но это потом. Берешь две тетради с лекциями, свою и друга, и начинаешь внимательно читать. Вот здесь я еще нормальный и записываю патетический монолог майора Пономарева, а вот здесь уже пошли какие-то волны и линии. Значит, я заснул, но портить бумагу не перестал. А что у Олежки в тетради? Хм, не спит и тщательно все записывает. М-да, недолго мучилась старушка на оголенных проводах, Олежка заснул, а что у меня? Да я вернулся в реальность и снова можно читать свой же конспект. Так, что-то этот прокурор в платье не успокаивается. Личико раскраснелось, глаза полны гнева, ротик не закрывается и так далее. У меня только один вопрос, или несколько, как получится. Это я сошел с ума? Настена скоропостижно и внезапно поглупела? А может быть, я еще сплю? Я ущипнул себя, вряд ли. Принимаем реальность такой, как она есть. Галина в меня втрескалась за пару часов нашего общения. Любовь с первого взгляда, так сказать. То-то Михалыч так подозрительно на меня смотрел. Да я просто монстр какой-то! Влюбил в себя девчонку, даже не помышляя об этом. Дела. Насть, хватит так разоряться. Я понимаю, что лучшая женская защита - это нападение. Солнце скоро зайдет, и я тоже в этом буду виноват?    - Я все понял, - прервал я патетическую речь симпатичного прокурора, - только одно мне неясно. Галка вешается на шею первому встречному мужику или через раз?    - Ты кретин, - вздохнула Настя. - Она любит тебя уже больше трех лет. Зачем она пошла на курсы телохранителей, зачем она попросилась работать тенью в твоей смене? Она хотела быть ближе к тебе, чурка ты березовая.    Михалыч, я тебя не понимаю. Ты решил поработать свахой? Ты мечтаешь, чтобы я называл тебя папой? Не дождешься, противный. А что касается Пчелы...    - Это так девушки в наше время знакомятся с понравившимися им парнями? - полюбопытствовал я. - Я восхищен современными нравами подрастающего поколения. В тире нужно набрать девяносто пять из ста, кулаком разбить пару досок, обладать навыками экстремального вождения, промышленного альпинизма и всем остальным, а потом продемонстрировать все это богатство своему любимому парню. Не беда, что он тебя видит первый раз в жизни. Куда парень денется от такой девушки? Захочет, но не сможет.    - Ты ее видел раньше, - улыбнулась Настя. - Видел, но при встрече не вспомнил.    - Такого не может быть, - вернул я улыбку Насте, - Галка чересчур красивая и эффектная девушка, чтобы я ее не запомнил. На память я не жалуюсь, пока не жалуюсь.    - Тогда вспомни, как ты первый раз решил встретиться с шефом.    - Я что тут вспоминать? Был вечер, я лежал в комнате на очень хорошо знакомом тебе диване, делать было нечего, а тут мой мобильный стал мне надоедать. Я взял трубу, а там какой-то чел решил передать мне привет от Бати и настоятельно посоветовал зайти к нему в гости по поводу совершенно ненужного мне трудоустройства. Немедленно зайти, а то он позвонит Бате и все ему расскажет, а что сделает мой бывший командир, я и сам могу догадаться. Вариант первый - Батя завтра прилетит в Москву. Вариант второй - меня к Валерию Михайловичу доставит группа захвата. Вариант третий...       Дернул же меня дьявол под руку поднять этот чертов мобильный! Батя, я уволился три месяца назад, я живу отлично, какого хрена ты меня достаешь? Все со мной в порядке, наседка ты наша. Я даже не пью! Я просто весь день и всю ночь лежу на диване и смотрю телевизор, а что мне еще делать? И этот мини-парк долбаный весь в снегу! Надо было взять мотор, я обошел очередную грязную кучу снега и льда. Где этот чертов элитный дом? Так, не понял, что тут у нас происходит? Джип - одна штука, трое парней - три штуки, ха-ха, девушка - одна штука. Послушаем, о чем они столь страстно говорят, я всегда страдал любопытством, особенно в такой ситуации.    - Гарик, ты еще здесь? Смотался быстрее отсюда. Девушка поедет веселиться с нами. Ты не достоин такой красотки, правда, Галка?    - Но Колян, я...    - Ты еще здесь?    Так, эти все челы знают друг друга. Не мое это дело. Я продолжил свой путь. На улице минус десять, а ботинки хлюпают по лужам. Какую гадость сыплют на асфальт и чем это обернется для моей обуви? А девчонка молодец, своего парня назвала тряпкой, правильно, даже не получив по морде, он стал удаляться за горизонт, и парней она посылает к такой-то матери. Боевая, уважаю. Жаль, что ее лица не видно. Капюшон на голове, да и шарф, намотанный до глаз, скрывает наверняка симпатичную мордашку. А вот это лишнее.    - Ребята, - я остановился рядом с компанией, - это не мое дело, но называть девушку подобными словами не стоит. Можно выразиться при помощи аллегорий, символизмов и так далее. Люди же кругом ходят, - я осмотрел пустынный парк, - детишки с ними гуляют, а вы так громко и...    - Сдрыстнул отсюда, - перебил меня один из некультурных парней, - ты правильно заметил, что это не твое дело. Ты еще здесь, придурок? Смерть свою ищешь?    Я не понял, эти парни стали очередными жертвами Голливуда? Что за пошлый наезд? Зачем мне угрожать ножом? Хотя бы ствол достали. Это же несерьезно и обидно для меня!    - Парень, - ласково улыбнулся я, - я сегодня не в настроении заниматься физкультурой, спрячь это грозное изделие китайского ширпотреба и не пугай им меня.    - Какой Китай?! Я в Лос-Анджелесе этот нож купил в оружейном магазине.    - Везде обманывают, - вздохнул я, - давай забьемся на сотку баксов, что это Китай? Я докажу не сходя с этого места. Вот деньги, - я достал кошелек и продемонстрировал купюру, - девушка будет арбитром в нашем споре, и банк должен быть у нее. Согласен или ты совсем нищий?    - Да я! - возмутился парень, - я на тысячу могу поспорить прямо сейчас! Принимаешь или слабо?    - Согласен, - ответил я. - Деньги на бочку. Девушке их отдай, пусть она пересчитает, а то вдруг ты не такой богатый, как говоришь. С моей стороны, - я снял перчатки и расстегнул браслет, - в банк идут часы Seiko Velatura SRQ001J. Они стоят две с половиной тысячи мертвых президентов. Не из магазина, поэтому ставлю их за девятьсот зеленых.    - Договорились, - парень внимательно осмотрел мои часы и отдал их девушке, - как доказывать будешь?    - Дай ножичек, - протянул я руку, - и сейчас я тебе все докажу. - Клинок хрустнул в моих руках. - Вот теперь сам видишь Китай, обманули тебя. Разве настоящий Ka-Bar, находящийся на вооружении морской пехоты США, можно вот так походя сломать? Девушка, пройдемте. - Я взял под локоток девчонку, сунул обломки ножа остолбеневшим парням и продолжил прогулку.    - Дегенераты, - ругнулась девушка, когда мы отдалились от парней, - чуть вечер мне не испортили. Забирай добычу, о мой принц на белом коне, или ты рыцарь в сияющих доспехах?    - Да я такой, - улыбнулся я, - каждую ночь брожу по городу и стараюсь помочь всем желающим и нежелающим. Последние почему-то не понимают своего счастья. Какого хрена они к тебе докопались? Упакована ты знатно, о пустом холодильнике и нищете наверняка знаешь только из телевизора. Родители тоже не простые, ты ведь живешь в этом элитном заповеднике. Парни искали себе проблему на пятую точку на ровном месте?    - Да ничего бы они мне не сделали, - вздохнула девчонка, - у меня черный пояс по дзю-дзюцу. С Павлом я рассталась еще месяц назад, а он до сих пор этого не понял. Одногруппники мы, вместе время в универе теряем на всякую порнографию. Скажи, а ты часто так зарабатываешь себе на жизнь?    - Часто, - сознался я, - будь лапкой, подскажи, где в местной прерии находится дом семь, корпус три?    - Да вон он, - девчонка махнула рукой, - а ты, рыцарь, не хочешь скрасить мое одиночество этим вечером? Я так восхищена твоим подвигом, что заранее готова на все.    - Нет, в отличие от некоторых ночных красавиц я занят. Встреча у меня по поводу моей несостоявшейся в будущем работы. Грустно мне и не до развлечений.    - Интересно, - протянула девчонка, - обычно я отшиваю парней, а тут в первый раз закоротили меня. Тогда прощай, о таинственный незнакомец, луна еще высоко, сейчас я вызвоню подругу, вернусь к этим придуркам и мы поедем развлекаться. Поиздеваться над Павлом мне что-то захотелось, настроение у меня сегодня подходящее.    - Проблем не будет? - Я остановился и посмотрел в карие глаза девчонки. - Черный пояс - это хорошо, но мало. Выпивка может парням голову снести, а от свежеизготовленной из бутылки розочки твой балет не поможет.    - Нет, - хихикнула она, - у подруги мать военный прокурор, а отец еще круче, о своем папе я даже не говорю. Как бы эти дегенераты не напились, ничего лишнего в отношении нас они себе не позволят. Да и больше понты колотит Павел, чем реально из себя что-то представляет. Максимум, на что он был способен этим вечером, так только порезать твою куртку. Многим этого хватает, чтобы с визгом убежать, а тебе нет, рыцарь. Нож был настоящий?    - Да, - сознался я, - нужно просто знать и уметь, как обращаться с такими безобидными вещами. Плюс немного силы в руках, и шоу заканчивается, даже не начавшись.    - Прощай, умелец. Подкову руками сломаешь?    - Да, и полную колоду карт смогу разорвать. Прощай.    Девчонка отошла в сторону и начала вызванивать свою подругу. Что ж, у каждого свои тараканы в голове. А с другой стороны, чувство обиды, разочарования в своем кавалере, жажда мести и так далее могу заставить женщину вытворить такое, что волосы встанут дыбом. К дьяволу, я подошел к двери подъезда и нажал на кнопку, мне на все наплевать. Где этот чертов консьерж или консьержка?       - Так это ты была той подругой, что решила вместе с Галиной поиздеваться над Павлом?    - Она самая, - созналась Настена. - Ты бы видел, что в тот вечер вытворяла Галка. Мне даже стало жалко Павла, и я одергивала ее несколько раз. Галина была в бешенстве. Ее очередной избранник оказался слюнтяем, таинственный незнакомец отшил ее, а этот недоразвитый все время пытался извиниться и снова затащить Галку в постель. Ты знаешь, Ром, когда ты отказался стать парнем Галины, то ты ее еще больше заинтересовал. Она пыталась тебя найти, но ничего у нее не получилось. Твоей фотографии у нее нет, имени она не знала, к кому ты приходил - тоже. Галина допросила консьержку, поговорила со всеми соседями, которые могли предложить работу одному симпатичному громиле. Концов она не нашла. Никто ей не сказал, к кому приходил парень, который зимой не носит шапку. Это ведь была единственная твоя примета.       Кто-то мне откроет дверь?! Я сколько должен здесь стоять? Я снова набрал номер Валерия Михайловича. М-да, абонент выключен или временно недоступен. Да пошло оно все. Если я так кому-нибудь нужен, то пускай сами ко мне в гости являются. Надоело, все мне надоело. А эта работа вообще мне на хрен не нужна. Собеседование в неформальной обстановке, я хмыкнул, никакого собеседования не будет. О, подъехавшее к дому такси кого-то выгрузило, это знак. Михалыч, я не буду работать на тебя, мне это неинтересно. Деньги у меня есть, чтобы военный советник, я снова хмыкнул, так нас называли в одной жаркой и влажной стране, не зажилил себе несколько трофеев, такого в принципе не бывает. Лет пять я еще полежу на диване, а только потом начну работу искать. Я махнул рукой таксисту. Глупо я поступаю? Очень, но свою самую главную глупость я уже совершил.       - Как она меня нашла? - полюбопытствовал я. - Ведь на Михалыча я стал работать только через полгода.    - Как, как, просто, - буркнула Настя. - Закончила Галина универ, сидела дома и не знала, чем заняться, а тут я ее вербую в подружки на свою свадьбу. Галка стала вся из себя такая радостная, все организационные мероприятия взяла на себя, а тут такой облом. Она разъярилась и потребовала от меня показать ей гнусного обманщика, который посмел цинично использовать для своих прихотей бедную девушку, наобещал ей всего, а потом поматросил и бросил. Я ей и показала твою фотку, сопроводив ее весьма нелестными комментариями. Мол, деспот и тиран, за женщиной не признает право голоса, имеет дурость думать, что в семье главным должен быть мужчина, в постели почти полный ноль, самодур.    - А вот за диван я обижусь, Настя.    - Перебьешься, - фыркнула подруга, - сколько раз я тебе говорила, что больше не могу? А что ты делал? Ты просто издевался надо мной! Только поэтому я терпела тебя некоторое время, - весьма логично закончила Настя.    - Хорошо, Галина опознала в одном мерзавце таинственного незнакомца, а почему она не подошла ко мне и не попыталась познакомиться по-настоящему? Зачем ей была нужна вся эта бодяга с курсами телохранителей и все остальное? Насть, ты ведь должна это знать, если вы такие подруги.    - Я читала твое досье, - через минуту молчания виновато сказала Настя, - неужели ты думаешь, что, собираясь выходить за тебя замуж...    Пустая чашка выпала из моих рук. Нет, не так. Осколки раздавленной моей ладонью чашки посыпались на пол. Испуганный взгляд подруги. Не беспокойся, Настена, я полностью себя контролирую. Я подошел к окну и стал внимательно смотреть на двор. Интересно, а у Михалыча хоть осталось несколько тайн, которые неизвестны его секретарше? Почему Настя ходит без охраны? Супостат похищает девчонку, затем следует ее обработка, и все! Все тайны мадридского двора будут известны всем желающим.    - Прости, - подошедшая Настя прижалась к моей спине, - прости меня, Ром. Я хотела узнать о тебе больше. Я хотела понять, почему ты игнорируешь недвусмысленные намеки этой сучки из юридического отдела. Ведь эта крашеная стерва гораздо красивее меня. Я не обманываюсь насчет своей внешности. Неплохая фигура, симпатичная мордашка и все. А ведь ты на Илону не обращал никакого внимания, несмотря на все ее старания. Ты пытался ухаживать за мной, а не...    - Пытался? - усмехнулся я.    - Да, именно что пытался. - Настя отпустила меня и села за стол. - Иначе твое поведение назвать нельзя. Когда мне надоело ждать от тебя решительных шагов, я взяла все дело в свои руки, и тем же вечером мы оказались в постели. Ты игнорируешь красавиц, и я знаю почему. Галина по-настоящему красива, я всегда завидовала ей и продолжаю завидовать. Самое странное, что нашей дружбе это не мешает. Когда я увидела, как ярость на лице Галки сменяется удивлением, а потом радостью и облегчением от срыва моей свадьбы с тобой, то я допросила ее. Пара бутылок шампанского и разговор о тебе помогли мне, я узнала о ее чувствах, о ее тоске, когда она потеряла надежду тебя разыскать. За прошедшее время ты стал просто интересным воспоминанием для нее. А тут ночной рыцарь снова появился, он здесь, он рядом. Я рассказала ей все, что знаю про тебя, рассказала о наших отношениях. Галина несколько часов выспрашивала у меня мельчайшие подробности, а потом она твердо решила тебя завоевать. Легкая девичья влюбленность переросла в другое чувство. Жаль, что так я любить не могу.    - И ты решила пустить меня по кругу.    - Не будь пошляком, тебе это не идет, - поморщилась Настя. - Я знаю Галину, я знаю тебя, почему бы мне не помочь своей подруге и не помочь тебе? Ром, ты ведь мне не чужой человек. Я воспринимаю тебя как своего непутевого родственника. Мы с Галиной разработали план твоего завоевания. Но после сегодняшнего срыва Галки все пошло прахом. Она попала в твою команду, радости у нее были полные штаны, Галка только об этом и мечтала, а потом ты ее обидел. К тому же Галина еще рассказала шефу о своих чувствах к тебе, совсем головой сегодня она не думала. Я подслушала твой с Михалычем разговор, второй разговор. Нет больше смысла юлить, лучше тебе все рассказать, чем ждать, пока ты сам все узнаешь. Ты ведь можешь сделать неправильные выводы.    И что можно сказать? Только выматериться. Одна дура умудряется влюбиться в меня дважды, второй раз заочно, а другая дура решила помочь своей подруге занять опустевшее после моего выяснения отношений с дурой номер два место в моей же холодной постели. Что для этого нужно сделать? Дерьмо вопрос. Не накраситься и нарядиться в сексуальные шмотки, духи на основе интересных гормонов вообще не нужны! Нужно показать свой высочайший профессиональный уровень в области работы возлюбленного. Поразить его, так сказать, тем... Млять!!! Поразила меня, ничего не скажешь. Девчонка решила, что я полностью беззащитный, и решила оберегать меня от всего на свете. Вдруг меня могут обидеть! Мои друзья, которые военные советники, долго и упорно бы ржали, если бы услышали об этой истории. Виски с его специализацией могут обидеть пара-тройка непрофессионалов. А те парни были именно неспециалистами, это было видно сразу. Подойти ко мне вплотную и сделать больно. Автомат или на худой конец пистолет у агрессора, расстояние между мной и хулиганом как минимум метра три, а у меня в принципе ничего нет, даже горсть тяжелой мелочи в кармане не завалялась - это еще прокатит, в такой ситуации у меня шансов нет, но все остальное! Ближний бой, моя основная специализация, есть еще одна более интересная. Пчела, свое беспокойство за меня ты можешь засун... э... не буду указывать куда. Не маленькая, сама догадаешься. Возможностей для выполнения этого процесса у тебя много, уж такова природа женского тела.    - Как ты подслушала мой разговор с шефом?    - А фонендоскоп мне зачем? - удивилась Настя. - Закрываешь его корпусом, прижимаешь к двери так, чтобы камера наблюдения не видела, и все.    - Почему план моего завоевания? - поинтересовался я.    - Потому, - вздохнула подруга, - Ром, ты абсолютно безопасен для женщин. Не улыбайся ты так. Я имею в виду не постель, а то, что приводит к ней. И с каждым месяцем ситуация становится все хуже и хуже. Когда ты изображал ухаживание за мной, то я еще могла надеяться на цветы и комплименты. А теперь что происходит? Ольга почти стала ненавидеть тебя. Да, да, та самая Ольга из отдела планирования. Я общалась с ней в курилке сегодня, ты ее уже достал. Появляешься, когда вздумаешь, ведешь себя так, как будто тебе она полностью безразлична. Как будто ты ей делаешь одолжение!    - И ты узнала об этом всего за один разговор? - рассмеялся я.    - Нет, я частенько с ней беседовала. Надо же знать, кто хочет перебежать дорогу моей подружке.    - А ты Галине обещала присматривать за мной, - подхватил я, - сберечь, так сказать, мою невинность, чистоту и непорочность. Ты много гадостей про меня Ольге рассказала, конечно, руководствуясь самыми высокими помыслами и для моего же блага?    - Сначала я подумывала об этом, - грустно улыбнулась Настя, - но потом похоронила эти мысли далеко и надолго. Ничего я ей не говорила, не нужно мне было это делать, ты и сам все великолепно испортил. Ольга готова была сразу прыгнуть к тебе в постель, как ты к ней стал клинья подбивать. Не удивляйся, это она только с виду такая тихоня, да и тебя внешностью природа не обделила. Тебе достаточно было проявить хоть немного напора, и все. Потом Ольга узнала тебя поближе и стала задумываться, а нужно ли это ей вообще. Вчера она хотела на вашей встрече в ресторане тебе сказать, чтобы ты или определился со своим отношением к ней, или проваливал на все четыре стороны. Но ты и тут умудрился отличиться. Что ты ей сказал вчера по телефону? "Я сегодня занят, давай встретимся завтра, извини, времени нет". Я правильно тебя цитирую?    - Да, - пожал я плечами, - а что я еще мог сказать, когда Жанна Кирилловна мне нервы мотала? Мол, не будете ли вы так любезны заткнуться и не мешать мне переносить свидание?    - Ром, когда ты переносил свидание со мной, то ты соловьем разливался, а утром на рабочем месте меня ждал букет цветов. Только не говори мне, что эти ситуации разные. Это ты стал по-разному относиться к одной и той же проблеме. Как ты познакомился со своей женой? Расскажи мне честно.       - Виски, - Сивый толкнул меня в плечо, - как тебе этот цветник? Смотри, как наши потенциальные невесты сегодня великолепно выглядят. Принарядились, личики в боевой раскраске, весна на улице, до нашего выпуска осталось всего пара месяцев. Не менжуйся, они хотят того же, что и мы.    - А что мы хотим? - поинтересовался Кот, внимательно осматривая зал клуба.    - Жену себе найти, пока из бурсы нас не вышибли с офицерскими погонами на плечах, - буркнул Угорь. - В тайге ее завести будет трудновато. Да и девочкам нужно помочь, ведь ради нас стараются, где они еще отхватят себе таких завидных мужей?    - Курсант Угорский, - начал я, - Вы полностью аморальный человек. Я бы даже сказал аполитичный! Как Вам могло прийти в голову, что это не мы охотимся на добычу, а она на нас?! Вы позорите высокое и гордое звание морпеха! Да и как Вы могли подумать, что эти феи стараются нас подцепить? Вам должно быть стыд... Господи, кто это?!    - Где? - Сивый стал оглядываться по сторонам.    - Да вот же она! Смотри на два часа. - Кто она, Сивый? Ты же вроде всех местных девчонок знаешь. Зеленое платье, золотистые волосы, рост метр семьдесят, лицо Венеры и фигурка Афродиты. Ребята, я попал! Да неужели ты не видишь это чудо?!    - Во-первых, я знаю не всех окрестных девчонок, - заметил Сивый, - я хоть и местный, но не настолько, а во-вторых, она приезжая. Это точно. Такую цыпочку я бы не пропустил.    - Заткнись, болван, - рявкнул я, - ты говоришь о моей жене!    - А она знает, что является твоей супругой? - ехидно поинтересовался Кот.    - Это ни на что не влияет, - отрезал я. - Господа будущие офицеры, я атакую. Курсанты Сивцов и Угорский, прикройте мои фланги, а то некоторые несознательные личности пристают к моей жене и пытаются закадрить ее прямо на моих глазах! Кот, делай что хочешь, но диджей должен поставить через тридцать секунд медляк. Вперед!    Так, со мною Сивый и Угорь, мы стали стремительно выдвигаться сквозь толпу к моей жене. Кот, взяв себе в помощь Часовщика, отправился уговаривать диджея. Не завидую я ему, я едва смог увернуться от оступившейся девчонки. Кто ж на таких шпильках приходит на подобное мероприятие? Диджею я не завидую. Кот имеет настолько специфическую внешность, что, если на улице его ночью встретишь, так сразу начнешь искать глазами полицейских. Совершенно бандитская морда лица у этого курсанта. Я притормозил и спрятал руки за спину. Желание обнять свою жену было невероятным. Пока я не буду этого делать, вдруг моя половинка испугается? Тем временем Сивый настойчиво попросил отойти с ним в сторонку одного нехорошего человека. Какой тебе он Олег, несознательный ты элемент? Да плевать, что вы постоянно прописаны в соседних домах! По морде лица будут бить в случае чего, а не по дому. Музыка резко оборвалась, несколько секунд, и тишина снова сказала "прощай". Кот, ты молодчина, медляк что надо. Боже, как приятно она пахнет.    - Разрешите. - Я оторвал свои глаза от великолепного тыла жены и нежно прикоснулся к ее руке.    - А если нет? - Она повернулась ко мне. - Мне не нравится, когда меня таким вот образом приглашают на танец.    - Каким таким? - Я осторожно обнял талию жены и стал вести.    - Таким, - отрезала богиня, - не придуривайся. Твои дружки увели парня, который пытался познакомиться со мной, а ты в это время стоял за моей спиной и обнюхивал меня, как собака.    Господи, какие чудесные у нее глаза, а этот голос... Ромка, ты попал, ты конкретно и бесповоротно попал, а на собаку я не обижаюсь.    - Не могу же я позволить своей жене танцевать с кем попало, - ляпнул я, а только потом сообразил, что сказал. - А аромат твоего тела сводит меня с ума. - Хуже все равно не будет. Надеюсь, что не будет. Дьявол, где же мои мозги?!    - Жене? - Богиня окинула меня презрительным взглядом, но продолжала танцевать. - Я сюда пришла развлечься, а не подцепить кого-то из вашей полосатой братии. Тем более что я уже замужем.    - На твоей руке нет обручального кольца. Даже следа от него нет, ты не сняла колечко перед танцульками. А если бы у тебя действительно был муж, то ты бы быстро стала вдовой, - боже, что я несу, но останавливаться уже поздно. - Ты знаешь, вдовы тоже иногда выходят замуж. А вообще, чем я тебе не подхожу? Немного красивый, частично умный, что тебе еще нужно? Молчишь, значит, согласна. Завтра утром мы подаем заявление в ЗАГС. А потом...    - Не будет никакого потом, - зло сказала жена. - Ты мне сразу не понравился своей наглостью. Я терпеть не могу таких павлинов, как ты. Ты считаешь, что можно поманить пальчиком и любая упадет к тебе в кроватку? Ты не в моем вкусе, мальчик, так что можешь забыть о ночи перед ЗАГСом. Тебе не светит проверить меня на половую совместимость. Так ведь ты обычно цеплял девчат?! Сначала вешаешь им лапшу на уши о предложении руки и сердца, потом ведешь в кровать, а утром тихонько скрываешься. Отпусти меня немедленно!    - Хорошо. - Я остановился и выполнил требование жены. - Ты несправедлива ко мне. Ты вообще первая, с которой я пытаюсь здесь познакомиться.    - Еще скажи, что ты девственник, - фыркнула богиня.    - Нет, - улыбнулся я, - неважно, что было с нами до нашей встречи, важно, что будет после. Изменять тебе я никогда не буду, надеюсь, что и ты не станешь этого делать.    - Мальчик, у тебя с головой все в порядке? Ты не перетрудился ею, разбивая кирпичи или шпалы? Тебе же русским языком было сказано, что ничего не светит! Отстань от меня!    - Нет, - вздохнул я, - мы созданы друг для друга, и я не позволю тебе совершить непоправимую ошибку. Кстати, меня зовут Роман, а не мальчик, а как зовут тебя?    - Ты меня оставишь в покое или нет?! - взорвалась жена. - Дай мне спокойно провести вечер!    - Проводи, - хмыкнул я, - только сразу тебе скажу одну вещь. Ни с кем, кроме меня, ты здесь танцевать не будешь. Заруби себе это на своем прелестном носике.    - Да пошел ты, придурок!    Жена развернулась и направилась к выходу. Я думал, что хуже быть не может, я ошибался. Я вздохнул и пошел следом за ней. Наивная, морпехи не сдаются и не отступают. Ну я тупица, так облажаться! Пора стиснуть свое сердце в кулак, а серое вещество, наоборот, выпустить на свободу.    - Ничего не вышло? - спросил меня нарисовавшийся рядом Сивый.    - Выйдет, - успокоил его я. - Сивый, я провожаю жену до ее пока еще неизвестного мне пункта временной или постоянной дислокации. Твоя задача - найти гитару как можно быстрее и передать ее мне. Утенок. - Я оторвал очередную жертву моей внезапно вспыхнувшей любви от его постоянной подружки. - На городской площади в десяти минутах бега отсюда вроде клумбы с цветами находятся. Сорви большую охапку сельдерея и принеси ее мне. Связь держим по мобилам.    - Виски, ты сдурел?! Там же постоянно менты шарятся. Мне прошлой губы хватило выше крыши!    - Отставить панику. Ты вроде хотел стать после бурсы диверсом, так становись им. Посмотри на себя. Средний рост, среднее телосложение, даже морда лица средняя. Это мы с Сивым, Котом и Часовщиком штурмовики со стальными яйцами, чугунными лбами и микроскопическими мозгами. Кого-то из нас точно запалят на этой клумбе, а ты тихонечко, осторожно и ползком. Во времени я тебя не ограничиваю, поэтому сделать это нужно как можно быстрее, полчаса у тебя есть. Все, я побежал, а то жену свою потеряю.    Я выбежал из клуба. Где она? Вот моя ненаглядная, чуть не упустил ее, я резвой рысью, цокая металлическими набойками, направился к повороту, за которым скрылась моя жена. Если она на колесах, то мне будет немного сложно ее догнать, ничего, придумаю что-нибудь. Такси буду останавливать грудью. Опаньки, она меня ждет за поворотом. Родная, я рад, что ты опомнилась, у каждого бывают временные помутнения рассудка.    - Я еще раз хочу тебя спросить, ты русский язык понимаешь?    - Я знаю целых три русских языка. - Я гордо выпятил грудь. - Русский народный, русский матерный и русский командный. Правда, между двумя последними трудно провести четкую границу. А что касаемо остального, так я решил проводить тебя до дома. Не беспокойся, рук и всего остального я распускать не буду. Мой отец говорил, что хищника нужно приучать любовью и лаской, вот я и опробую его рецепт.    - Ненормальный. - Девчонка развернулась и пошла до своей хаты.    - Конечно, - согласился я и поплелся следом. - Кем же я еще могу быть, если мечтаю, чтобы на тебя напали? Представляешь их десять, нет, двадцать, и все они сплошь сексуальные насильники-рецидивисты. А тут я выскакиваю из-за кустов и начинаю совершать подвиг на глазах своей любимой. Слушай, а как зовут мою любимую и без пяти минут мою жену?    - Не дождешься.    - Я терпеливый, пока не скажешь, не отстану. Кстати, если ты не прекратишь так красиво при ходьбе покачивать своими изумительными бедрами, то я изойду слюной.    - Не сможешь, - фыркнула жена, - я живу в этом доме, поэтому и пошла в ваш клуб для недоумков в тельняшках. Двести метров - это не расстояние, потеряться в незнакомом городе сложно.    - А какие из этих окон твои? - задал я животрепещущий вопрос.    - Хочешь залезть и обесчестить меня? Ну-ну, попытайся, это будет даже интересно. Третий этаж, четвертое и пятое окна слева. Дерзай, а я пока милицию вызову. Твоя идея с маньяками мне понравилась, вот ты им и будешь. Прощай, ненормальный.    - До встречи, любимая, - усмехнулся я и уселся на скамейку. - Не забудь про свое имя, не скажешь мне его, так я с места не сдвинусь. Умру здесь от голода и жажды, и моя смерть будет на твоей совести.       Что Часовщик забыл в нашей бурсе? Его же опера или на худой конец любая джаз-банда ждут. Дьявол, опять руку судорогой прошило. Ничего, сейчас песня закончится, надо дотерпеть. Классно поет Часовщик, Кот и Сивый тоже меня поразили, а я могу только похрюкивать изредка. Ну не дал мне бог голоса и слуха, зато играю хорошо. Все, дотерпел, я потряс рукой, давно в руках гитару не держал, вот и получил результат. Ничего, сейчас разомну пальцы, и концерт по заявкам тех, кому не спится ночью, с одиннадцати до хрен знает когда, будет продолжен.    - Эй, ненормальный. - Одно из заветных окон распахнулась. - Ты и твои дружки решили наконец-то заткнуться? Давно пора, вы всех ворон в округе распугали.    - Во-первых, мы поем тихо, - вежливо начал Часовщик, - а во-вторых, у нас чудесные голоса. А в-третьих, если вы не скажете свое имя этому молодому человеку, полному всевозможных скрытых достоинств, то нас всех ждет самоволка, мы же не бросим друга в беде.    - Я вызываю милицию.    - Крепкий орешек, - проворчал Кот, - три часа продержалась, отличная у тебя будет жена, Виски.       - Порядок нарушаем, - из подъехавшего лунохода выбрались двое патрульных. - Песни поем, а ведь сейчас только три часа утра, товарищи курсанты. Привет, Олег. - Сержант пожал руку Сивому. - Что ж вы на сухую такой концерт устроили?    - Слава, еще не хватало, чтобы будущая жена Ромы считала его алконафтом, - улыбнулся Сивый.    - Даже так? - Двоюродный брат Олега посмотрел на засыпанный цветами асфальт. - Серьезный подход к делу. Миша, ты никаких подробностей про варварское уничтожение цветов на одной из городских площадей ничего не слышал?    - А какие там подробности? - ухмыльнулся второй патрульный. - Все свелось к нескольким фразам, мол, только что все было в порядке, мы отвернулись на секунду, потом глянули, а там нет ничего и никого. Грамотно сработали, парни. Конечно, вы пришли, а этот бардак уже здесь был, и, кто его сделал, вы не видели.    - Так точно, - бодро рявкнуло шесть голосов.    - Я ее знаю? - поинтересовался брат Сивого.    - Нет, Слава, - пожал плечами Олег, - приезжая какая-то. Бабулек у подъезда не наблюдается, поэтому собрать больше информации оперативным путем не представляется возможным.    - Миша, поехали отсюда, - сказал Слава. - Пусть дальше так галантно и куртуазно беспорядки нарушают. Ром, если успеешь жениться здесь, то не забудь на свадьбу позвать.    - Весна, курсанты в увольнительной - это же стихийное бедствие для города, и вставать на его пути никому не рекомендуется, - залезая в луноход, проворчал Михаил.       Дверь подъезда скрипнула, и мы моментально прекратили исполнять очередную балладу о любви. Слава богу, дожали ее прямо перед рассветом.    - Все цветы на асфальт бросили? - ехидно поинтересовалась у нас моя жена.    - Как можно?! - возмутился Утенок и полез на дерево. - Самые красивые оставили. Виски, держи.    Я подошел к богине и утонул в ее лукавых глазах.    - Что мне с тобой делать? - вздохнула жена и приняла от меня букет. - Даже милиция не может меня защитить от твоих наглых домогательств. Поговорка, что легче дать, что б отвязался, чем объяснить, почему не хочешь, - это явно про тебя и твоих друзей. Меня зовут Ирина, но запомни, то, что я назвала тебе свое имя - еще ничего не значит. Уходите отсюда, самоходы.       - Веселая история, - улыбнулась Настя, - и она только подтверждает мои выводы о твоем состоянии. Ты постепенно все больше и больше замыкаешься в себе. Работа - дом, дом - работа, и все. Когда ты последний раз был в театре? Когда ты последний раз был хотя бы в кино? Молчишь, нечего ответить? Не напрягай так память. Последний раз я вытащила тебя из этой квартиры за три дня до разрыва наших отношений в постельном плане. Ты окружил себя скорлупой, Рома, и она твердеет изо дня в день. Тебе нужно разбить ее. Ты должен наконец-то перестать бояться жить.    - Я боюсь?    - Да, ты боишься, - подтвердила Настя. - Ты как сжатая пружина, ты не можешь расслабиться, ты во всем ищешь подвох, даже в мелочи! Находишь его и еще больше замыкаешься в себе. Я не хочу, чтобы однажды эта пружина лопнула. Ром, приготовь вещи, завтра мы выезжаем на природу, со своим будущим мужем тебя познакомлю и на нашу свадьбу приглашение вручу. Я тебя растормошу, и ты снова станешь прежним. Конечно, этот процесс долгий, но главное - сделать первый шаг.    - Это угроза? - поинтересовался я. - Ты решила меня усыновить?    - Уматерить, - мило улыбнулась Настя.    - А если я откажусь от пикника?    - Отказывайся. - Настя встала со стула и пошла в комнату.    Вот шебутная! Что она задумала? Так, заходим в комнату и что мы имеем? Да ничего необычного! Бутылка вытащенного из бара ликера - одна штука, рюмка - одна штука и девушка - одна штука.    - Что ты задумала?    - Ничего особенного, - успокоила меня Настя, - или ты соглашаешься на завтрашний пикник, или я напиваюсь в твоей квартире. Через пару часов мой жених начнет волноваться и звонить мне. Я подниму трубку и сообщу, что нахожусь в гостях у своего бывшего парня, скажу, что я напилась. Да он и так по голосу поймет. Ты хочешь разрушить мою личную жизнь? Ты хочешь, чтобы и вторая моя свадьба сорвалась?    - Есть и другой вариант развития событий, - пробормотал я.    - Есть, - согласилась Настена и начала наливать себе ликер, - ты вышвыриваешь меня из своей квартиры. Только предупреждаю тебя, что если ты притронешься ко мне хоть пальцем, то я из твоего друга стану врагом. Это серьезно, Ром.    Я посмотрел в глаза Насти, не обманывает, зараза. Мало того, она в бешенстве! Настя из принципа напьется или из того же принципа станет моим врагом. Вот из-за такой милой черты ее характера мы и расстались. Бедный, бедный ее будущий муж. Мужик, ты попал! Я подошел к шкафу и посмотрел на фотографию прадеда. Длинные усы, шашка, пара орденов. Предок, меня загнали в угол, женщинам иногда можно и нужно уступать в незначительных вопросах.    - Сдаюсь, - повернулся я к Насте.       Глава третья    Опять звонок в дверь. Ну сколько можно? Сегодня у меня приемный день, так почему об этом не предупредили заранее? Я совершил короткий променад и распахнул врата своего убежища. Интересно, а у меня глюки или где?    - Привет, Серый, - поздоровался я с товарищем. - Жанна Кирилловна, а Вы тоже заблудились?    - Ромка, пустишь меня в свою квартиру? И почему тоже?    Вроде бы осень настала, самый разгар бабьего лета. Говорят, что обострения у сумасшедших происходят весной, но, судя по всему, и осенью тоже. Точно, весной и осенью. А влюбленная женщина - это диагноз.    - Да подруга у меня сейчас девичник справляет, - сознался я. - Жанна, Серый, заходите, у меня хоть алиби будет перед ее будущим мужем.    Жанка продефилировала в комнату.    - Здравствуйте, Жанна Кирилловна, - вежливо поздоровалась с ней Настя.    - Привет, - ответила Жанка, мгновенно прошлась глазами по внешности и одежде девушки, оценила все это по десятибалльной шкале на четверку и тихо фыркнула; вот женщины, всегда видят соперницу там, где ее в принципе нет и этот мужчина им даром не нужен. - Откуда ты меня знаешь? Впрочем, глупый вопрос, ты ведь наверняка из их шайки. - Жанка покосилась на меня и Серого. - Роман, - продолжила жена босса, обращаясь уже ко мне, - нам нужно поговорить по поводу твоего вчерашнего поведения наедине!    - Проходите на кухню, Жанна Кирилловна, - предложил я и злобно зыркнул глазами на Серого, тот в ответ только едва заметно пожал плечами, показал на гарнитуру и провел ладонью по своему горлу. - Там нам никто не помешает и не подслушает. - Я выразительно посмотрел на свою подругу. - Кстати, Настя, - я проводил глазами Жанку, рассекающую пространство моей квартиры, - поставь легкую музыку, ведь у тебя сегодня девичник. Сергей поможет тебе скрасить одиночество. Серый, развлеки Настю в мое отсутствие, мой бар она тебе покажет, а ты знаешь, что она не должна делать.    Серега понимающе кивнул и решительно усадил Настю за стол. Я подошел к своему лежащему на кресле костюму и накинул пиджак на плечи. Захочет Настя, но не сможет подслушать наш с Жанкой разговор. Закрываем дверь кухни, Серый, так меня давно не подставляли. Не мог меня вызвонить и организовать встречу на нейтральной территории, в кафе или баре? Я тебя подрессирую в ближайшее время, как можно и нужно незаметно нарушать прямые приказы охраняемого лица. Жена босса приходит к своему охраннику в его нерабочее время и требует делового интима.    - У тебя глупый внешний вид, а на кухне бардак, - заявила сидевшая за столом Жанка. - Неужели твоя гостья не умеет пользоваться веником?    - Умеет, - успокоил я Жанку, - ты своим внезапным визитом помешала показать ей выдающиеся способности по ведению моего хозяйства. Зачем пришла, мы же утром все обговорили? А насчет внешнего вида, так хоть внешние приличия соблюдаются. Сергей умеет держать язык за зубами, Настя тоже, изредка, но умеет. А что, если о твоем визите узнают посторонние злопыхатели? Жена Андрея Федоровича наносит визит своему телохранителю, чем они там занимались? А может, там была еще и групповуха?    Жанка громко расхохоталась. То, что и требовалось. Об отношениях Жанны Кирилловны со своими телохранителями не знает только ленивый промышленный шпион, но мне нужно было растормошить девчонку, слишком она зажата, напряжена, как перед прыжком в холодную воду. Тем более что у меня есть и дополнительная гарантия своей чистоты и непорочности.    - Знаешь, Ром, - глубоко вздохнула Жанка, - ты ночью мне сказал, что жить нужно будущим, но жить и ждать светлого будущего - это разные вещи. Я не хочу ждать, под лежачий камень вода не течет, я хочу своими действиями создать себе это светлое будущее и ты мне в этом должен помочь. Помоги мне получить хоть один шанс на привлечение внимания Андрея. Мне надоело каждый вечер выслушивать одну и туже фразу: "Дорогая, я занят, много работы", а потом он проходит мимо меня, как мимо пустого места! Мне нужен всего один шанс, и я воспользуюсь предоставленной мне возможностью полностью. Никто не верил, что голенастая шестнадцатилетняя дылда сможет стать моделью, а я ею стала, обворожив одну скотину, специально зашедшую на просмотр. Там были девчонки гораздо красивее меня, но, подслушав разговор в курилке, я поняла, что своего не упущу. Свою девственность я продала дорого, при этом он еще рассматривал меня, не сшила ли я ее. А когда почти гадкий утенок в восемнадцать лет стал красавицей, на недотрогу, не допускавшую к своему телу похотливых свиней с толстыми кошельками, обратил внимание один мужчина. Не улыбайся так, Рома, он был геем. Я для него стала просто младшей сестрой, а потом он сделал меня лицом фирмы своего друга. Я стала известной и наконец-то могла жить так, как я хотела, так, в чем раньше себе отказывала. Теперь я стала выбирать мужчин, а не они меня. Но время жалости не имеет. Я устала от беспрерывного бега и, узнав, что Андрей развелся, решила обеспечить себе безбедную старость. Почти все, что я зарабатывала, я сразу тратила, издержки голодной юности. Меня представили Андрею, а произвести впечатление даже на не понравившегося мне с первого взгляда мужчину я могу. Он был сух и деловит, он осмотрел меня, как лошадь, бросил взгляд на обложку модного журнала с моим лицом, которую случайно поблизости обсуждали два моих приятеля, и предложил завтра днем нам продолжить знакомство. Я была счастлива, но теперь нет. Я с тобой, Ром, полностью откровенна. Я хочу...    - Я уже понял, что ты хочешь, - перебил я затянувшуюся к разговору прелюдию Жанки, - но я так и не понял, чем я тебе могу помочь.    - Я хочу, чтобы ты организовал мое похищение, - решительно произнесла Жанка.    Я перегнулся через стол и потрогал лоб своей подопечной, вроде холодный. А может быть, у меня что-то со слухом? Да нет, легкую музыку, доносившуюся из-за стены, я слышу хорошо.    - Ром, - улыбнулась Жанка, - у тебя такое глупое лицо, ты бы видел себя со стороны. Похищение будет ложным. Я сбегу от своей охраны с твоей помощью, ты спрячешь меня на своей квартире или где-нибудь еще, я поживу там неделю, а потом ты меня найдешь. Может быть, хоть это привлечет внимание Андрея ко мне и заставит его волноваться за меня? Ты сможешь меня похитить так, чтобы никто не пострадал, и у тебя есть друзья, которые могут в этом деле тебе помочь.    - Все сказала? - спросил я через несколько минут молчания. - Хорошо, - продолжил я после утвердительного кивка Жанны, - сначала я хочу узнать, почему ты обратилась с этим предложением ко мне, а не к Сергею или Константину?    - А к кому же еще? Я их довела своими выходками до точки кипения. Когда они думают, что я не вижу выражения их лиц во время очередного моего скандала, то на них легко читается огромное желание дать мне по морде. Их скулы буквально сводит от бешенства. А их эти постоянные запреты, это не положено, то не положено, инструкция запрещает и так далее!    - Сама виновата.    - А как же я еще могла привлечь внимание Андрея? Я надеялась, что он хотя бы отругает меня за такое поведение, хоть этим он перестанет считать меня предметом обстановки. Я ошибалась, Андрею все было безразлично.    - Правильно, - улыбнулся я, - а что ты хотела? Андрей Федорович четко разделяет работу и личное. Получаешь зарплату - делай свое дело, не нравится - увольняйся. Мужу скандалы не пробовала устраивать? Так было бы вернее.    - Один раз попробовала, - грустно улыбнулась Жанна. - Не успела я только начать, как он отослал прислугу и сказал мне, что еще одна подобная выходка с моей стороны - и развод последует незамедлительно. А на деньги, которые я хочу получить таким образом, я могу не рассчитывать. Он не даст при разводе мне ни копейки. Я тогда сильно испугалась привлечения его внимания подобным образом. Андрей решил, что я хочу таким образом стать свободной и относительно богатой женщиной. Болван!    - Так все же, почему я?    - Ты воспринимал все мои выходки с легкой усмешкой, тебе даже иногда было весело! Сколько раз ты позволял мне нарушать инструкции, данные тебе?    - Только незначительные, с моей точки зрения, пункты.    - Неважно! Только изредка в твоих глазах мелькала неприязнь, и только вчера на мгновение я стала тебе противна. Я еще раз хочу попросить у тебя прощение, мне просто стало интересно, смогу ли я тебя хоть раз довести до бешенства или нет. Не смогла.    - Смогла, - успокоил я Жанну, - перед посадкой в машину я мысленно тебя искалечил. А теперь поговорим серьезно. Ты привыкла использовать мужчин, но меня не сможешь. Сейчас я тебя угощу чаем, а потом провожу до входной двери своей берлоги. Жанна, выкини все эти бредни из своей прелестной белокурой головки. Я телохранитель, а не похититель.    - А также специалист по силовым акциям, - дополнила меня Жанна. - Когда вас троих представили ко мне, я попросила Андрея рассказать немного о каждом из вас. Про тебя он сказал, что телохранитель ты хороший, но как боевик ты еще лучше. Только тебе и еще двум парням из службы безопасности доверяют разработку планов убийства или похищения объекта. Ром, я серьезно намерена добиться твоего согласия. Что касается использования мною мужчин, то и они не оставались внакладе. Как я стала моделью, ты знаешь. Когда моего благодетеля стала травить одна желтая газетенка, и не просто так, а по заказу конкурентов, то я наняла нескольких парней, и главный редактор вместе с парой писак были избиты до полусмерти железными прутьями. Кстати, я уже у своего благодетеля тогда не работала, эта травля никак не могла сказаться на моем благополучии. А если бы парней задержали, то я вместе с ними оказалась бы на скамье подсудимых. По крайней мере моя карьера бы закатилась. Двум своим друзьям, помогавшим мне привлечь внимание Андрея, я подарила несколько ночей любви.    - Снова найми бандитов, - меланхолично заметил я.    - Да как я могу это сделать?! - взорвалась Жанна. - Кроме Андрея, тебя, Сергея и Кости, я ни с кем не могу долго и наедине говорить. Кроме того, мои знакомые серьезные парни мое похищение не потянут, не тот у них уровень. Буду с тобой откровенна, вчерашнюю четверку, которую ты избил, вызвала в клуб для разговора со мной моя подруга. Неужели ты думаешь, что я знакома только с подонками? Они хорошие парни, которым не слишком повезло в жизни, и они изредка могут помимо основной работы выполнять щекотливые поручения. Как они могут пройти тебя или Сергея с Костей?! Кто мне еще может помочь кроме тебя?!    - Господь Бог! - рявкнул я. - Жанна, не зли меня, пей чай, и прошу на выход!    - Я не уйду, пока ты полностью не выслушаешь меня. - Глаза девушки опасно сощурились.    - Не скалься, девочка, - ехидно улыбнулся я, - я тебе не по зубам.    - А все-таки ты меня выслушаешь, Ром, иначе я порву на себе блузку и стану кричать. Возможно, ты сможешь отмазаться, а скорее всего для профилактики тебя уволят с волчьим билетом. Твой выбор, Ром?    Я едва не расхохотался, целеустремленная дамочка, но слишком неопытна в таких делах. Хотя спланировала наш разговор в уютном интиме на пять, для дилетанта на пять. Мне стало весело, мне стало даже интересно с ней беседовать. Я приглашающе махнул рукой.    - Ром, - мило улыбнулась Жанна, - зачем ты сопротивлялся, я не хочу портить между нами отношения. Ты выслушаешь меня до конца, а если мы не договоримся, то я просто уйду. Хотя мне кажется, что я смогу тебя убедить. Ты ведь планировал и исполнил прошлогоднее похищение Егора, а какая толпа его охраняла? И ведь они знали о готовящейся операции. Егор мне с восторгом несколько раз рассказывал о произошедшем и особенно выделял тебя. Я понимаю, что такие дела исполняются за деньги. За год я смогла скопить двадцать тысяч долларов из тех денег, которые Андрей выдавал мне на булавки. Это для тебя и нескольких твоих друзей.    Я расхохотался прямо в лицо опешившей Жанны, которая секунду назад с гордым видом победительницы смотрела на меня. Да меня просто трясло от смеха. Так, пора затыкаться, голубые глазки у этой Мальвины начали наливаться гневом.    - В чем дело, Роман? - холодно спросила Жанна. - Мое похищение будет проводиться в твою смену. Я думаю, что за час твоей работы и работы трех-четырех твоих друзей - это более чем щедрая плата. Я получаю на булавки от Андрея три тысячи в месяц. Объяснись!    - Жанночка, - начал я, - Жанусик, ты совсем реальной жизни не знаешь? Ты все свое свободное между показами, фотосессиями, солярием, тренажерным залом, косметическим салоном, парикмахерской и ресторанами проводишь в подводной лодке? Для начала о моей зарплате. Во-первых, я не один из трех твоих шкафов, Сергей и Константин подчиняются мне, их люди тоже, номинально я третье лицо в иерархии службы охраны ВИП-персон. Выше меня только Олег, возглавляющий телохранителей Егора, и Кирилл, отвечающий за безопасность Андрея Федоровича везде, где тот находится. На Кирилла также возлагается охрана дома босса. Главный - Михалыч, как всей службы безопасности, так и подразделения охраны. Я получаю больше, чем ничего не делающая кукла вроде тебя. Сидеть! Теперь дальше, я не третье, а фактически второе лицо службы охраны. Охранять жену босса до твоего появления считалось мечтой каждого телохранителя. Никакой ежедневной работы, никаких авралов, никакой опасности для объекта! Меня, Константина и Сергея премировали этой должностью за успешно проведенное похищение наследника престола. Когда я два года возглавлял охрану Егора, никому это не удавалось, хотя пытались четыре раза, два зачетных, а два из спортивного интереса. С этим тебе ясно? Молчать! Кивни головой, если поняла. Второе - я расскажу тебе о современных криминальных расценках. Твоих жалких двадцати тысяч хватит на убийство бизнесмена средней руки, постоянно находящегося под охраной. Снайперка, взрывчатка под днищем машины и так далее - это неважно. Похищение того же бизнесмена будет стоить дороже, ведь придется валить охрану, чтобы добраться до тела. Всю или нет, зависит от ее смелости. Больше крови, больше опасности, больше денег. Это самый стандартный вид похищения. Девяносто пять из ста так и происходят. Третье - похищение этого бизнесмена живьем без пролития крови, вот не везет бедолаге, обойдется еще дороже. Это ювелирная работа! Ты же не думаешь, что я буду кого-то убивать из-за бабьей дури?    - Но ведь ты начальник моей охраны, и я сама готова похититься, это ведь гораздо легче, - логично заметила Жанна.    - Согласен, когда начальник охраны, досконально знающий методику работы своих подчиненных в деле, и объект похищения совершенно не против, а очень даже за небольшой променад - это легче. Можно сделать вообще просто. Сейчас я возьму тебя под руку, дам отмашку Серому, небольшая прогулка на электричке в Подмосковье, и ты похищена совершенно бесплатно. Ты такой вариант хочешь? Нет, а почему?    - А если пустить ночью в дом газ? - оживилась Жанна. - Все уснут, и ты меня похищаешь.    - Жанна, я могу предложить тебе билет в Калифорнию, а конкретно в ЛА. А внешнюю охрану там обычно отстреливают из пневматических ружей со снотворными пулями. А на крышу здания, для проникновения в систему вентиляции надо же как-то снотворный газ в дом запустить, прыгают с парашютом. Про наличие камер наблюдения как-то забывают или обязательно находятся мертвые зоны, или юный гений-компьютерщик залезает в отключенную от внешних сигналов систему и захватывает ее. Хотя в одном ты права. Может быть, где-то это и проходит, но на вышеперечисленные варианты нужны деньги. Что еще толкового ты мне можешь предложить за свои двадцать тысяч?    - Ты издеваешься надо мной, - тихо сказала Жанна.    - Я открываю тебе глаза, - устало сказал я. - Тем более я не буду похищать тебя из дома. Зачем мне подставлять Кирилла? Из офиса тоже ты не пропадешь, я же не буду сыпать в каждый кофейный автомат пуд снотворного и людей своих клофелином угощать не буду, потому что меня первого возьмут за жабры. Я не буду тебя похищать даже в шутку.    - И все-таки я смогу убедить тебя помочь мне, - на решительном лице Жанны ярко блестели голубые глаза, вернее, глаза, заполненные отчаянием. - Я могу предложить тебе свое колье. Ты его видел, это подарок мне от Андрея на нашу свадьбу. Я не знаю его точной стоимости, но сотни три оно весит.    Благодушное настроение с меня как рукой сняло. До сих пор я давил на логику, я забыл, что эта дисциплина слабо знакома женщинам. Эмоции - это да, я, моя семья - тоже великолепно, а если этого не понимают все остальные, так это их проблемы. Босс ведет оригинальную политику в отношении своих жен. Подарок на свадьбу громадной ценности, мизерные, по его меркам, суммы ежемесячно на булавки. А зачем ей деньги? Каждые три месяца гардероб в зависимости от сезона полностью обновляется, а на мелочовку вроде белья, духов, всяких тренажерных залов и мелких золотых побрякушек должно хватить. Не укладываешься, так дома сиди. При разводе выплачивается очень неплохая сумма, которой ей должно хватить до конца жизни, конечно, если она будет несильно шиковать. Не приучилась к экономии, будучи женой босса, так кто в этом виноват? Резюме разговора - логика тут не катит. Теперь об этом колье, да его в принципе невозможно продать. Три камня из него занесены во все каталоги!    - Ты совсем с ума сошла или только частично и бесповоротно? - тихо поинтересовался я. - Жанка, я тебя прошу одуматься и ничего не...    - Я не сошла с ума, я просто хорошо подготовилась к нашему разговору. Несколько месяцев назад я видела на улице, как ты разговаривал с одной занимательной личностью. Марк Наумович Розенберг - тебе знакомо это имя, Ром. И он общался с тобой, с простым охранником, а не со своими постоянными заказчиками, которые платят ему громадные деньги. Да к нему даже записываются на встречу, а ты говорил с ним на улице! Ты сможешь продать это колье и изготовить мне подделку, чтобы Андрей ничего не обнаружил. Я тебя проверяла, Ром, и если бы согласился на такую ничтожную сумму, то мне все стало бы ясно сразу, я прекрасно знаю о последствиях неудачи нашей сделки. Андрей будет мстить всем из принципа. Тебе и твоим подельникам придется скрываться несколько лет в случае провала. Меня же просто вышвырнут из дома, но я готова пойти на этот риск. Соглашайся, Ром...    Я снова отключил слух. Марк Наумович, Жанка смогла засечь нашу встречу. Она не следила за мной или им, таких возможностей нет ни у кого, кроме официальных служб. Она просто увидела меня вместе со старым другом моего отца на улице, да и с моим другом, что уж скрывать, несмотря на нашу разницу в возрасте. У Марка Наумовича же половина сотрудников раньше служила в Шин-Бет, они моментом вычислят любопытных. За хорошие деньги эти парни переехали в Россию и даже смогли великолепно изучить русский язык. А что творится в его офисе в Израиле? Вернее, какие суммы проходят там и по каким делам, не скажет даже самый шустрый газетчик. Жить всем хочется, странно, да? Жанка сошла с ума. А если мне пофантазировать? Нужен крупный торговый центр. Нужно много народу, на Рождество будет самое то. Я вызываю в город Утенка и Выдру. Первый мне должен, а второй должен ему. Никакими совместными делами мы раньше не баловались. Разные у нас были команды, диверсы и штурмовики нечасто работают вместе. Рождество, крупный торговый центр, меня в предбаннике туалета сваливают шокером. Нет, не так, мне колют какую-то гадость и с криком: "Вася, ты опять перебрал", усаживают на скамейку. Тень женского пола в это время находится в выбранном Жанной магазине и отслеживает обстановку, тень мужского пола следует за нами... Нет, я приказал ему проверить подозрительную машину на парковке. При большом желании любая машина станет подозрительной. Центр "Азиатский" подойдет для дела. Там как минимум десять выходов, и один из них ведет в метро. Жанку под руку сопровождают в туалет.    - Ром, помоги мне, я этого никогда не забуду, получится у меня или нет, - попросила Жанна.    Значит, делать будем так. Жанке нужно научиться переодеваться за минуту. Больше двух похитителей у нас нет, и никто ей лифчик надеть помогать не будет. Одежду нужно подобрать заранее, когда девушка сделает упражнение "разделась-оделась" сотню раз, то нужный навык появится. С париком тоже нужно заранее определиться. А то не дело, когда женщина останавливается около зеркала в полный рост и с недоумением рассматривает свою внешность, а то и с неудовольствием. Быть Жанке шатенкой, а то превращение блондинки в брюнетку - слишком примитивно. Ладно, отход завершен, что делаем дальше?    - Ром, что ты молчишь? - тихо спросила девушка.    - Молчу, значит, надо, - отрезал я.    А дальше мы делаем вот что. На следующее после похищения Жанки утро в встревоженный, как улей, центральный офис приходит на мыло секретарши босса сообщение следующего содержания. Так, а где у босса совсем интересов нет? Дальний Восток и Алтай. Да много у босса есть мест, где нет у него никаких интересов, но про эти места я знаю наверняка. Итак, письмо будет следующего содержания: "Господин Проскурин, мы настоятельно просим Вас продать нам принадлежащий Вам блокирующий пакет акций горнодобывающего предприятия "Тихоокеанский рыболов" и корпорации "Алтайметрострой", или "Уголь тоже нужен рыбам" и "Даешь Метро По Всей Стране", какая разница, а иначе известная и близкая Вам личность будет и дальше гостить у нас. Как примите решение, просьба прислать нам сообщение. С уважением, группа господ". Реакция босса наверняка будет следующая. Он вызовет некоторых начальников отделов и поинтересуется у них, мол, а почему я не знаю о принадлежащей мне некоторой собственности?    - Ром, ответь мне.    Вот приставучая. Топ-менеджеры будут старательно уверять босса, что такой собственности у него нет. Тогда босс покажет им письмо, и Михалыч начнет чесать затылок. Суета нарастает. Нужно как можно больше хаоса, нелогичности и идиотизма, тогда нас не вычислят. Вечером того же дня на ресепшен курьер доставит посылку, возьмет подпись о получении и поедет дальше по своим делам. Вскрыв посылку, клерк старательно упадет в обморок. Я его пойму: отрезанная голова молодого поросенка, вся залитая кровью, эффектно действует на неокрепшие мозги. Через полчаса легкая паника в офисе утихнет, а босс, шеф и еще несколько личностей будут внимательно смотреть видеозапись отличного качества. На ней привязанную к стулу Жанну гладят ножами два... Два кто? Конечно, кавказцы, кто же еще! Определяемся с видовой принадлежностью. Чеченцы - уже надоело. Дагестанцы - да там столько языков и наречий, что черт ногу сломит. Ясно - это будут горячие грузины. Надо будет поехать в Подмосковье, найти на рынке пару колоритных персонажей и представиться им исследователем этнических популяций в подмосковных лесах. Попросить каждого произнести на родном языке пять десятков заранее заготовленных приличных фраз, потом по три десятка матерных, и все на грузинском языке. Не забыть осчастливить каждого сотней баксов. Смикшировать и составить нужный мне разговор труда не составит. Так вот, два грузина в камуфляже и омоновских масках на головах гладили кинжалами, надо взять у приятеля - любителя холодного оружия, побелевшую от ужаса Жанку. Как потом выяснится у рыдающей от счастья, ведь отпустили девушку, эти картвелы имели традиционно грузинские имена Ашот и Армен. Что взять с перепуганной насмерть Жанны? Эти нехорошие Гиви и Мимино требуют от босса один, нет, два лимона вечнозеленых, а то сам все понимаешь, да! Место передачи девушки на товар находится в Абхазии. Ты карту читать умеешь или совсем тупой? Пара сочных ругательств. Обмен назначен на послезавтра.    Михалыч начинает понимать, что он уже ничего не понимает. Четыре дня в офисе почти полная тишина и спокойствие, только озверевшая от недосыпа служба безопасности копытом роет землю. Похитители номер раз - так и не прислали сообщение. Похитители номер два - на место сделки не явились. Жаль, их с таким нетерпением ждали два мешка обычной бумаги и три десятка ребят Михалыча под моим руководством. Не дождались и вернулись на базу, расположенную в чудном южном городе N-ске. Допрос курьера ничего не дал, допрос начальника курьерской фирмы тоже. Пришла бабулька и попросила передать посылку ее внуку. Разговор с бабушкой тоже пользы не принес. Дали ей тысячу рублей, адрес и вежливо попросили прямо на улице. Одна радость - похитители номер раз вчера прислали новое сообщение, в котором недоумевали по поводу медлительности принятия решения господином Проскуриным. В ответ их попросили доказательств того, что девушка находится у них.    Зато пятый день внес свежую струю в это сонное болото жизни руководителей корпорации "Мираж". Традиционно утром похитители номер раз прислали на "мыло" такие подробности акции, которые могли знать только ее исполнители. А как же кавказцы, которые грузины, приглашенный лингвист своей мамой поклялся, что гангстеры родом из Кутаиси? Да никак. Вечером пятого дня похищения курьер из другого агентства снова принес посылку на ресепшен. Наученные горьким опытом клерки к ней не приближались, а девушка вообще скрылась со своего рабочего места в глубине каменных джунглей здания. Расписываться пришлось гонорейщикам, давно перешедшим на казарменное положение. Так вам и надо, бездельники, а то мы перестраховщики! Вы вообще помните, что при "красной угрозе" переходите под мое командование для совершения всяких безобразий? Два взвода по двадцать пять человек разбитых на боевые пятерки. Зачем же иначе Михалыч танцевал вокруг меня брачные обряды. Марат и Игнат возглавляют взводы, а я осуществляю общее руководство. А так неудачно запаленный Жанной Павел берет под свою команду взвод диверсантов. Бронепоезд совершенно мирной корпорации "Мираж" всегда находится на запасном пути, и штурмом мы сможем взять практически любое здание в городе кроме Кремля и парочки других. Для чего еще нужны ежегодные учения, которые Михалыч объявляет, когда ему вздумается?!    Очередная видеозапись похитителей номер два напоминала секс по телефону с добавлением видеоряда из разряда садо-мазо. Доставленный за двадцать минут в офис лингвист, краснея, изображал сурдоперевод вербального способа выражения недовольства Ашотом и Арменом действиями господина Проскурина. Там многократно упоминались мать, отец, собака и даже выхлопная труба личного автомобиля босса. Цена Жанны увеличивалась до трех лимонов. Видеоряд давал полное представление о степени недовольства похитителей номер два. Периодически наносимые по залитому слезами личику Жанны пощечины сменил удар кулаком по тому же лицу. Придется потерпеть, Жанка, мы играем на грани фола, все должно быть натуральным, в том числе и побои. Тем более что своими выходками ты заслужила десяток серьезных трепок. А тут всего лишь бланш под правым глазом.    Стул с привязанной к нему Жанкой перевернулся, и все увидели, что бандиты - перестраховщики. Руки несчастной в дополнение ко всему стягивали наручники. Похитители подняли стул с Жанной и вновь приставили ее к видеокамере. Зрители даже немного отшатнулись, слезы у девушки высохли, и она с вызовом смотрела на своих мучителей, заработав тем самым еще пару пощечин. Дьявол, чуть не забыл. Девушка не сломалась, она плюнула в маску одному похитителю! Расплата последовала незамедлительно. Когда стул снова подняли, зрители поняли, что лицо несчастной в ближайшее время обретет симметрию - бланш под левым глазом. Это для создания полного реализма и моя маленькая месть за попытку меня шантажировать своим разорванным лифчиком. В довершение всего один из подонков схватил Жанну за ворот платья и пообещал в скором времени, если не будет выкупа, сделать Егору брата или сестричку самым извращенным образом, то есть через верхние дыхательные пути.    Фильм закончился, и никто из присутствующих не смел смотреть на багровое от ярости лицо Андрея Федоровича. Никто ничего не говорил, только Михалыч понимал, что начинает чувствовать себя неуютно в кресле начальника службы безопасности. Дурдом какой-то! Две группы похитителей, и у каждой есть доказательства. А может быть, у ворюг номер два актриса, загримированная под Жанну Кирилловну? То-то она ничего не говорит, а только плачет и плюется. А с другой стороны, ворюги номер раз не скинули по "мылу" даже фотку Жанны Кирилловны.    Все разрешилось на восьмой день похищения. Заранее угнанная машина притормозила напротив особняка босса. Из нее вышел мужчина, открыл багажник и рывком швырнул на асфальт женское тело, потом не торопясь сел за руль на глазах изумленной его наглостью охраны и был таков. Подбежавшие охранники обнаружили валяющуюся на асфальте девушку, чем-то неуловимо напоминающую супругу босса. Духан от нее шел хороший, опухшее от двух громадных синяков лицо, грязное помятое платье, порванные чулки. Нет, один порванный чулок, так будет лучше, слипшиеся, спутанные волосы когда-то золотистого, а теперь непонятно-серого оттенка.    Утром следующего дня Михалыч ходил по комнате и мрачно размышлял. Похитители номер раз утром прислали на "мыло" сообщение, что они обознались и дико извиняются перед господином Проскуриным, похитители номер два вообще не извинились. Почему Жанну Кирилловну оставили в живых, если босс и не собирался выполнять любые требования похитителей? Почему ее не закопали в абхазских лесах? Если поняли свою ошибку и захотели ее вернуть, пока жареным не запахло, то почему таким образом? Позвонили бы по телефону и указали, в каком именно подвале находится Жанна. А доставить ее сюда в багажнике машины, швырнуть на асфальт перед домом господина Проскурина и вальяжно удалиться - это плевок Андрею Федоровичу в лицо. Это пинок по яйцам службе безопасности вообще и Михалычу лично. Шеф понимает, что первые два раза он плохо понимал, что он просто сошел с ума. Михалыч отдает Насте указание не беспокоить его в течение всего рабочего дня, достает из сейфа бутылку водки, срывает крышку, закручивает емкость винтом и быстро опустошает ее. Тем временем отмытая, накрашенная и с припудренными бланшами, завернутая в халат Жанка полулежа на диване прижимается к плечу босса, который, видимое ли дело, сегодня остался дома. Андрей Федорович поглаживает супругу по пушистым волосам и успокаивает ее, что все уже позади, а этих при... вы... козлов он лично на кол посадит! Жанка трется своей щекой о его плечо и шепчет: "О мой герой". Нет, это уже перебор. Она просто восхищенно смотрит на него своими лучистыми щелочками, и по ее щеке катится одинокая слеза. Я не знаю мужчины, у которого при виде этой картины не проснулась бы нежность, либо я вообще ничего не понимаю в этом мире.    Теперь мелочи для меня и настоящая проблема для Жанны. Повторюсь, все должно быть натуральным: синяки, царапины, ссадины от наручников, которые Жанка будет снимать только на пару часов раз в день. И самое страшное - она все это время проведет без ванны, душа, солярия, массажного кабинета, парикмахера и маникюрши. Будет коротать время в одном и том же не стиранном ею втихую белье и чулках, я мерзавец, и, о ужас, в одном и том же платье! Не снимая все это даже ночью. Если Жанка на это согласится, то такой любви мир еще не знал.    - Ром, ответь мне. - Тихий шепот Жанки оторвал меня от окна.    Я сел за стол и внимательно посмотрел на девушку. Красивое лицо, мольба и отчаяние в глазах. Колье лежит передо мной и посверкивает брюликами. Сунуть голову в петлю? А с другой стороны, - план хорош, мало того, он великолепен! Да и деньги лишними не бывают. Решено.    - Я не буду тебя похищать и другим это сделать не дам, - четко проговаривая каждое слово, сказал я.    Жанна молча смотрела на меня. Застывшее лицо и стиснутые пальцы. Я видел, что ей очень хочется сказать мне что-то обидное, ей невероятно хочется плакать, но она держалась. Лишь легкое подергивание левого века говорило о том, что она сейчас переживает. Жанна медленно встала со стула и, пошатываясь, направилась к двери. А где ее сексуальная походка, где ее покачивание при ходьбе бедрами? Хватит. Жанна взялась за ручку. К черту все!    - Стой, - тихо сказал я.    Жанна медленно обернулась, и в ее глазах стала разгораться надежда. Один город разрушили из-за женщины, из-за ее любви какие-то дорийцы или данайцы. Чем же русские хуже?!    - Ты забыла свое колье.    Я ее добил, по щекам девушки хлынул ручеек слез.    - Буду тебя я похищать, никуда не денусь. Садись за стол, сейчас я буду выкладывать тебе подробности того, как именно я это буду делать. Предупреждаю, план не отшлифован.       - Ромка, ты гений! - восторженно заявила Жанна, когда я закончил излагать ей свой план. - А может, мне еще и руку сломать для убедительности?    - Перебор. Чем больше человека калечишь, тем опасней его возвращать родным. Лучше сразу прикопать, месть - дело серьезное. А тут всего пара фингалов под глазами, и все. Две недели совой походишь и будешь снова как огурчик. Теперь так. О перемирии между тобой и охраной, которое мы с тобой заключили вчера, забудь. Снимай накал своей стервозности постепенно, но не до конца. Кому нужны лишние вопросы о резком изменении поведения Жанны Кирилловны? А сейчас ты выйдешь из кухни, ругнешься на меня и отправишься своей дорогой. Кстати, ты не против, если я проверю твои истинные чувства к боссу при помощи химии?    - Нет, - улыбнулась Жанна, - а куда будешь колоть: в вену или в попу?    - Верю.    - А теперь я тебя спрошу, Ром, почему ты согласился мне помогать?    - Странная ты, - удивился я, - сначала обещаешь мне помнить о моей помощи до конца жизни, а теперь забыла об этом. Когда жена босса, постоянная жена, обязана тебе своим счастьем - это дорого стоит. Услуга - это тоже вид капитала. Знаешь, почему я тебе поверил, когда ты согласилась на химию? Три предыдущие жены босса после развода с ним сразу выскочили замуж за бизнесменов рангом пониже. Господин Проскурин - это бренд. У него все самое лучшее, включая женщин. Как приятно похвастать в компании приятелей, что я отбил у Проскурина жену. Кстати, я месяца два назад видел четвертую супругу босса. Довольна жизнью и собой. Ее муж обеспечивает все ее капризы. Ты не можешь претендовать на капитал босса после его смерти, все завещано Егору. Именно поэтому его так охраняют. Ты могла отмотать срок, выскочить замуж за другого, завести себе любовника, и не одного, и считала бы, что жизнь удалась. Верно?    - Да.    - Не получится у тебя удержаться у босса, так все равно моя услуга никуда не денется, и однажды тебе придется ее оплатить.    - Все верно и справедливо, Ром. Я пойду?    - Подожди, есть еще один вопрос. Если бы я отказался тебя выслушать, ты бы действительно порвала на себе блузку?    - Нет, но мне нужно было как-то манипулировать тобой и держать под контролем.    - Контроль - дело хорошее, - глубокомысленно заметил я и извлек из скрытого кармана на внутренней стороне лацкана пиджака миниатюрный диктофон, - особенно когда весь наш разговор записан от начала до конца. - Я выключил запись.    - Ах ты! - Лицо Жанны начало краснеть. - Я тебе свою душу изливала, а ты все записывал?!    - Да, - улыбнулся я. - Мало того, если ты однажды забудешь о своем долге, то я тебе напомню об этом или не тебе, а газетчикам. А может, мне прямо сейчас позвонить Михалычу и проинформировать о том, что ты задумала. Доказательства у меня есть. А будет ли интересно узнать боссу, как его подцепили и чем ты расплачивалась со своими друзьями, когда уже стала официальной невестой Андрея Федоровича? Как ты думаешь, меня повысят или...    Во время моего монолога я внимательно следил за Жанной, за ее багровеющим лицом и особенно за руками. Поэтому и успел остановить маникюр тигрицы буквально в десяти сантиметрах от своего лица.    - Сидеть! - рявкнул я и оттолкнул Жанну от себя. - Теперь ты можешь выйти из кухни. Видок у тебя подходящий. Жанка, я пошутил. - Я протянул ей диктофон. - Кстати, мне интересно, я смог довести тебя до бешенства хоть раз или нет?    Жанна глотала ртом воздух, прямо как рыба, вытащенная на песок. А вот то, что краснота с лица и жажда крови из ее глаз стали исчезать - это плохо. Я подтолкнул Жанну к двери.    - Скотина, - прошипела Жанна, врываясь в комнату, - какая же ты скотина! - Жанна остановилась, смерила меня уничижительным взглядом с ног до головы, - мужлан, - напоследок с невыразимым презрением сказала она и, сопровождаемая Серым, покинула мою квартиру.    - Да, - протянула Настя, - одно дело - слышать об этом, а другое - видеть своими глазами. Ром, а как ты вообще ухитрился уцелеть? Она же испепелила тебя глазами!    - Хватит, балаболка, где и во сколько мы завтра встречаемся? Кстати, а кто закусывал минералку шоколадными конфетами?       Наконец-то я один, я рухнул на диван и начал ржать. О боже, как Жанна повелась на всю ту ерунду, что я ей говорил. Похищение из торгового центра, переодевание, осталось только добавить погоню и перестрелку. Да торговый центр - это худшее место для похищения из всех возможных! Куча видеокамер и охранников, масса свидетелей. Жанна с сопровождающим зашла в туалет и не вышла. Значит, просмотрят маршрут всех выходящих из него женщин примерного роста и комплекции до прибытия в туалет теней в течение двух минут. Потом определят, в какую машину сели похитители, а про метро я даже не говорю, и вычислят все в течение получаса! Все, хватит ржать, работать надо. У меня есть отсрочка в три месяца, за это время моя подопечная не совершит ничего непоправимого. Прав был Марк Наумович. Для того чтобы твой собеседник поверил во всякую ерунду, мало иметь убежденный вид и уверенно излагать тему, надо самому верить во всю эту ересь. Я набрал номер, который знали от силы человек десять. А Троя была разрушена совсем по другой причине.    - Марк Наумович - это Роман Вас беспокоит, - сказал я через несколько секунд.    - Ой, Ромочка, Ви же никогда не будете богатым. Зачем Ви мне постоянно представляетесь? Я имею сказать, что Ви совершаете чудовищную ошибку. Ромочка, а вдруг однажды я стану маразматиком и Ви будете иметь счастье стать неузнанным? Ромочка, почему Ви так редко меня беспокоите? Последний раз Ви звонили мне полтора месяца назад. Ромочка, это же чудовищно! А вдруг я скоро умру?    - Не крутите мои фаберже, - рассмеялся я. - Марк Наумович, ловите ушами моих слов, есть небольшое дело. Возможно, что вам оно понравится.    - Роман, - мягкий голос мгновенно стал железным и из него исчез всякий акцент, - это не вроде того, что ты предложил мне несколько лет назад? Ты опять вляпался в нехорошую историю? Ты имеешь глупость сейчас находиться в своей квартире? Я немедленно высылаю к тебе моих людей. Загранпаспорт на другое имя тебе нужен? Учти, я все вычту из твоей доли. Рейс на Тель-Авив будет через три часа, Аорон все сделает, и ты без проблем покинешь страну. А там ты будешь жить в моей квартире и никуда не выходить без сопровождения. Когда я все улажу и замету следы, то ты сможешь вернуться. Почему ты постоянно лезешь на рожон?! Сколько карат на этот раз? Груз при тебе? Кто еще в деле, какие доли ты им имел по недоразумению обещать?    - К сожалению, это не похоже на то дело, - я едва смог перебить поток слов акулы, почуявшей кровь и деньги, - не очень прибыльное, иногда грязное, требующее много труда и пота. Не пугайтесь вы так, Марк Наумович, не вздыхайте так в трубку телефона, все не так страшно, давайте встретимся на днях, и я все вам объясню.    - Ромочка, Ви снова разбили мне сердце. Ви даже себе не представляете, как я сначала обрадовался! Ромочка, я так надеялся заработать себе на кусок хлеба с маслом. А теперь что мне делать? Я скоро буду жить в нищете и просить милостыню у прохожих. Впрочем, Ви приезжайте-таки ко мне через три дня, и я даже налью Вам чашечку чая с одним кусочком сахара.    Я положил трубку и усмехнулся. Впервые эта шутка прозвучала из уст Марка Наумовича в доме моих родителей после его первой занимательной поездки на берег Красного моря. Жанка, ты будешь отличным директором фонда. Умная, красивая и беспринципная стерва, которая имела глупость влюбиться в босса и теперь из кожи вон лезет, чтобы привлечь его внимание. Я предоставлю тебе шанс, и если ты им воспользуешься, то сам Арифмометр не захочет тебя отпускать даже за хорошие отступные. Ты потом поймешь, что жалость - это временно, а уважение - постоянно. Пока идея сырая, я не буду тебя загружать, ты бесишься, тебе нужно все немедленно и сейчас, а вот потом, потом ты сама вцепишься в нее, как пес в кость. Ты сможешь заработать уважение своего мужа, ты все для этого сделаешь. Твое имя будет постоянно упоминаться в средствах массовой информации. А почему я это делаю? Отбросив личные причины, я могу сказать только одно: я твой телохранитель, Жанка, и обязан защищать тебя от всего, в том числе и от себя самой. Хоть и высокопарно, но, правда, мне нужно хоть кого-нибудь защищать в этой жизни, хоть кого-нибудь, после того как я защищал непонятно что и потерял все.       - Это называется пикник? - поинтересовался я у выбравшейся из машины Насти. - Подруга, ты меня, кажется, слегка обманула.    - А чем тебе здесь не нравится? - притворно возмутилась Настя. - Лес есть, речка тоже недалеко, шашлык ты замариновал. Это пикник на природе, расслабься.    - И получай удовольствие, - поддержал я Настю. - Ты только скажи, что здесь делают еще две сотни человек? Я должен получать удовольствие вместе с ними?    - Вадим! - Вышедший из машины крепкий парень протянул мне свою руку. - Жених Насти. Роман, здесь мы просто отдыхаем. Ты когда-нибудь слышал про ролевиков? Я недавно втянул Настену в это дело, теперь и ты присоединишься к нашей компании, по крайней мере я надеюсь на это.    - Это вроде как в Дойчланде? - поинтересовался я. - Платишь пару сотен тугриков и изображаешь из себя кого угодно? От лесных кикимор до менестрелей?    - Платить ничего не нужно, - улыбнулся Вадим, - мы не там, а здесь. Если не хочешь, то никого из себя не изображай, просто смотри на происходящее, и все. Это не одобряется, но я имею вес в этой фауне. Организаторы игры искоса посмотрят на это, и все. Но советую принять участие в развлечении.    - И кем же я буду, эльфом?    - На себя посмотри! - расхохоталась Настя. - Громила метр девяносто пять ростом, вес за сто килограмм, какой из тебя эльф?! Варваром будешь, барбарианом, слышал о таких, Барб? Если нет, то я проведу краткий ликбез. Живешь ты в горах, питаешься сырым мясом, с женщинами груб и любишь пить пиво. Что-то еще тебе сказать?    - Скажи, - согласился я, - а куда ты умудрилась спрятать ключи от моей машины? Мне что-то резко расхотелось здесь находиться. Кстати, а ты случайно на этом карнавале не эльфа?    - Вот еще! - фыркнула Настя. - Я с этими глупыми курицами не вожусь. Я темная ведьма, а ключи от твоего джипа я тебе не отдам. Ты мне обещал отдохнуть с нами на природе - выполняй свое обещание. С моим женихом ты уже познакомился, держи приглашение на нашу свадьбу и заткнись. Вадим, покажи ему его костюм и оружие. Ром, не зли меня, пока я добрая. Сейчас ты переоденешься, зарегистрируешься у мастеров игры и будешь наслаждаться отдыхом на природе, я сказала!    А ведь насчет ведьмы Настена полностью права, бедный Вадим! Как хорошо, что я вовремя соскочил с этого поезда.       Итак, подведем итоги гнусного предательства Насти. На мне кожаная куртка, отобранная у металлиста. Это наверняка походит на какой-то доспех. От деревяшек, изображающих оружие я сумел отбиться, с трудом, но сумел. Когда Настя услышала мой спич о полезности долгих прогулок на свежем воздухе, то поняла, что тут ей не здесь. Меня можно до определенной степени гнуть, но сдаваться я не собираюсь. Дьявол, и почему у всех вокруг меня такие радостные лица? Им тут медом намазано? Млять, а Вадим еще не понял моей гнусной привычки оставлять за собой последнее слово.    - Вадим, не суй мне эти крашеные деревяшки. Я хорошо владею демократизатором, саперной лопаткой и ножом. Можешь предложить мне "калаш", гранатомет, а лучше единый пулемет, но, насколько я понимаю, эти достижения цивилизации здесь не одобряются. Вадим, если ты с Настей не прекратите меня доставать, то я уйду в бега.    - Это не деревяшки, - улыбнулся Вадим, - я в свободное время кузнецом подрабатываю. Ты решил быть зрителем, так будь им. Это шестопер, он гораздо лучше дубинки, топор на короткой ручке вместо малой пехотной лопатки и кинжал. Все настоящее, проверь, теперь у тебя хоть прикид нормальный будет, а в игру не суйся, убьешь еще кого-нибудь.    - Делать мне больше нечего! - фыркнул я. - Вадим, а слет ролевиков чем отличается от слета бардов? - Я посмотрел на весело выгружаемые парнями ящики из машины. - Количеством запасенной водки или чем-то еще?    - Есть еще пара отличий, но они несущественны. Иди отмечаться к мастеру игры как зритель. В случае чего махнешь мне, и я сглажу разногласия. Кстати, это мальчики по вызову, и большинство ролевиков столько выпить не в состоянии. Не та у них практика, не думай так о нас по отдельным экземплярам.    - А кого они обслуживают, красавиц в возрасте или лиц другого пола? - Я с подозрением посмотрел на четверых парней. - Мне к ним спиной поворачиваться можно?    - Всех желающих, - успокоил меня Вадим, - они бисексуальны по своей природе и месту работы. Ром, да расслабься же ты наконец! Эти ребята мои хорошие знакомые из милиции. Куда их вызовут, тех они и обслуживают. Ты знаешь, большинство всех собравшихся здесь просто хотят отдохнуть, хотят забыть о повседневной серости мира. Среди нас есть представители разных слоев общества. Иди, Арагорн уже начал нехорошо коситься на тебя.    "Арагорн? - подумал я, обходя стороной группу стражей порядка на отдыхе. - Дали же родители такое имя парню, или это кликуха?"    А вообще, я больше бурчу по привычке. Основной собравшийся здесь контингент действительно намерен весело провести остаток дня и часть ночи, но есть несколько групп серьезных экземпляров. Тот же Вадим, я сразу определил, что его "деревяшки" сделаны из стали, подколол его, а он в ответ разыграл меня. Отличный парень. И таких приехавших с серьезной броней и оружием на этот слет насчитывается десятка три. Они будут биться между собой по-серьезному или как? А может, это еще и своеобразная ярмарка различных товаров? Вот этого парня, вытаскивающего из "девятки" двуручный меч, вообще бы радостно принял в свои нежные объятия любой патруль. Это же самое холодное из всех видов холодного оружия! Без разрешения такое и дома держать нельзя.    - Роман, зритель, - представился я парню моего возраста, - мешать никому никакого желания не имею, просто, возможно, посмотрю на этот сумасшедший дом со стороны. Железки на мне навешены для антуража и привлечения совершенно ненужного мне внимания. Подруга мне поставила ультиматум, пригласила на свадьбу и познакомила со своим будущим мужем таким вот экзотичным способом. Арагорн или, как тебя зовут на самом деле, Веспузиан, или Протитофил, окажи мне услугу, выгони меня отсюда, и пусть эта темная ведьма отдаст мне ключи от моей машины.    Парень только хмыкнул и ободряюще похлопал меня по плечу. Не получилось сорваться отсюда по-легкому. Может быть, стоило сразу в морду дать?    - Мы с тобой вечером серьезно поговорим, - обнадежил меня Арагорн. - Обидеть меня у тебя не получилось, теперь мучайся и получай при этом удовольствие. Настя мне говорила, что ты готовишь изумительный шашлык. В чем маринуешь мясо? Зрителем ты не будешь, судьей в поле поработать желаешь?    Ну, Настена, ну, погоди!       Вот так всегда, я снова полил мясо вином, одни работают, а другие развлекаются. Хотя я не жалею о бестолково проведенном дне. Пару раз зрелище меня улыбнуло, я даже смеялся. Особенно мне понравились два момента игры. Как смешно выглядел паладин, которого доблестно изображал Вадим, когда темная ведьма Бролли, она же Настя, объявила его попавшим в засаду и героически погибшим. Мол, шарик жутко черной магии разорвался у него под ногами. На попытку возражения и требование оставить его в живых, дабы герой смог захватить в плен ведьму, Бролли ругалась почти цензурно, пообещала Вадиму оживить его труп и предать на этот раз пыткам в виде лишения доступа к собственному телу. С каждым словом паладина срок увеличивался на один день. На седмице паладин решил, что ему лучше не изображать из себя живого, а тихо сопеть в дырочку под кустом, смотря на все происходящее спокойно и мирно. А то ведь так и первая брачная ночь будет проведена им в полном одиночестве на диване в гостиной. Но ведьма слегка ошиблась, коварный Барб, я себя имею в виду, который был одним из привлеченных судей на этот спектакль, объявил об использовании ею незарегистрированного, незаконного, нелегитимного, нецивилизованного, некорректного и вообще как я сказал, так и будет, оружия. Паладин вмиг ожил и связал руки своей прекрасной и тихо что-то шипящей под нос пленницы. Будешь знать, как меня шантажировать, Бролли. Довольный Вадим мигом потащил свою пленницу в военный лагерь на предмет допроса о месте нахождения Темного Властелина и выяснения серьезности своего недельного отлучения от тела ведьмы.    Я разрезал мясо, еще пару минут, и будет все готово. Из своей палатки паладин и ведьма вышли через полчаса, и я понял, что допрос прошел успешно. Темный Властелин в ближайшее время будет обнаружен и уничтожен, а ведьма на некоторое время перестала ею быть. А вообще, тут весело, большинство участников приехали сюда организованными группами и парочками в том числе. Ну, а неорганизованные сейчас спешно ликвидируют этот свой серьезный промах. Вон группа дроу в количестве четырех мальчиков по вызову весело охмуряет захваченных ими группу эльфиек из педагогического. Чувствую, что скоро в палатках и окрестных кустах начнется тщательный осмотр одежды, а особенно нижнего белья прекрасных пленниц на счет наличия незаконных артефактов или талисманов. Все, мясо готово.    - Все к столу, - объявил я радостную весть нашему коллективу, состоящему из четырех дроу, пяти эльфиек и одной темной ведьмы, не отпускающей от себя паладина. Есть и еще один персонаж на этом празднике жизни. Не учел я женского коварства, будем знакомы, жрица Темного Властелина или Пчела, как тебя правильно назвать? Отряд темных эльфов ты возглавила хорошо, даже место для засады выбрала правильно. А вот все остальное мне не нравится. Твой спокойный и уверенный в себе взгляд, холодная манера общения со всеми присутствующими на нашем участке праздника. Демонстративное безразличие ко мне и остальным присутствующим в лагере мужчинам и женщинам. Что-то мне это напоминает.       - Командор, мне он не нравится, - начал я, - да мне все в этой затее не нравится! Сорвали нас в невероятной спешке, загрузили на уши несколько килограммов лапши, и теперь я должен чувствовать спиной оценивающий взгляд этого чела?    - Виски, а у тебя есть выбор? А у меня он есть? Ты отказываешься выполнять приказ? Нет, так молчи в тряпочку. Вперед, до цели еще осталось с десяток километров. А то, что этот пиджак думает, что все вокруг контролирует, не должно тебя волновать. Здесь нехорошие места, и если он попробует устроить нам пакость, то я надеюсь на опасных хищников в первую очередь. Потом идут местные повстанцы, потом наши злейшие друзья, а мы вообще здесь будем ни при чем.    - Гнилое дело, - пробурчал я. - А если концы всплывут? Мы же не сможем вернуться.    - А вот ты сделаешь так, чтобы не всплыли, если случится что-то. Если тебе понадобится помощь, то, кроме Ганса и Сивого, никого не привлекай. У них семей нет, и в Иностранном Легионе вам будет веселее втроем. А я, как ты сам понимаешь, умываю руки. Ничего не вижу, ничего не слышу и ни о чем не говорю. Мне ведь ничего не известно. Вперед!       - Готов к разговору? - подошедший ко мне Арагорн схватил один из шампуров. - Отойдем в сторону. Лишние уши нам не нужны, разговор будет серьезным.    Мы вместе взобрались на холм, хотя я не видел в этом нужды. Какой между нами может быть серьезный разговор? Чем Арагорн может меня заинтересовать или напрячь?    - Как тебе все это? - Арагорн махнул в сторону десятков костров, смеха и постоянных здравиц. - Чем тебе все это не нравится?    - Это иллюзия, а не настоящее.    - Ты хочешь настоящего? Я смогу это устроить. Я бог.    - Даже так, - усмехнулся я, принимая игру парня. - Устрой, я буду тебе благодарен.    - А зачем это нужно тебе? - поинтересовался Арагорн. - Внутри тебя пустота, которую нечем заполнить? У тебя нет цели в жизни? Ты просто идешь по накатанной колее и тебя это не устраивает? Тебе нужен вызов, тебе нужна цель в жизни? Ты хочешь ощутить себя нужным?    - Не знаю, какой ты мастер игры, но психолог ты хороший. Кем ты работаешь, Арагорн?    - Я же сказал, что я бог.    - Тогда верни меня в прошлое. Пойми, куда и когда я хочу попасть, и сделай это.    - Я это сделать не могу. Игры со временем ни к чему хорошему не приводят. Да и Хроносу это будет не по нраву. Я вторгнусь в его епархию, а у нас все сферы влияния давно строго разграничены.    - Тогда ты не бог, а божок. Бог может все, а ты нет. А что ты вообще делаешь на данном мероприятии?    - Развлекаюсь, тебе от этого легче? Вижу, что нет. Хорошо, я принимаю твою будущую благодарность и переброшу тебя в мир, где ты сможешь найти свою цель жизни, ты ведь здесь ее потерял. Сделаешь кое-что для меня и получишь награду. Не смотри так снисходительно, ты не первый, кого я нанимаю на подобных слетах. Давай мне свои пожелания.    - Я бы с большим удовольствием набил бы тебе морду, Арагорн, но если ты хочешь продолжить эту глупую игру, то слушай меня здесь. В этом мире должны быть только люди. Эльфов мне задарма не нужно, гномов и прочих орков тоже. Магия не должна определять развитие и становление мира. На поле боя должна властвовать сталь. И конечно, я хочу сверхспособности. Ты доволен? А теперь доедай шашлык, и чтобы я больше тебя не видел. Забыл, тело мое отправлять в этот мир не нужно, у него есть здесь свои дела. Прощай.    - У меня есть подходящий мир, - бросил мне в спину Арагорн, - ты найдешь там цель, ты найдешь там смысл жизни. И не прощай, Барб, а до свиданья. Для твоего тела найдутся дела здесь, и ты даже не представляешь какие. Это будет моя маленькая месть тебе. Небольшие сверхспособности будут. Ложись спать, утром все решится.    - Утром я буду на работе! - взорвался я, мне надоела игра этого зарвавшегося парня.    - Ты так думаешь? - гнусно усмехнулся Арагорн и отбросил опустевший шампур в сторону. - Не надейся, Барб. Кстати, интересная татуировка находится на твоем плече. Ты ведь ее себе сделал, когда уволился из своего подразделения после очередной командировки в Африку, до этого все метки на твоем теле, по которым можно опреде...    - Ты попал, этого не знала даже Настя, этого нет в моем досье, - тихо сказал я, разминая пальцы и возвращаясь на вершину холма. - Сейчас ты мне все скажешь. Кто тебе слил закрытую обо мне информацию, насколько глубоко ты копнул и так далее. Ты знаешь, Арагорн, лучше тебе сказать все это мне, а не зубрам из военной контрразведки, берегущим сутками напролет покой страны, целее будешь. Даже, может быть, ты живым останешься. Наверно. Ты влез в не свое болото, что ты выбираешь?    - Нет, это ты попал, - Арагорн махнул рукой.       Глава четвертая    Когда я найду эту скотину, как у меня болит голова, Арагорна, то я его сразу сдам контрикам! Про какие мои командировки за рубежом он успел узнать? Я перевалился на правый бок. Михалыча тоже придется сливать, Галину и Настю до кучи, да и Бате не поздоровится. Зато все они останутся живы, пара дней допросов и все. А если смолчать теперь, а потом об этом узнают, то лучше самому сразу повеситься и друзьям своим перед этим пули в головы всадить. Такое в наших делах, вернее моих, не прощается. Наивный Марк Наумович решил меня отправить на свою историческую родину. Да кто мне позволит выехать из страны за рубеж без предварительного согласования?! Чудо еще то, что нашу команду тогда не ликвидировали из соображений политической целесообразности. Слишком много мы знаем про некоторое грязное белье. Мы специально не собираемся вместе в людных местах и постоянно держим между собой связь. Пропадет один, так и остальным нужно залегать на дно и пытаться выжить. Так, я не понял, пошатываясь, я встал на ноги, откуда здесь находятся двенадцать совершенно беспризорных трупов? Куда менты смотрят?! Это же полный беспорядок и беспреде... А что это находится у меня в руках? Это я их всех положил? Арагорн, встречу - убью! Ты гнусный и мелкий божок!    Вот это мне повезло с большим знаком минус, я начал внимательно осматривать себя. А себя ли? Что-то там говорилось насчет переноса сознания, а не полного комплекта некого гражданина по кличке Виски. На мне сапоги, кожаные штаны, такая же рубашка, а что под ней? Я выпустил из рук железки. Стянуть обувь, расстегнуть ремень, а это что еще за жилет из твердой кожи на шнуровке по бокам? Я начал избавляться от нечто похожего на легкий броник, неудобный, гад, через голову нужно снимать, шнуровка только притягивает жилет к корпусу. Постой, нужно сначала избавиться от этих краг. А вообще, где я нахожусь? Уютная поляна метров двадцать в диаметре, рядом приличных размеров озеро, двенадцать трупов, внешним обликом напоминающих мне что-то из веселой жизни работников ножа и топора. По крайней мере кольчуга была только на одном теле. Что это у меня? Я дотронулся рукой до своей затянутой в нечто кожаное головы, кровь. Снять, немедленно снять, а теперь броник. Кстати, я отбросил в сторону вслед за буденовкой, покрытой костяными пластинами, броней и рубашкой, нечто вроде майки, руки вроде бы мои, тело тоже, даже татуировка на плече присутствует. Этот божок обманул меня и перенес полностью? Да нет, я направился к озеру, мелкие детали не совпадают. Ладони у меня слишком грубые, одни сплошные мозоли, ворон на плече не просто сидит, а пытается взлететь, шрам от аппендицита длиннее, чем был. Ногти на руках и ногах - так вообще сказка, и лицо, я уставился в зеркало воды, не мое. Вернее, похожее на мое прежнее, но точно не оно. Черты будто вырублены топором и не обструганы. Вот этого шрама над бровью у меня точно не было, а что с раной? Я зашел в озеро по пояс и начал принимать водные процедуры. Чем же это меня так стукнули?    Метрах в десяти от меня что-то хлюпнуло. Рыба, я направился к берегу, играет и просится в уху? Не знаю, лучше на берегу постою и посмотрю на обитателей здешнего водоема. А то вдруг не я ее поймаю, кстати, чем, а этот карась меня на обед, я посмотрел на едва взошедшее солнце, скорее на завтрак мечтает схарчить.    А вот и гости пожаловали; не делая резких движений, я неторопливо повернулся и уставился на вышедших из леса двоих громил. Не хватало мне еще начать суетиться, совершать резкие движения; я лениво направился к своей одежде и, судя по всему, своему походному мешку. А чей же еще он может быть, если лежит около дерева, которое защищало мне спину. Трупы так симпатично разлеглись около него полукругом. А вообще, странные разбойники; я натянул штаны, бились до последнего, и никто не побежал, никто из них не прекратил меня атаковать. А лесные шерифы пока не настроены предъявлять мне претензии по поводу загрязнения окружающей среды, осматривают поляну, шушукаются между собой и с любопытством поглядывают на меня. Один сейчас вообще дернул товарища за руку и начал ему что-то яростно шептать. Он только что заметил, что я голый? Не беспокойся, это ненадолго.    - Хой, - решил нарушить тишину Зоркий, Сокол поглядывая при этом на меня.    Говорите что хотите, я все равно вас не понимаю. Не видите, я занят, обуться мне надо, чтобы удобнее было пинки раздавать всем желающим.    - Хой, аничь. - Громилы подошли ко мне почти вплотную.    Что им от меня нужно? В участок все равно я не собираюсь. Я эти трупы вижу в первый раз в своей жизни! Шерифы - сообщники павших? Вроде непохоже: одежка на шерифах сильно отличается от тряпья умерших. Подожди, я же просил одного недоношенного мир для квеста без всяких троллей и орков, а парни имеют несколько зеленоватый цвет открытых участков кожи. Уставились внимательно на меня, ждут что-то.    - И вам день добрый, - позволил я себе приветствовать незнакомцев, затянутых в кожу и железо, - подскажите, пожалуйста, где здесь находится ближайший город? Особенно меня интересует сумасшедший дом.    Парни недоуменно начали переглядываться. Думайте, вам полезно, а мне нужно закончить утренний туалет. Что за наглость? Один из орков помешал мне надеть рубашку, а второй ткнул пальцем в мое плечо. Они тату раньше никогда в жизни не видели?    - Икрур?    - Икрур, икрур, - проворчал я, - такой пернатый Икрур, что только и летает где ему вздумается, негодяй крылатый. Икар мелконедоразвитый, а все шишки на мою больную голову.    Я отстранился от парней и продолжил одеваться. Вот чем меня стукнули, я посмотрел на окровавленную секиру, которую сжимал воин в кольчуге, вернее, не меня, а того, в кого меня перенесли, пока он был живой до моего вселения в его тело. А он вообще остался жив, я вообще сейчас живой или нет? Я, я, и так ясно, что это не я, а какой-то не совсем я и непонятно живой, я или мертвый. Дьявол, так и запутаться можно. Вроде живой, сердце бьется, как огонь в тесной печурке. Я подобрал с травы буденовку, а может, и не совсем живой. Удар был хороший. Этот шлем рассекло знатно. Я продемонстрировал шерифам буденовку, показал на свою голову, а потом на рот. Ребята, я ничего не понимаю, поэтому спрашивайте меня молча.    Вроде до них дошло, переглянулись и уже с сочувствием посмотрели на меня. Потом один из них указал на трупы, я только пожал плечами и начал вспоминать, как именно я снимал с себя пояс со всяким барахлом и многочисленными застежками, а особенно, как я умудрился стащить с теперь уже своего тела потрепанный бронежилет.    - Аничь, - один из шерифов оторвался от обыска трупов и продемонстрировал мне звякнувший небольшой кожаный мешочек, - корин дат эмо.    И зачем им так довольно трясти? Нашли, значит, ваше, я на это не претендую. Мне бы вообще разобраться, где я, в кого вселился, вспомнить, как я сюда попал, а то в голове только обрывки воспоминаний. Вот я направляюсь к Арагорну для разговора с оптимальным физическим воздействием на его тело, лицо и все, что попадет мне под руку или под ногу. А потом на меня сошло всепрощение, миролюбие, а дальше идут только лохмотья сцен. Здесь я что-то выговариваю Насте, а тут куда-то с Вадимом иду, а потом с кем-то по мобиле разговариваю. Дьявол, как же мне все вспомнить, как же мне выбраться отсюда?! Делать мне больше нечего, как изображать из себя ролевика с максимально возможным эффектом присутствия. Мне на работу пора!       - Что ты так суетишься? - Настя деловито накрывала подстилку различными вкусностями третий раз подряд. - У тебя двухнедельный отпуск, пока не подберут в твою команду новых теней. Михалыч просил тебе это передать, а я и забыла. А чему ты удивляешься? Ты думаешь, что теней у шефа в запасе вагон и маленькая тележка?    - Я удивляюсь твоей забывчивости. Если бы ты мне об этом сказала вчера, то я бы...    - То ты бы, - перебила меня Настя, - не поехал с нами отдыхать на природе, а опять забрался бы в какую-нибудь дыру. А то я не знаю, как твой абонент может быть временно постоянно недоступен. Сталкивалась, и не один раз.    Вот ехидна! Мне уже с друзьями увидеться нельзя, а если Настя думает, что на наши посиделки мы берем с собой мобильники, то она зря так считает. Какое может быть удовольствие на природе, когда в любой момент эти гнусные трубы могут запиликать, да и вычислить по ним наше месторасположение можно.       Хоть одна хорошая новость - на работу мне спешить не стоит, это радует. Не люблю нарушать собственные обязательства. А что было дальше или перед этим моментом, но после моего короткого общения с одной гнидой? Я сел на траву и попытался окунуться в воспоминания. Получалось плохо, обрывки сцен никак не хотели складываться в единую картину. Может, голова у носителя моего сознания повреждена слишком сильно? Непонятно, его, вернее уже свое тело, я ощущаю как свое. Дьявол, так точно запутаюсь. Короче, это теперь мое тело, и баста, осталось только покинуть его и вернуться в свое. Ром, прекращай думать, тебе это никогда не шло, со временем наверняка все образуется. Я лучше вспомню подробности столь увлекательно проведенного вечера и ночи, вот мы с Вадимом куда-то направились, а потом... А что потом, пока не ясно. Кстати, шерифы уже закончили избавлять мертвые тела от совершенно ненужного, с их живой точки зрения, барахла и понесли одного покойника к озеру. Что-то вроде раз, два, взяли, и тело с размаху булькнулось в озеро. Хм, это тут обычай такой в воде хоронить?    А что у меня есть, я потянулся к поясу, для выживания в этом мире? Длинный кинжал, небольшая сумка, что-то вроде кисета, я потрогал его, нет, не кисет, а кошелек. Кто так деньги вообще носит? Срежут воры, и не поморщиться. А вот эти два кожаных гнезда явно предназначены для моих, вернее, для его... Короче, предыдущий владелец моего тела этими железками работал, хорошо работал, если судить по результату. Я поднял оружие и стал обтирать его о траву. На правом боку место явно для этого, Вадим называл нечто подобное шестопером. А короткий топор с узким клином и явно не плотницкий будет хорошо себя чувствовать в левом гнезде. И тут этот Арагорн прикололся. Шестопер - это явно более серьезный вариант дубинки, топор - саперная лопатка, а кинжал своей длиной пародирует мой привычный нож. Да пошло оно все, лучше делом заняться. Вон шерифы уже наполовину поляну от тел очистили. Я подгреб к себе классический солдатский вещмешок. Миры разные, но что-то остается неизменным даже в аду. Что у нас тут есть? Это вроде завернутое в тряпку мясо, несколько лепешек, я резко поднял голову и несколько раз чихнул. Сам дурак, не надо было свой нос совать в эту деревянную шкатулку со специями, перемешанными с солью. А вот этот гербарий явно представляет собой походную аптечку. Только как ею пользоваться, я себе не представляю. Отложим на потом, лучше попробовать этими нитками и бабушкой всех иголок зашить себе рану на голове. А вообще, странно, кожа рассечена серьезно, а череп уцелел или не уцелел? Тогда это мелочность со стороны одной гниды. Кости и частично мозги трупу, то есть мне, подлечил, а вот до логического конца процесс не довел. А в чем я нитку и иглу простерилизую? Я снял с пояса флягу, нет, в ней не спиртное. А в поясной сумке что? Медальон, кисет с каким-то серым порошком, я балуюсь наркотой? Что-то вроде носового платка, зачем он мне? Четыре полуметровых шнура с узелками на концах, если я правильно понимаю их назначение, то покойный, то есть я, был еще тем добрым мальчиком. Все, больше ничего нет. Бедно живем, и ничего с этим не сделаешь. Нет, не совсем бедно, этот плащ явно подходит по цвету к моей остальной одежде, а небольшой круглый щит - деревянная основа, кожа и костяные пластины - наверняка входит в комплект моего снаряжения.    - Аничь, - закончив работу, шерифы, отягощенные барахлом покойных, подошли ко мне. - Кет са коар. - Громила махнул рукой в сторону леса.    Я так понимаю, начал собирать раскиданные по траве предметы обратно в вещмешок и поясную сумку, что меня приглашают до хаты, а может быть, и в местный травмпункт. Вон как шерифы, каждому не больше двадцати пяти лет, сочувственно посматривают на мою подпорченную прическу.    Что это, я уставился на озеро? И я здесь купался? Да я экстремал! Стоило шерифам отойти от лужи, как вода взбурлила, и явно недалеко от берега, как раз там, где я смывал с себя пот и кровь, началась раздача бесплатного завтрака для местных обжор. А с другой стороны, может, они на живых не нападают, может, они боятся их? Ведь пока парни были у озера, я закинул мешок за спину, все было тихо и спокойно. Пошли? Я посмотрел на шерифов, они переглянулись в который раз, тот, что пониже ростом, всего два пятнадцать, а не два двадцать, как другой, покачал головой, поднял с травы нечто вроде копья и протянул его мне. Это тоже мое? Им лучше знать. Интересно, а мое тело сохранило мышечную память о способе применения этих железяк, я пошел следом за шерифами, или нет?       Получасовая прогулка по лесу закончилась выходом на небольшую площадку, расположенную около местной грунтовой дороги класса "автобан для бедных". Нечто подобное я уже видел в российской глубинке, и не только в ней. Две полосы в разные стороны, по которым неторопливо двигались редкие телеги, и мотель под открытым небом для ночлега дикарей, не желающих воспользоваться прелестями цивилизации. Хотя, по мне, дикарем отдыхать лучше, надоедать никто не будет. Судя по всему, отряд из пяти десятков громил, почти близнецов моих провожатых, ждал только их и меня для комплекта. Пара отрядных телег была загружена всяким хламом, костры потушены, а недовольный рев вожака, ну и шкафина, этой группы сразу затих, когда я вынырнул из-за спин шерифов. Я скромно остановился на краю площадки и решил подышать свежим воздухом, пока прибывшие, размахивая руками, а не итальянцы ли они, объясняли окружившим их попутчикам причину задержки, время от времени показывая на меня. Судя по всему, причина показалась остальным шерифам уважительной, и теперь на меня глазели все громилы, молчали и глазели. Наконец из их стройных рядов вышел представитель, но не тот, что орал на моих спутников, а другой, пару раз обошел меня по кругу, осмотрел со всех сторон и протянул свою граблю к буденовке. Я отдал, мне нежалко, тем более что я не дурак носить нечто подобное сейчас на своей голове. А не шаман ли это? Что-то на груди у мужика болтается слишком много ожерелий из зубов и клыков различных животных. А куда он направился? Шаман вынул из кучи барахла, сваленного на одной повозке, мешок и снова подошел ко мне.    - Орта, орта сана икрур.    Я только развел руками, мужик поморщился и знаками изобразил, что я должен сделать. А вот что-то, я сел на землю, в его словах, которые я не понял, мне не понравилось. Какая-то насмешка, что ли, или недоверие, смешанное с насмешкой. Куда тянешь свои немытые лапы?! Я отклонил голову в сторону. Еще инфекцию занесешь вдобавок к тому, что там уже есть. Мужик покачал головой.    - Орти тар!    Я так понимаю, что это означает "сиди и не рыпайся". Я с недоверием наблюдал за опускающейся на мою макушку немытой лапой псевдошамана. Есть контакт двух поверхностей, и что эта арийская морда, единственная не носящая шлем из всей банды шерифов, длинные светлые засаленногрязные волосы, голубые глаза, хочет от меня? По голове пробежали мурашки, кожу начало холодить. Минута, и шаман убрал свою антисанитарную конечность. Хмыкнул и отошел в сторону, зачем он в мешке стал копаться? А что у меня на голове, вернее, с головой? Не ошибся, это местный доктор-экстрасенс. Магия все-таки в этом мире есть, но слабая. Нет чтобы полностью рану нормально вылечить, что мне с этим рубцом делать, к пластическому хирургу обращаться?    - Икрур, тона хаш, эрис нол эт.    Пока я ощупывал свою голову, местный Айболит вынул из мешка кучу хлама, деревянную емкость и рог, наполнил жидкостью этот вариант бокала и протянул его мне.    Я так понимаю, что должен выпить это вонючее пойло. Не додумались здесь до ароматических и вкусовых, я с отвращением глотнул зеленую густую мерзость, присадок. Дьявол, меня чуть не стошнило, откашливаясь, я протянул рог обратно врачу. Я понимаю, что лекарство в своем чистом виде редко напоминает лимонад, но стремиться к этому нужно. А что это все шерифы так меня обступили и внимательно смотрят. Я сделал что-то не то, я должен был вылить этот кисель себе на рубец, это для наружного употребления? Ну скотина, я зло посмотрел на доктора, предупредить меня не мог, а зачем тогда в рог, снятый со своей головы, и наверняка не один он там присутствовал, ты эту гадость налил? Горячая волна начала распространяться по телу. Идти от желудка вверх и вниз. В голове слегка помутилось, возникла какая-то легкость в теле и небольшой звон в ушах. Я попытался встать, но ничего не получилось. Отравил меня, а как же клятва Гиппократа, подонок? Тело покрылось потом. Влага ручьем стекала по бровям. Я утер лоб. Дьявол, я совсем забыл про шипы на крагах. Я снял перчатку и снова выт...    Я ошеломленно смотрел на свою кожу, медленно приобретавшую зеленоватый оттенок. Что тут происходит? Я поднял голову, лица стоящих вокруг меня громил лучились довольством, шерифы, стоящие рядом со мной, вообще подбоченились и стали свысока поглядывать на остальных своих спутников. На всех кроме шамана и, судя по всему, командира отряда. Хлопки по моим плечам и спине от шерифов и остальных. Вождь протянул мне руку и помог подняться с земли.    - Хой, аничь, - пророкотал он и обнял меня.    А я считал себя сильным человеком, переоценил, был не прав, приношу свои извинения, только выпустите меня.    - Аничь, - шаман вырвал меня из лап вождя, - от икрур?    Палец местного Авиценны уткнулся в мое плечо, а лицо так и требовало предъявить икрура. Я уже понял, что эти громилы, а может, и все местные жители так называют вытатуированного на моем теле ворона. Придется показать, авось от меня отстанут и больше не пристанут. Я стал раздеваться. Кстати, а слово "аничь" скорее всего обозначает "брат", "родич", "кум" или "сват", короче, что-то в этом роде. Доволен? Я продемонстрировал тату шаману и остальным. Судя по всему, я не ошибся, он доволен до изумления, или изумительно доволен, или совсем удивлен, но доволен. Кстати, не один испытывает эти чувства. Пора заканчивать представление, я стал второй раз за утро одеваться.    - Икрур, - довольно пробасил вождь.    - Икрур, - согласился с ним шаман. - Лэс это.    Вождь кивнул и начал раздавать ценные указания. Судя по тому, что знакомые мне шерифы сорвались с места и начали потрошить одну телегу, время отправления переносится по какой-то причине на более поздний срок. А что это мне показывает шаман? Ты зачем ткнул мне пальцем в грудь, изобразил кистью извилистое движения, а потом рубанул свой правый бицепс ребром ладони левой руки? Ты на что намекаешь, гад?! Я карась нетрадиционной ориентации? Да если бы ты тут был один, то я бы из тебя самого... А, ты предлагаешь мне рассказать о купании в озере и почему меня там не съели. Так сразу нужно было пальцами нос зажимать и приседать, выпучив глаза. Необразованный тут народ, как я погляжу.    - Станк, ато Гронлин тар, - проревел вождь шаману.    Тот плюнул, отошел от меня и стал собирать в мешок свои вещички. А подбежавшие ко мне знакомые шерифы протянули одежду и доспехи один в один как те, что были на них и остальных путешественниках.    - Гаст. - Тот, что повыше ткнул себя пальцем в грудь.    - Рит, - не отстал от напарника второй.    И что тут делать? Я в третий раз стал раздеваться. Если предлагают, значит, надо. Потом, когда разберусь в местной обстановке, смогу иметь свое мнение, а пока делай, Ром, и не прекословь. Кстати, кажется одна из сверхспособностей у меня уже проявляется. Слово "тар", как я понимаю, обозначает "нет". "Орти тар" - это было мне сказано - "сидеть" или "сиди смирно, не двигайся или не мешай лечению раны". Значит, какой-то Гронлин, по заявлению вождя, ждать не будет, на что он и указал шаману Станку. Никогда не был лингвистом, а тут на старости лет сподобился. А как мне представиться парням? А зачем что-то выдумывать, все за меня давно уже решено.    - Барб, - ткнул я себя пальцем в грудь. - Меня зовут Барб. А как это одевать? - Я протянул непонятный мне кусок принесенного снаряжения парням.       - Барб, - заревел Оргин, - ты что такой грустный и тихий сегодня? Неужели ты серьезно решил стать книгочеем? Смотри мне, еще раз увижу тебя в книжной лавке, то всем твоим родичам расскажу, что ты позор клана Снежных Крыс, ты позор аничей!    Не вставая из-за стола, я метнул почти пустую кружку Рита в лоб стражника, моя ведь была еще наполовину не опустошена, а просто так разбрасываться сбитнем я не люблю. Оргин наклонил голову, и деревянная емкость с треском разлетелась о столь серьезное препятствие. Громкий смех остальной компании бузотера в количестве сорока с лишним рыл. Великан в своем репертуаре, Оргин не может выйти из трактира, не разбив таким образом головой несколько емкостей, или пару столов, или пару лавок, или если совсем грустный, то десяток-другой голов непочтительно взглянувших на него горожан или гостей столицы, правда, при этом он еще пользуется руками и ногами, вот и задирается здоровяк к кому попало. Простые люди и развлечения у них соответствующие.    - Опять моей, - проворчал Рит, - там ведь еще на дне было немного.    - Тебе мало пяти выпитых кружек? - удивился я. - Рит, мы же вроде сегодня на дежурстве или я ошибаюсь?    - А что может произойти? - фыркнул Гаст. - Ярмарка закончилась две недели назад, Гронлин опустел, стража бдит, зачем мы вообще нужны?    - Обсуди это с бургомистром, - зевнул я. - Наверняка ты сумеешь его убедить.    - А давай я лучше тебя уговорю на еще один круг сбитня, на улице холодно и сыро, ведь простудимся, если нас вызовут, - состроил Рит умильную мордочку и демонстративно покашлял.    Подумав пару секунд, я махнул рукой Саине. Служанка кивнула и, даже не спрашивая, что именно я хочу, направилась на кухню. И так понятно, что нам нужно, трактир "Окорок" считался местом, где регулярно, то есть до и после дежурства, расслабляются стражники и аничи. Два с половиной месяца, как я нахожусь в этом мире, два месяца и одна неделя, как я работаю полудесятником особой стражи Гронлина, столицы королевства Торкана, и раз в трое суток я со своими парнями начало нашей смены, а то и всю, проводим здесь. А что, ведь удобно, трактир расположен почти в начале Восточного конца города, за которую сегодня отвечаю я со своими ребятами. Приняли дежурство от предыдущего наряда, и ждите вызова от обычной стражи или колокола Крови. Хотя если будет что-то очень серьезное, то и от жителей вызов может прийти, бывало и такое.    - Благодарю, Саина, - улыбнулся я девушке, расставляющей на нашем столе очередные пять кружек горячего сбитня.    Хотя вызова от стражи мы сегодня вряд ли дождемся, только от колокола, я посмотрел на веселящихся кузнецов, портовых амбалов, кожемяк, ткачей и прочих цеховых или гильдейских восточного закоулка города, обряженных в кожаные доспехи и бдящих за столами трактира порядок и спокойствие во вверенном им районе. А кому же еще охранять рубежи малой родины, как не им? Все вредное, шумное и тому подобное производство уже несколько десятилетий сосредоточено в Восточном конце Гронлина. А где же еще? Западный конец - так там кварталы благородных и королевская резиденция. Северный - а купцам, торговцам и прочим деловым людям где жить и как нормально общаться с покупателями на самом большом рынке не только королевства, но и всего материка? Под грохот молотов и запах выделываемой кожи? Я не упоминаю еще о порте, который тоже расположен на восточном краю Восточного конца Гронлина. Запах рыбы лучше всего оттеняет прелесть благовоний, ткани, украшений и всего остального, что можно найти на рынке.    Я отхлебнул сбитня. В Южном конце живут обычные мастеровые, бывшие солдаты, гвардейцы, да вообще все прочие жители, включая временных аборигенов класса приезжих. Там самые лучшие для среднего слоя гостиницы и постоялые дворы. Вообще Гронлин - почти спокойный город, вся босота и те, кому не повезло в жизни, лет пятьдесят назад при перестройке столицы после пожара были выселены в Предместье, расположенное за Южными воротами. Нет, днем во внутреннем городе обитателей трущоб и развалюх полно, но вот ночью нет. Если городская стража, сформированная всеми цехами и гильдиями Гронлина по территориальному признаку из своих мастеров и подмастерьев, заметит ночью кого-нибудь из Предместья, то это еще хорошо. Поговорят с ним или с ними, выяснят причину нахождения в неположенном месте в неположенное время, и все. Ну, почти все, в зависимости от результатов переговоров могут по и шее накостылять, в кутузку засунуть, денег содрать или, наоборот, выпивкой с ужином угостить, или вообще проводить в ту же кутузку, если несчастному или несчастным негде ночевать, особенно зимой. Все мы люди, и все мы человеки тем более, а вдруг знакомого увидишь или дальнего родственника? А вот если обитателей Предместья ночью в городе повстречают гуляющие под луной стражники Западного конца, состоящие из спесивых хмырей, то мало бедолагам или бедолаге не покажется. Хорошо, что эта воинская "элита" по ночам редко высовывает свой нос из западного закутка. Не то чтобы они боялись, просто считают себя высшей расой по сравнению с остальными горожанами, а тем более обычными стражниками. Как же, ведь у них жалование в три раза выше. Им платят из фонда, созданного дворянами, проживающими в столице, а не из касс цехов, гильдий или, не дай бог, из кассы порта.    - Барб, ребята, давайте с нами, - почти членораздельно проревел Оргин, - что вы пьете этот компот?! Ничего сегодня не случится, а если произойдет, так я всех виновных в выгребной яме утоплю! Я с капитаном порта уже поговорил на этот счет, и с другими личностями тоже. Если матросня и будет буянить, то только там, а если иначе, то им конец. Я никому не позволю испортить мне день рожденья!    - Только символически, один раз в знак уважения, и больше не предлагать, понятно? - предупредил я синдика гильдии кожемяк, который именно из-за своей тяги к приключениям, а точнее желания изредка подраться, и работает до сих пор сутки через шесть мобилизованным стражником от своего трудового общества.    - Договорились, - обрадовался Оргин, - Саина, неси живо выпивку для аничей! Я помню, как они мне жизнь спасли два года назад!    Мы в этом и конкретно я не участвовали, я усмехнулся и встал из-за стола. Меня тогда вообще здесь не было. Другой отряд варваров, так нас здесь называют, из клана Горных Волков нес в Гронлине службу, вот волчары и спасли жизнь Оргина.    - За тебя, за твое здоровье, за твою жену и детей, за твои крепкие руки и голову, - произнес я гениальный тост, поддержанный довольным ревом стражников.    А водка здесь слабовата, мы вернулись за свой стол, градусов двадцать пять, не больше. Я привлек внимание Саины и показал на опустевшее блюдо с пирожками. Хоть и слабый напиток, но закусить надо, чем черт не захочет пошутить этой ночью? А если группа быстрого реагирования будет не в форме, то мало всем не покажется, в первую очередь мне. Такова уж наша работа - быть почти последним заслоном между серьезными неприятностями и спокойствием в Гронлине, а если и мы не справимся, то гвардия и армия вперед. Такая или почти такая работа у всех аничей. Трудно жить в заснеженных горах впроголодь. Вот и спускаются постоянно на равнины отряды воинов-горцев для выполнения заключенных малым Советом Кланов аничей годичных или на меньший срок контрактов. А пирожки здесь пекут знатные.    - Благодарю, Саина.    Больше года нельзя нам находиться вне родных отрогов и скал, вернее, больше полутора лет. Сдохнем, если не употребить воду Матери. Я не знаю, что за мутация и почему произошла несколько сотен лет назад в Полуденных горах, но все жители в данной местности, которые раньше ничем не отличались от остальных людей, приобрели зеленоватый оттенок кожи, отличное здоровье, громадную силу, великолепную реакцию и еще кое-что по мелочи. Например, неплохое зрение ночью. Взамен люди оказались в своеобразной тюрьме, покинуть которую можно только на ограниченный срок. Приехал после увольнительной, так будь добр пробыть в Полуденных горах в три раза больше времени, чем ты в них отсутствовал. Я представляю себе, что творилось у горцев после Пятидневной Лихорадки, но шло время, и все наладилось. Этому немало помогли два обстоятельства.    Первое - близкие и дальние соседи начали понимать выгоду от найма на кратковременную службу воинов из народа аничей. Сильные, ловкие, быстрые и даже верные! А что им еще оставалось делать? Свернет одна личность или целый отряд на кривую дорожку, так твои родичи, и не только они, серьезно получат по шапке. Контракт нарушил один аничь или аничи, а что теперь ждать от остальных, стоит ли вообще нанимать этих варваров на службу? И не только из этого клана, а вообще! После пары случаев некорректного исполнения контрактов воинами нескольких кланов все старейшины, все вожди аничей собрались на толковище и выработали местную конституцию. Нарушил контракт один воин - виноват весь клан, отвечаете жизнью или чем получится. Виноват клан - виноват весь народ аничей и последующая компенсация, если клан предателей не смог возместить заказчику весь физический и моральный ущерб, ложится на него. Все контракты на наемников заключаются Малым Советом Кланов, который работает с многочисленными заказчиками почти напрямую. В него входят представители семи сильнейших и семи слабейших кланов. Решение принимается простым большинством, а распределение заказов начинается со слабейших. Можете справиться - берите, нет - лучше не прыгайте, ждите куска по своим зубам. Раз в десять лет Малый Совет отчитывается перед Большим Советом, в который входят все вожди народа аничей, о проделанной им работе, а далее следуют перевыборы. Такая простая схема получилась на редкость удачной и уже не одно столетие доказывает свою эффективность. Прямо как забугорная процедура драфта и всего остального. Главное - не кратковременная прибыль одного клуба, а повышение общего дохода всей системы. Через пару десятков лет после мутации все мужские профессии кроме одной, кроме профессии наемника, в Полуденных горах были благополучно забыты. Вот так и сформировалась нация лучших воинов этого мира.    А второе обстоятельство и есть вода Матери. Так называется эта жидкость, позволяющая аничу десятилетиями не появляться в родных горах, выпил пол-литра и еще годик можешь гулять. Пей водичку, пей, но не более десяти раз за всю свою жизнь, иначе умрешь. Получается водичка Матери просто. Набираешь воды в любую посуду, ставишь у подножия самой высокой горы в регионе и ждешь обычно неделю две или три. Как зазеленела жидкость и стала вязкой - значит, это теперь не обычная вода, а вода Матери, так называется эта гора. Вроде хорошо, бери - не хочу, но тут тоже есть свои ограничения. Возьми хоть цистерну с собой при покидании Полуденных гор, все равно вода Матери через тот же срок, недели две или три, станет обычной чистой водой из горного ручья. Только сильные шаманы могут хранить это зелье годами, но в небольшом объеме. Станк, шаман отряда Снежных Крыс, считается одним из сильнейших мастеров своего дела, и то не может хранить больше шести литров воды Матери, но этого количества вполне хватает на год для представительства Малого Совета кланов в королевстве Торкана.    Станк, я покачал головой, до сих пор он меня изредка третирует, а я только посмеиваюсь. Когда Рит и Гаст, стоявшие на часах, охраняющие покой спящих родичей, услышали перед самым рассветом звуки отдаленного боя. Когда ребята по врожденному любопытству, предупредив дежурного, отправились посмотреть на происходящее и вернулись вместе со мной, то этот нехороший человек не поверил, что я являюсь аничем. Во-первых, клан Ворона всегда был очень малочисленным и за последние лет пятьдесят не взял ни одного заказа. Им предлагали даже самые выгодные вроде представительской охраны богатых людей, ничего делать не нужно, ты просто стой себе на месте и все - отказывались! Все остальные аничи крутили пальцами у виска и хмуро обзывали воронов гнилыми интеллигентами. Они нас позорят, яйцеголовые, все им тонкие материи подавай, умникам-шаманам, а не открытый бой грудь в грудь. А во-вторых, я был слишком белоснежным для анича и притом еще почему-то живой и весьма резвый, хотя все знают, что здоровье, сила, ловкость и продолжительность жизни горца напрямую связаны с цветом его кожи, вернее, отражаются на цвете кожи. Аргументы ребят, что положить двенадцать человек может только аничь, разбивались о стену подозрительности шамана. Мало ли кто себе татуировку клановую сдуру может сделать, не имея на нее никаких прав? Да, все наши соседи знают, что если любой аничь услышит о подобном, то секир-башка подозреваемому покажется благом, но вдруг эта Белоснежка совсем тупая? Прикидывается, что память потерял, языка нашего моя твоя не понимай, а давайте его проверим. Пусть выпьет воду Матери. Судя по цвету его кожи, он уже лет десять как не был в Полуденных горах и лет восемь с половиной как умер. Если он аничь, то выживет, а если не аничь, а самозванец, кем он наверняка и является, то загнется. Это проверено давно, несколько столетий назад много было желающих стать суперменами, всеми правдами и неправдами покупали и воровали воду Матери, селились в отдаленных долинах Полуденных гор, просто так надоели, что словами не описать. Никто из этих безумцев не выжил, а убирать тела кто должен был тогда? Да наши предки, пока не пригласили всех желающих пополнить ряды комиксов и не продемонстрировали им на добровольцах действие воды Матери. А сколько было слухов, что это наши предки убивают непрошеных гостей, дабы сохранить свою монополию на лучших воинов этого мира.    Все аргументы о стоимости и важности воды Матери шаман Станк отвергал: это мое, и для самозванца мне ничего не жалко. Я оказался честным аничем, странным, низкорослым, и кожа у меня после употребления жидкости стала только чуть-чуть зеленоватой, а не травяного цвета, как у приличного и уважающего себя горца. Наверняка я мутант, выведенный этими Воронами, только зря воду Матери на тебя перевел. Впрочем, что еще ждать от этих яйцеголовых не от мира сего ненормальных. Только вред от них, а пользы с гулькин нос. На все брюзжание шамана я отвечал в стиле "сам дурак". Твоя вина, а не кого-то еще. Утрись и забудь, а лучше давай в очередной раз наливай мне настойку, чтобы я вспомнил свое прошлое. Уже раз двадцать я эту гадость пил, ничего не вышло, но может быть, что в этот раз получится. Шаман ворчал, но наливал. Я пил, ложился спать, просыпался и опять не мог составить полное представление о своем последнем вечере и ночи на Земле. А ведь я еще один раз общался с этим негодяем Арагорном, а о чем был разговор между нами, не помню. Все подернуто зыбкой пеленой тумана.    Тем более я не мог вспомнить о прошлой жизни своего нынешнего тела. Единственное, что я однажды увидел - это громадную пещеру, трех стариков и какой-то меч. Все! Это явно было связано с миссией ворона, это явно было связано с его убийством, но что конкретно?! Кстати, Станку тоже это было интересно, а я его ничем обрадовать не мог. Казалось бы, что может быть проще - вернуться в горы, найти этот клан Ворона и рассказать о себе правду. Ага, а потом что со мной будет? Этот Арагорн вроде обещал мне возвращение, но на каких условиях? Не помню. Поэтому я и посещаю почти каждый день шамана, поэтому я и пасусь постоянно в местной библиотеке. Насчет сверхспособностей этот негодяй меня не обманул. Язык аничей я выучил недели за две, еще через неделю я разговаривал на нем без всякого акцента. Две недели ушло у меня на изучение языка и письменности королевства Торкана. Месяц я потратил на секровский, анорский, литорский и шатский диалекты торканского языка, раньше бывшего единым для этого материка, раньше бывшего одним языком для всех жителей Империи Торк. Империи, занимавшей всю территорию нынешних пяти королевств.    Кстати, шаман в своих экспериментах шел мне навстречу потому, что считал мои успехи в языковедении частичным пробуждением моей памяти. Оказывается, я знал эти языки раньше и только поэтому так быстро смог их изучить, то есть... вспомнить. "Уж не шпион ли ты? - временами спрашивали его глаза. - А если шпион, то что именно тебя интересовало?" Как говорится, рад бы был помочь, но не могу. Станк кивал головой и даже верил мне. Основанием для этого служили мои регулярные занятия с аничами на тренировочной площадке. При работе шестопером и щитом у меня особых проблем не возникало. С топором были трудности, пока я не приделал на конец рукояти петлю и не сменил стальной клин на полумесяц секиры. Вот тогда процесс сразу пошел вперед семимильными шагами. Фехтование саперной лопаткой всегда было моей слабостью. А вот с гибридом копья и алебарды у меня ничего не получалось, почти ничего. Небольшие мои навыки вроде сначала штыком, а потом прикладом здесь не проходили. Помучившись с месяц, я просто закинул копье в дальний угол казармы и больше его в руки не брал. Учитывая, что это орудие труда явно было моим, шаман это проверил, то подобная моя неумелость говорила о том, что я не прикидываюсь и действительно с головой у меня большие проблемы.    - Барб, может, еще по одной кружке? - начал канючить Рунг.    Вот навязали мне четырех самых юных крыс, я вздохнул. Попрошайка посматривал то на меня, то на своего брата Ринга, типа а ты что меня не поддерживаешь? Впрочем, я сам виноват. За ту неделю, что мы провели в дороге от места моей встречи с отрядом аничей до Гронлина, я сумел себя зарекомендовать перед шаманом Станком и Кремнем, командиром этой банды шерифов, с самой лучшей стороны. В селениях, в которых мы четыре раза останавливались на ночлег, по девкам, как подавляющее большинство молодых воинов, не бегал, практически не пил, делал только то, что мне скажут, без всякой самодеятельности. Местных жителей мужского пола не задирал, не рубил на спор голову быку, не распевал матерные частушки, не... Короче, вел себя как салага под присмотром дедушек. Не хватало мне еще по незнанию местных правил и обычаев влипнуть во что-то! К концу путешествия Кремнь расписал мне мои же дальнейшие перспективы. Своему земляку крысы помогли, здоровье мое в норме, память не вернулась, да и бог с ней, значит, ничего важного там не было, орудием я владею достойно, лично видел, спокоен, уравновешен, не склонен к необдуманным поступкам, а не хочешь ли ты, мил человек, с нами отрубить годичный контракт? После объяснения специфики порученной отряду задачи я задумался, как ответить согласием, все-таки тогда еще я понимал язык аничей через пень колоду, а про говорильню на нем вообще молчу. Кремнь, видя мои сомнения, тут же накинул мне сверху звание недосержанта, типа пятеркой, считая себя, командовать будешь, оклад идет двойной, начисляется с того момента, когда мы с тобой встретились, что, ты вообще совсем нищий вернешься домой и даже не знаешь, куда именно тебе идти? Подумав над столь щедрым предложением, из офицера морпеха почти сразу в младшие сержанты местного отряда быстрого реагирования или вообще ОМОНа - какой карьерный рост, я тут же согласился кивком. А что мне еще было делать?    Только потом я узнал причины столь поразительной щедрости Кремня. Добычу, что собрали Рит и Гаст на поле моего боя, теперь придется делить на три части, а не на две. Одна мне, одна отряду и одна отходит в общую казну клана Снежной Крысы. При другом варианте половина бы шла мне, а вторая в казну клана Ворона. Обычаи такие у аничей. Но главная причина того, почему Кремнь и Станк хотели, чтобы я остался вместе с ними, была другой. Две трети отряда состояли не из опытных крыс, а крысенышей, впервые вышедших на охоту. Все-таки этот клан был не самым многочисленным, и опытных воинов в нем было мало, а денег вождю, и шаману, да и всем их родичам очень хотелось. Станк даже сам в отряд записался, когда еще будет шанс получить столь денежный и относительно безопасный контракт? Почему сам, а вдруг что-то случится? Так потом сотню лет от грязи не отмоемся! Жаль, что почти все опытные бойцы за месяц до подписания этого контракта ушли на другое дело, кто ж знал, что Барсуки от него откажутся? А тут такой серьезный молодой человек, явно опытный воин, потерявший память, это наверняка знак судьбы. Всю самую глупую молодежь, особенно племянников вождя клана Рунга, Ринга и Рита, и сына шамана Гаста ему под командование. А то одни утром уходят на едва слышимые звуки схватки, а другие постоянно ночью из лагеря исчезают.    Я тогда только посмеялся. Кровь кипит у ребят в жилах, готовы на все, чтобы доказать свое мужество, силу и ловкость, свою полезность клану, что тут сделаешь? Эта Лихорадка не только дала аничам зеленый цвет кожи и некоторые бонусы, не только. Многие кланы вымерли, а те, что умудрились выжить в первое десятилетие, приобрели черты, в какой-то степени присущие их тотему, присущие названию их клана. Барсы осторожны, опасны и любят решать дело одним ударом. Волки свирепы и неутомимы в погоне. Медведи спокойны и добродушны до поры до времени, но потом... А Крысы - это ярость и презрение к собственной смерти. Для крысы самое главное - это стая, а не что-то еще. Да и сами эти снежные крысы, как мне их описали и показали изображение, больше походят на маленьких росомах-недомерков, чем на мышей-переростков. Клану Снежной Крысы полезен контракт, нужен контракт, так возьмем его, а если погибнут молодые воины, выполнив при этом свой долг, значит, судьба у них такая. Стая снежных крыс во время гона сметает все на своем пути, волки спускаются в предгорья задолго до этого момента, барсы забираются на вершины скал, даже медведи уступают путь стае. Зачем связываться с больными на всю голову самоубийцами?    - Барб, я что-то чувствую. - Гаст толкнул меня локтем.    Еще бы ты что-то не чувствовал, сын отрядного шамана. Моя четверка незаметно для окружающих насторожилась и ленивыми движениями проверила свое оружие. Сколько я им талдычу, но до сих пор не отучил от этой глупой привычки. Железки и упряжь нужно проверять в казарме, до выхода из нее, а не где-то еще. Что ты почувствовал, Гаст? Бой как тогда, когда мы познакомились? Ведь, кроме тебя, никто и ничего не заметил. Или что-то другое?    - Тихо, - заорал, вскочив на ноги, Гаст.    Стражники, а кроме них и нас никого из посетителей в трактире не было, моментально замолчали. Никому из горожан не хотелось, чтобы Оргин обвинил его в непочтении, нет, потом, протрезвев, синдик гильдии кожемяк, конечно, будет извиняться, но сделанного им уже не воротишь, поэтому сегодня ночью у Саины было мало работы. Мгновенья текли, но ничего не происходило.    - Гаст, что ты чувствуешь?    - Боль, Барб, - просипел аничь, - сильную людскую боль. Там она. - Рука Гаста указала на восточную стену трактира.    - Все на выход, фонари не забывайте, - скомандовал Оргин своим подчиненным. - Барб, мы пойдем по всем радиальным улицам одновременно сетью к порту, как кто-то из патрулей что-то заметит, так сразу даст сигнал. Так оно быстрее будет.    - Согласен, мы буде...    Едва слышный удар далекого колокола прервал меня. Оргин чуть ли ни на пинках вышиб из трактира последних собутыльников. Похватав копья и щиты, мы бросились вслед за ним.    - Гаст впереди, со мной Рунг и Ринг, Рит сзади. Дистанция между нами метров десять, не больше. Гаст, расстояние между тобой и стражей метров пятьдесят, не меньше. Идем по Центральной улице все время до получения сигнала.    Быстрым шагом мы направились вперед. Хоть подобная ситуация и обговаривалась десятки раз, но повторить указания не помешает. Ну что, первая за все время, проведенное мною в Гронлине, по-настоящему беспокойная ночь? Не считать же таковыми несколько случаев, когда нас вызывали пару раз патрули, которым кто-то или что-то показалось? Как чувствовал, что сегодня будут проблемы. Зря Оргин почти всех стражников Восточного конца пригласил на свое день рождение.    Еще один удар колокола. А может быть, не так все и страшно. До сих пор эта железка работает, ее еще не разбили, может, и ложная серьезная тревога. Все может быть. Через несколько метров параллельно Центральной улице начнет струиться Южная, а еще через двести метров Северная улицы. Они пронизывают Восточный треугольник почти от вершины до самого основания. Десяток мелких то появляющихся, то упирающихся в тупики радиальных улиц по большому счету интересны только грабителям и стражникам. Нет, мы их тоже знаем назубок, но они нас пока не волнуют. Нам нужны основные магистрали Восточного конца и пересекающие их семь Колец - это наш основной маршрут. А уж потом, ориентируясь по сигналу патруля стражников, перейдя с Центральной по одному из Колец до нужной нам улочки или переулка, мы и увидим причину сегодняшнего переполоха.    - Колокол замолчал, видно, сломали, - сообщил мне очевидное Рунг.    Не останавливаясь, я только пожал плечами. Теперь мы будем не одни гулять этой ночью. А мое тревожное кольцо уже нагрелось. Общая тревога для всех, кто сегодня на боевом посту. Хоть слабенькая магия в этом мире, но есть. Сломать один из двенадцати колоколов Крови, находящихся по три штуки на Восточном, Западном, Северном и Южном концах, могут только абсолютно глупые люди или те, кому терять уже нечего. Уничтожишь один, так сразу все остальные поднимают тревогу, и не звоном, а иначе. Сейчас стражники всех четырех концов получают инструкции и покидают трактиры, постели жен или любовниц. Сейчас еще три пятерки аничей, дежурившие этой ночью в других концах Гронлина, уже выдвигаются нам на помощь. Сломать колокол, подающий сразу сигнал, когда в зоне его ответственности пролилась кровь, причем не пара капель, а гораздо больше, является коронным преступлением.    Вот и Северная улица началась, от Центральной до нее по второму Кольцу метров сто пути. Странно, что от стражников нет никакого сигнала, уже треть Восточного конца ими проверенна. Гронлин небольшой, почти идеально круглый город диаметром примерно тысяча триста метров, и около сорока тысяч населения здесь проживает, конечно, без учета Предместья. В обязанности стражников входит знание всех проживающих в своем районе хотя бы в лицо. Верна и обратная ситуация. Особенно хорошо друг друга знают слуги закона и не совсем такие личности. Между ними даже существуют некие негласные договоренности. Одни не зарываются и не наглеют, а то другие могут и палку перегнуть, и не обязательно о хребет наглеца. Кто же будет так хулиганить из своих? Кто это может вообще так хулиганить? Чужие, моряки? Да не похоже на них, Оргина почти все постоянные гости местной акватории знают, обещал в нужнике утопить - ведь так и сделает. Да и капитан порта смотреть сквозь пальцы на беспорядки не будет. Мало того что у него есть свое подразделение охраны порядка, так и власть немереная в разумных пределах у этого чиновника тоже присутствует. Стандартный штраф за участие в беспорядках может выписать владельцу или капитану корабля, и без разницы, сколько матросов с лоханки там участвовало - один или вся команда, прибавляем возмещение материального ущерба в трехкратном размере, так вообще хорошая сумма набегает. А не оплатишь ее в трехдневный срок, так корабль и груз конфискуются.    Резкий свист раздался справа. Мы бегом добрались до пятого Кольца и повернули направо. Свисток поднявшего тревогу патруля не умолкал. Сзади, сбоку и спереди раздавались одиночные сигналы остальных стражников. Ближайшие патрули бросились на подмогу соратникам, а остальные окружали нехорошее место. Тэсс Лоташ великолепно выдрессировал своих подчиненных, научил их не просто азам работы, он воспитал из обывателей гончих псов, он привил им азарт погони и вкус крови.    Южная улица, пятьдесят метров по ней и направо в переулок. Оттуда раздаются нехорошие свистки. Надо поднажать, дьявол знает, что там произошло или происходит, хотя звуков боя не слышно, но это не причина идти вразвалочку и отсутствующих ворон считать.    - Барб, - к моей группе присоединился с двумя стражниками Оргин, - если это местные или морячки, отдай их мне, я покажу, как мне праздник портить! Я им все кости переломаю! В кои веки решил расслабиться вне семьи, а тут эти сволочи такое устроили! Я их...    - Оргин, подожди. - Я затормозил около вызывающего подмогу патруля. - Что тут у вас произошло? - поинтересовался я у старшего тройки стражников. - Прекрати свистеть, всех горожан разбудишь.    - Смотрите. - Стражник прекратил оглашать переливами художественного свиста и посторонился.    - Матерь Божья! - потрясенно пробормотал Оргин и начал осенять себя святым кругом.    Он был не одинок, моя команда тоже присоединилась к нему. Для порядка два раза изобразив круг перед грудью, я присел на корточки. Слова "Матерь Божья" мне как-то в голову не приходили, все больше насквозь нецензурное хотелось сказать, и не одно. Пять трупов, пять окровавленных тел лежали в этом тупичке. Три мужских и два детских. Мальчик и еще раз мальчик.    - Оргин, а что ты телишься? Тессу Лоташу нужно немедленно сообщить, благородные здесь лежат.    - Быть того не может! - изумился кожемяка и приоткрыл окошко своего фонаря.    Еще как может. Луч желтого света, пробежавшийся по телам, подтвердил мою правоту. Зря Оргин это сделал, двое из его наряда тут же решили добавить работы дворникам, но успели выбежать из тупика и склониться над сточной канавой. Судя по более или менее спокойной реакции обнаружившего тела патруля, то свои желудки они уже успели очистить. А вообще, неприятное зрелище. Такое впечатление, что тут поработал мясник, тела прямо-таки разделаны. Похоже, что здесь не убивали, а пытали. Хотя нет, казнили с особой жестокостью. А зачем был разбит колокол Крови?    - Третий колокол разбит? - поинтересовался я у побледневшего, но держащего марку Оргина.    - Да, убийца или убийцы отсюда напрямую направились в порт. Видно, кровью сильно запачкались, если колокол начал звонить постоянно.    - Гаст, запах сможешь взять?    - Попробую, но гарантии дать не могу, я же Крыса, а не Волк или Соболь.    - Веди.    Зря ты мне напомнил об этом, вернее, зря вообще сказал. По договоренности с Кремнем и Станком по всем бумагам я прохожу как Барб из клана Снежной Крысы, а не непонятно кто вселившийся в тело убитого неизвестными личностями непонятного горца из клана Ворона. Остальные аничи посмеялись и потребовали от меня обмытия прибавления в своем клане такого занятного младенца. А бургомистру города так вообще было без разницы. Он хотел получить пятьдесят горцев для городского ОМОНа, а приехала пятьдесят одна личность. Какая разница? Наоборот, даже лучше. В последнее столетие, а особенно в последнее десятилетие, начал ощущаться дефицит аничей на материке Ерсаул. Соседи, которые соседи через океан, тоже хотят заполучить в свои ряды этих отличных воинов. Наглые морды, тут самим не хватает, цены взлетели до небес! Гвардейцы короны, набранные из бедных благородных, уже роптать начинают. Хотят себе такую же оплату труда, как у горцев.    Я усмехнулся, только нас на город пять десятков всего наберется, а гвардейцев, дай бог памяти, сотен восемь.    - Барб, тебе смешно? - тихо поинтересовался Ринг.    - А я должен плакать? Почему? Я видел и не такое, не спрашивайте меня где, все равно ответить не смогу. Если все воспринимать как личное, как свое, то никаких нервов вам не хватит, парни. Умейте разделять работу и свою жизнь. Так будет лучше, так будет легче и вам, и клану Снежной Крысы.    Вот чего я и опасался, чего опасались Кремнь и Станк. Крысеныши впервые почувствовали запах крови и пришли в ярость. Им сейчас хочется на кого-то броситься. Вон даже на меня кое-кто неосознанно попытался наехать. Не получится у вас ничего, и не таких в джунглях строил, когда был советником.    Гаст привел нас к громадным воротам, ведущим на территорию порта. Плохо, я надеялся, что по дороге мы куда-нибудь свернем. Порт, ночь, луна и звездное небо, четырехметровый забор - в местных единицах измерения две сажени, романтика!    - Стучи, если через пять кликов не откроют, перелезаем через ворота, они на полсажени ниже будут, и вообще, чем мы хуже водоплавающих на деревянных корытах?! Им можно пройти за взятку, а нам нельзя без нее?    Гаст усмехнулся и начал вежливо стучать с размаху обухом боевого топора в калитку. Ринг, Рунг и Рит, мешая друг другу, присоединились к соратнику. Сегодня точно что-то будет.       Глава пятая    - Настя, все! Все - это я имею в виду то, что мы с тобой и Галкой все обсудили, и не один раз. Я готова рискнуть, кроме Ромы мне никто не сможет помочь. Мне это колье без Андрея не нужно, оно мне без надобности. Как там Рома, опять никаких улучшений?.. А Галка что делает?.. Насть, ты должна хотя бы на один день в неделю забирать ее из больницы! Она же там корни скоро пустит и лишайником покроется... Нет, только Рома. Я пыталась поговорить с Костей, Сергеем и этим новым идиотом Сашей, все разговоры мне пришлось потом переводить в шутку. Только Рома, и никто другой... Давай, я на связи, пожелай мне успеха и удачи, подружка.    Молодая женщина вышла из машины и с презрением посмотрела на подошедшего к ней громадного мужчину.    - Александр, оставьте меня в покое, в этом учреждении мне ничего не грозит. А может, вы скоро и в туалет вместе со мной ходить будете? Поздравляю, скоро вы узнаете много нового о строении женского тела, и ваши детские фантазии наконец-то осуществятся.    Девушка открыла дверь магазина и зашла внутрь.    - Когда же Арифмометр разведется с этой стервой? - зло бросил телохранитель закурившему сигарету водителю.    - Через полтора года, не раньше, - равнодушно сказал Георгий. - Саша, да ты не напрягайся особо. Воспринимай все происходящее с юмором, как Роман воспринимал.    - Роман, Роман, все время слышу это имя. Гонорейщики его хвалят, шкафы и тени Егора и Андрея Федоровича вообще от него без ума. Если бы он был таким хорошим специалистом, как о нем говорят, то не валялся бы сейчас в коме.    - Заткни еб... Саша. - Водитель отбросил сигарету. - Не нарывайся, не нужно этого делать.    - А то что будет?    - А то будет тебе плохо, не нарывайся, понятно? Ты новенький в нашей организации, Саша. Я не стукач, но если ты попробуешь повторить эти слова в присутствии тех, кто работал с Романом, то получишь по физиономии. А если эти слова услышат Галина или Михалыч, то первая тебя искалечит, а второй уволит. Все ясно?    - Галина, - протянул Александр, - я уже боюсь.    - Дуракам закон не писан, - потянулся водитель, - делай что хочешь, но предупреждаю, если не она, то Виталий, Олег, Костя, Сергей, Алена, Павел, Филипп, да что я всех тебе перечислять буду, короче, не нарывайся. Тебя взяли на место Романа, так работай, имеешь хороший шанс на нормальное будущее, что тебе еще нужно? А если ты еще что-то скажешь не совсем хорошее про Рому, то я сам тебе заряжу в торец.    Телохранитель посмотрел на водителя, имеющего практически такие же габариты, как у него, и тихо хмыкнул. Ибовские курсы проходили все, кто имел отношение к службе охраны ВИП-персон.       - Марк Наумович, - девушка с ярко выраженной внешностью уроженки Красного моря вошла в кабинет, - я дико извиняюсь, но одна чересчур целеустремленная девушка хочет вас видеть. Она без записи, без предварительного согласования, но ее фамилия Проскурина. И я взяла на себя смелость побеспокоить вас.    - Софочка, Ви правильно сделали, что соизволили меня побеспокоить, пригласите эту девушку ко мне. Так же я жду от вас две чашки хорошего чая. Не задерживаетесь.    Старик внимательно смотрел на вошедшую в его кабинет девушку. Смотрел, как она без малейшей тени стеснения уселась в кресло для посетителей и выложила на стол футляр.    - Ви что-то имеете мне предложить, Жанна Кирилловна? Предупреждаю, что я по-мелкому не работаю. Чаю хотите? Прошу вас. - Старик указал на вошедшую с подносом девушку.    - Не откажусь, - сухо улыбнулась посетительница.    - Я хочу оставить это колье в качестве залога, - подождав, пока секретарша или черт знает кто покинула кабинет, продолжила девушка, - и получить от вас, Марк Наумович, приличную сумму денег.    - Ви случайно не ошиблись адресом? На моей скромной лавке надписи "Ломбард" нет. Я не занимаюсь такими вещами. Я только продаю или изредка покупаю понравившиеся мне ювелирные изделия. - Старик даже не прикоснулся к футляру. Его глаза постоянно смотрели на лицо посетительницы.    - Марк Наумович, у всех нас есть свои принципы, которыми изредка можно поступиться, посмотрите на то, что я вам предлагаю. Проявите вежливость к даме, прошу вас.    Старик открыл футляр и пару минут смотрел на его содержимое. Потом хмыкнул и достал колье из бархатного плена.    - Я знаю это изделие, я был одним из трех посредников, через которых оно приобреталось, Жанна Кирилловна. И теперь ви хотите, чтобы я принял его в залог?    - Да, и выплатили мне как минимум две трети его реальной рыночной стоимости. Если в течение года я не верну вам деньги, то это колье будет вашим. Я предполагаю, что это хорошие условия для начинающего ростовщика.    - Ви еще и шутить изволите, Жанна Кирилловна, - позволил себе улыбку старик. - А если ви не вернете мне деньги, что я буду делать с этим украшением вашей прелестной внешности? Продать это колье сейчас трудно, и в любом случае это вызовет неприятные вопросы.    - Отправьте в Голландию, камни распилите и получите свой гешефт.    - Свои деньги я получу в любом случае, - снова улыбнулся старик, - ви чай пейте, Жанна Кирилловна. Изя с Новоспасской распилит эти три камня и огранит полученные булыжники так, что все ювелирных дел мастера в Голландии повесятся от зависти. Я не это имел в виду. Я не хочу иметь конфликтов с господином Проскуриным.    - А вы изготовите высококачественную фальшивку из стразов. Я никому не скажу об этом, это не в моих интересах, и смею надеяться, что не в ваших. Подделка высокого качества должна быть готова через неделю, я заеду за ней, а настоящее колье пусть пока полежит у вас в сейфе. Я думаю, что мы договорились. Кстати, в стоимость сделки входит и кольцо с брильянтом для меня. Если будут вопросы, зачем я к вам приезжала, то на моем пальце должен сверкать ответ.       Секунд тридцать грохотали топоры по калитке, пока чей-то заспанный голос не поинтересовался, какого и кому надо в столь позднее время.    - Патруль аничей Восточного конца, открывай калитку, - сообщил я глуховатому стражнику.    - Не положено ночью.       - Все правильно, Жанна Кирилловна? - поинтересовался старик.    - Да, двести тысяч евро, как мы и договаривались, благодарю вас, красивое кольцо. Я заеду к вам через неделю за копией колье, надеюсь, что по внешнему виду его невозможно будет отличить от настоящего. - Девушка встала и стремительно покинула кабинет.    - Аорон, - тихо сказал старик через пару минут молчания.    Неприметная дверь за спиной старика открылась, и в кабинет зашел молодой парень, отягощенный парой пистолетов, висящих на поясе.    - Что думаешь?    - Ей эти деньги нужны, чтобы отправить Романа в Швейцарию. Там есть хорошая клиника, специализирующаяся на травматических комах. Пять дней назад Жанна Кирилловна узнавала стоимость лечения. Ей объявили сумму в двадцать тысяч за диагностику и стационар. Операция стоит от пятидесяти до ста тысяч евро. Добавим непредвиденные расходы, Жанна Кирилловна едва укладывается в полученную сумму.    - Я тоже так думаю, нужно было дать ей больше, но это колье того не стоит. Аорон, это дело на твоем контроле. Если ей не будет хватать денег на лечение Романа, заплати разницу из какого-нибудь фонда помощи голодающим детям Сомали.    - Марк Наумович, а может, легче было бы все сделать самим напрямую?    - Аорон, у меня есть репутация, и если мои клиенты или партнеры когда-то узнают, что я бескорыстно помогаю больному гою, то она пострадает. А еще хуже будет, если эти, которым я хочу пожелать, причем каждому из них, - их зол вэйнэн аф дайнэ ёрн, начнут копать и узнают о некой сделке, которую мы с Ромой провернули несколько лет назад... Я-то выкручусь, а вот Рому точно убьют. Контролируй все, что касается его.    - Колье? - Аорон посмотрел на футляр.    - Отдашь украшение девушке через неделю и скажешь, что это подделка. Жанна Кирилловна плохо разбирается в камнях, иначе она не хвалила бы так подаренное ей мною кольцо. Почти все гои плохо разбираются в драгоценностях. Займись делом, Аорон.    Старик выпил остывшего чаю, мрачно наблюдая за суетой своей правой руки.    - Ромка, Ромка, я обещал твоему отцу присматривать за тобой, - прошептал Марк Наумович. - Прости старого дурака, не уследил, но когда я узнаю, кто это сделал с тобой...       - Что? Это аничам не положено? - удивился я.    - Все равно не положено. Сейчас пойду за дежурным по порту, пусть он решает.    Я переглянулся с соратниками, это что-то новенькое, аничей ночью должны пускать всюду и везде, кроме зданий магистрата и арсенала по крайней мере, мне так Кремнь говорил. А в королевский дворец нам доступ вообще запрещен в любое время суток. Ладно, подождем, время еще есть. А вообще, странная ситуация в столице. Сам Гронлин - вольный город, и управляет им бургомистр при помощи магистрата, он же нас и нанимает, и мы ему подчиняемся. А сам королевский дворец, расположенный в городе, обладает правом экстерриториальности. Хотя это не моя головная боль. Говорят, вольность городу была пожалована в незапамятные времена, когда судьба династии была на волоске, и только отчаянное сопротивление горожан спасло ее.    - Барб, прошло десять кликов со времени убийства, еще двенадцать-пятнадцать - и я потеряю запах крови, - сказал Гаст.    Ситуация серьезная. Если он потеряет, то никто потом не возьмет, выветрится запах. К дьяволу формальности. Произошло убийство, и кто-то должен ответить за это. Нам за это платят, нас ценят за способность решить почти любую проблему и дают широчайшие полномочья. Получаешь хорошие деньги, власти у тебя выше крыши, почему не справился?    - Перелезай и открой нам калитку.    Ринг и Рунг скрестили руки и присели. Гаст передал копье Риту, оперся сапогом о получившуюся площадку. Толчок, рывок рук аничей вверх, хват крысы за верхний край ворот, и единым махом Гаст перелетел через препятствие правосудию. Возмущенные вопли, пара ударов, лязг засова.    - Прошу, - открыл нам калитку Гаст.    - А эти? - Я показал на парочку валяющихся на брусчатке тел портовых стражников.    - Пытались помешать, - пожал плечами аничь, - пришлось сознания лишить. Я нежно и осторожно, Барб.    Все страннее и страннее. Парочка обычных людей хочет помешать аничу в его блажи физическими методами воздействия. А это что за чудо такое? В сопровождении двух десятков стражников от здания капитанства порта, расположенного недалеко от ворот, к нам бежало расфуфыренное чудо в перьях. Это явно не дежурный, это, скорее всего, сам тесс Навир, здешний главнокомандующий. С ним я лично незнаком, но слишком богато одет чел для простого чиновника. Он ночевал здесь, а не на дому? Интересно девки пляшут. И сзади раздается топот, я обернулся. Оргин сотоварищи тоже решил присоединиться к нам.    - Что вы себе позволяете?! - завопил попугай. - Вы напали на моих людей!    - А почему они нам не открывали калитку? - поинтересовался я.    - По моему распоряжению! По какому праву вы...    - В городе произошло убийство пятерых благородных, - перебил я попугая, - след ведет сюда. И вообще, представьтесь мне! Кто мы такие, вы видите сами.    - Я тесс Навир, капитан порта, - слегка сбавил пыл попугай.    - Почему нас не пускали?    - В порту произошла крупная кража, и до особого распоряжения никто не должен покидать его территорию, а также входить сюда.    - Но ведь кто-то же вошел?    - Сейчас мы это выясним, - заверил меня капитан. - Я лично допрошу стражников, охранявших ворота. Мы все узнаем и только потом...    Я смотрел на разорявшегося попугая, как он стал энергично отдавать распоряжения, как он великолепно тянет время. Хватит!    - Никакого "потом" не будет, тесс Навир. Оргин, - повернулся я к подбежавшему имениннику, - пятерых своих оставь здесь, сам тоже оставайся. Никого не выпускать, впускать только городскую стражу и патрули аничей, всех прибывающих вкратце знакомь с обстановкой. Короче, сам разберешься. - Я подморгнул кожемяке и искоса посмотрел на попугая. - Остальные твои парни с нами.    - Да как вы смее...    - Смею, по поводу моих полномочий можете узнать утром у бургомистра Гронлина. Допрашивайте своих стражников, о результатах сообщите мне, до прибытия тесса Лоташа или иных представителей магистрата главный здесь я. Хотите оспорить, нет? Тогда освободите нам дорогу, или мы сами ее освободим. Ну!    Судя по взглядам, бросаемым в нашу сторону вооруженной портовой братией, последнее, что хотелось им в этой жизни, так это конфликта с нами, жизнь и здоровье дороже. Отстранив пытающегося что-то вякать попугая в сторону, я кивнул Гасту. Портовые, не дожидаясь приказа своего начальства, шустро разбежались в стороны, иного я не ожидал. А теперь побегаем, дьявол, Гаст взял слишком большой темп, городские не отстанут? Я оглянулся на бегу, не должны. Парни крепкие, жиром не обремененные, справятся. А попугай и троица портовых у калитки замешаны, остальные скорее всего нет. Именно поэтому я оставил Оргина у ворот, его авторитетом не задавишь, он сам кого хочешь может построить.    Мы пробегали мимо Т-образных причалов, мимо кабаков и публичных домов, мимо складов и конюшен. Несмотря на позднее время, кое-где еще теплилась жизнь. Морячки - крепкие ребята, гулять начинают едва проснувшись и до сих пор некоторые держатся. Хотя их можно понять, соотношение времени, проведенного на корабле без женщин и почти без выпивки, по отношению к времени, проведенному на суше, примерно равно десять к одному, и это в лучшем случае.    - Стой. - Гаст поднял руку и стал водить головой из стороны в сторону.    - Это здесь? - Я посмотрел на несколько забитых пришвартованными кораблями причалов. Недалеко от ворот, недолго мы побегали.    - Показалось, - недовольно проворчал Гаст, - бежим дальше.    - Что показалось? - принялся я на ходу расспрашивать молодого шамана.    - Как будто след раздваивается, но потом, когда я принюхался, все стало на свои места. Я чуть не спутал один след с другим, чуть время не потерял. Убийца подошел к воде, развернулся и направился дальше. Это здесь, - остановился Гаст около одного из причалов, - он здесь.    - Тулин, обрисуешь мне все? - спросил я у портового амбала из ребят Оргина.    - У малых причалов рыболовные шнеки, у большого пришвартован неф "Дельфин" из Анорского королевства. Загружен был еще четыре дня назад, по слухам, капитан загулял с какой-то благородной, поэтому корабль до сих пор и не отчалил.    Я посмотрел на украшенный доброй сотней фонарей двухмачтовый неф. И не отчалит в ближайшее время. Рыболовам мочить благородных очень надо, да они жить без этого не могут! А Гаст правильно сделал что остановился, не заходя на причал, хорошо Крыс готовят. Диспозиция такая. Справа и слева короткие, метров пятнадцать, не больше, отростки перевернутой буквы Т с пришвартованными шнеками. Сама ножка, метров пятьдесят длиной, уходит в море, и к правой ее скуле прилип довольно большой, по местным меркам, корабль. Метров двадцать пять в длину, восемь в ширину, две мачты с косыми парусами, две надстройки на корме и баке, он же нос. Наверняка присутствуют две палубы и громадный трюм, разделенный перегородками. Экипаж до ста тридцати человек, и как нюанс по правилам на корабле должен быть арсенал, обеспечивающий оружием весь этот сброд. Что-то многовато будет для пяти аничей и десятка стражников в случае оказания экипажем сопротивления досмотру. Тем более что все они морские волки и прекрасно знают свой корабль, а мы - сухопутные крысы, кроме меня. А может, экипаж на берегу зависает, по крайней мере какая-то его часть? Тогда нам будет легче. Что это?    - Тулин, что происходят?    - Сам не понимаю, - признался здоровенный грузчик, - такое впечатление, что корабль готовится выйти из порта с первыми лучами Светила. Странно это.    - Бегом к Оргину, расскажешь ему обо всем. Остальные за мной, быстро! Гаст, сколько еще времени ты можешь чуять кровь?    - Не больше десяти кликов.    Плохо, у нас есть не более пятнадцати минут, за это время нужно проверить весь экипаж. Неуютно мне как-то. Прибыли.    - Эй, на корабле, куда собрались, соленые, да еще и без лоцмана? Ночь на дворе, на мель хотите сесть? Капитана мне позовите.    - А зачем тебе капитан? - поинтересовалась бородатая личность, наблюдающая за процессом поднятия трапа несколькими морячками.    - Разговор к нему есть.    - Поговори со своими друзьями, и будет тебе разговор, - засмеялся бородач. - А лоцман утром и по штормтрапу забраться может. Невелика птица.    Остальные морские волки поддержали его ржач и не прекратили своего занятия. Плохо, высота борта у этого корыта метров шесть, и это только то, что виднеется над водой, не запрыгнешь на верхнюю палубу, прыгалка сломается.    - Что вы хотите? - перегнулась через борт занимательная личность. - Я второй помощник капитана, и все вопросы вы можете решить со мной. Только побыстрее, через сорок кликов рассветет, и мы отходим, и так много времени потеряли.    - Нам необходимо подняться на палубу и провести досмотр корабля.    - Я не могу вам это позволить, таможенники три дня назад уже осматривали весь наш груз, и с тех пор ничего нового в трюм не поступало... Кроме того, вы не являетесь подчиненными тесса Навира, вы городская, а не портовая стража. Что вы вообще здесь делаете?!    В принципе второй помощник прав, всеми вопросами с иностранными, да и местными кораблями занимаются портовые власти.    - Запах крови точно ведет сюда? - поинтересовался я шепотом у Гаста.    Тот кивнул. Плохо, все плохо, но все же нравы здесь проще, чем в моем мире. Не надо подписывать кучу бумажек, не надо согласовывать с начальством, не надо ждать консула в случае возникновения претензий к иностранному экипажу и так далее и тому подобное.    - А если мы договоримся по-хорошему? Нас не интересует груз, нас интересует экипаж и пассажиры. В городе около тридцати пяти кликов назад произошло убийство пяти благородных, и запах крови привел нас сюда. Кроме того, убийцами разбит колокол Крови. Вы знаете, что это значит. А тут еще и ваш поспешный выход в море.    Второй помощник задумался, и матросня перестала зубоскалить, смотря на нас. Коронное преступление не имеет срока давности. Мало того, будут наказывать всех подряд.    - Лоцмана вам никто не даст, - продолжил я. - Более того, если вы попробуете выйти в море без него, то скоро на ваш перехват будут отправлены дромоны королевского флота. Останетесь, так через сорок кликов, с рассветом, здесь будут совершенно другие люди и, не спрашивая вашего разрешения, поднимутся на борт. Мы спешим только потому, что запах крови совсем скоро исчезнет, и найти убийцу или убийц будет затруднительно. Проверять будут тщательно всю команду и всех пассажиров. Вы еще нескоро выйдете в море, если вообще выйдете. Подумайте над этим, только быстро.    - Гаст, сколько у нас кликов осталось? - спросил я соратника.    - Шесть или семь, не больше.    - Сейчас я позову капитана, - сорвался с места второй помощник.    - Ну что, борода, теперь пошутить не хочешь? - поинтересовался я у матроса-зубоскала. - Молчишь - правильно делаешь. Ты лучше скажи нам, кто недавно поднялся на борт, наверняка это убийца.    - Кроме капитана, никто не поднимался, - буркнул бородач. - Мы только его и ждали, чтобы отплыть. Но это не он, вы ошибаетесь. Единственное убийство, на которое способен наш капитан, так это разбить вдребезги женское сердце. Да и поднялся он кликов пятьдесят назад.    - Опустить трап, - раздался крик.    - То поднимай, то опускай, - заворчал бородач. - Вечно из-за него в истории влипаем, давно нужно было отплыть, а он все от юбки отлипнуть не мог.    - Открыть все палубные люки для досмотра, - снова приказал тот же голос.    Первым на неф взлетел Гаст, за ним одной сворой поспешили Ринг, Рунг и Рит. Торопятся крысеныши за кровью, молодые еще, не понимают, что на их век этого добра хватит с избытком.    - Стойте здесь, никого не выпускать, - отдал приказ я стражникам.    Я начал подниматься по трапу, на корабле нам они не нужны. Капитан и команда даже и не думают о противодействии следствию. Наоборот, готовы всемерно помочь. Не хочется им еще неизвестно сколько времени в порту куковать. Я ведь описал абсолютно реальное развитие событий, я даже красок не сгущал.    - Тесс Отран, капитан и владелец этого судна, - встретил меня на верхней палубе парень.    Зачем тень на плетень наводить? Так бы сразу и сказал, что зовут тебя Девичья Погибель. Кого ты хочешь обмануть, красавчик. Да Бред Питт по сравнению с тобой, блондинчик, полная посредственность.    - Барб, - представился я. - Ничего не хотите мне сказать?    - Барб, - окликнул меня с крыши второй надстройки на носу Гаст, не дав капитану сказать ни одного слова, - тут что-то странное. Давай сюда быстрее, пока оно не исчезло.    Я побежал на бак, капитан не отставал от меня. Первая надстройка, трап, вторая надстройка, снова трап, а вот и крыша. Четыре анича столпились около стремительно уменьшавшегося пятна странного цвета. Какая-то тряпка рядом, непонятно.    - Что это такое? - поинтересовался я у Гаста.    - Я только могу предположить, что это лоскут одежды одного из убитых, а это след того, кто ее сюда принес. Принес, положил и исчез. Никаких следов больше я не чувствую.    - Капитан, - повернулся я к стоящему за моей спиной блондинчику, - как вы можете объяснить это?    - Понятия не имею. Я вернулся на корабль до того, как произошло убийство в городе, если вы не ошиблись со временем. Сразу команда начала готовиться к отплытию. Посторонний не мог проникнуть на корабль.    Это точно. Я посмотрел на палубу, по которой сновало около шести десятков матросов. Не то что сложно, невозможно не заметить постороннего. Сотня фонарей, расставленных по бортам и надстройкам нефа, согласно количеству моряков судна, делала задачу незаметного проникновения на корабль невыполнимой. С воздуха закинули? Бред, след шел по земле. Невидимка? Дьявол его знает. Кто это там сапожищами по палубе грохочет?    - Барб, привет, - на крышу надстройки забрался Окир со своим нарядом, - обнаружил убийц?    - Нет.    - Что делать будем?    Я посмотрел на своих парней, на ребят из патруля аничей Северного конца, они первыми из трех групп успели прибежать, и пожал плечами. Что тут можно сказать? Да ничего. Мы свое дело сделали, даже пересделали! Маршрут преступника или преступников проследили, а дальше пусть ломают себе головы компетентные органы.    - Пошли отсюда, ребята, нам тут делать нечего. Пускай тесс Лоташ во всем разбирается.    - А я смогу отплыть на рассвете? - спросил капитан.    - Сможете, только неизвестно когда, - обнадежил я красавчика. - Капитан, Ваш корабль будут проверять особенно тщательно и в первую очередь. Мало того, наверняка на несколько дней порт будет закрыт.    - Но как же так?! Мне срочно необходимо отплыть!    - Вопрос не ко мне.    - А вот и Таш со своими пожаловал. - Окир пихнул меня в бок и показал головой на пирс.    Да, ребята с Южного конца проиграли забег патрулю Окира. Сегодня вечером их будут подначивать все кому не лень. А что это красавчик так побледнел? То ему нужно срочно отплыть, то его обыск пугает, контрабандой капитан занимается? Так за борт ее, пока есть время. Скоро народу на этом кораблике будет гораздо больше положенного.    - Могу я с вами поговорить. - Капитан умоляюще посмотрел на меня.    Я хмыкнул и переглянулся с Окиром, который закончил объяснять громким голосом Ташу и его команде, что таким медлительным черепахам на нефе делать нечего. Капитан, похоже, принял меня тут за главного. В принципе верно, на моей территории произошло убийство, и вся прибывающая подмога поступает в мое распоряжение.    - Можете.    - Тогда я прошу вас пройти со мной в мою каюту.    - Ребята, все спускайтесь и ждите меня на пирсе. Пройдемте, капитан.    Кстати, он уже стал называть меня на "Вы". Крепко же его припекло. Обычно дворяне выбирают нейтральную форму общения с аничами. К себе не приравнивают, но и не пытаются опустить до уровня простолюдина, дорого может обойтись. А вообще, странное преступление. Пятеро дворян убиты с особой жестокостью, можно сказать, произошла настоящая расчлененка. Дьявол, и почему расстояние между верхней и нижней палубами нефа такое небольшое! Тут же не больше метра восьмидесяти будет, как мне идти с моими габаритами? А этот капитан чем думал, когда приглашал меня к себе в гости? Что мне приятно передвигаться полусогнувшись? Надеюсь, что в его парадизе потолок выше. А вот и он. Дьявол, я ошибся, хорошо, что на моей тыкве легкий шлем, а то шишка была бы обеспечена, здесь такая же высота потолка.    - Присаживайтесь, Барб. - Капитан указал мне на диван и закрыл дверь.    Правильно, в эти кресла я при всем своем желании не помещусь. Я с удовольствием развалился на диване и наконец-то смог разогнуться. Ну, что ты мне хочешь сказать?    - Скажите, Барб, моему кораблю можно каким-то образом избежать досмотра?    - Нет.    - А Вы бы не могли мне в этом помочь? Ведь в порту Вы же главный.    Похоже, что красавчик чего-то не понимает. Придется объяснить подробно.    - Капитан, Вы забыли добавить слово "сейчас". Да, именно сейчас в порту я главный, все прибывающие или уже прибывшие воины переходят под мое командование, но только до рассвета. Когда поднимется Светило или чуть позже, придут люди из магистрата, а может быть, и из королевского Приказа, все-таки убиты дворяне, и вся моя немаленькая на этот момент власть закончится. Вашему кораблю не избежать тщательного досмотра, а Вам, Вашей команде и Вашим пассажирам допросов. О чем Вы волнуетесь? Я уверен, что Вы непричастны к убийству, скажите, и, возможно, я смогу Вам помочь, не обещаю, но постараюсь. А вообще, вы странно себя ведете, нам Вы готовы были полностью показать свой корабль, а другим опасаетесь. К чему все это?    - Лора, выходи, - печально вздохнул красавчик. - Я никогда не слышал, чтобы аничи занимались розыском похищенных девиц, а вот другие...    Вот это номер! Узорчатый полог, отделяющий кровать капитана от остальной части каюты, откинулся в сторону, и моим глазам предстала красивая юная девушка. Да тут любовь и киднеппинг одновременно. Ай да капитан, ай да сукин сын. Так вот почему корабль до сих пор не отправился в плавание. Ромео ждал удобного момента, чтобы похитить свою Джульетту.    - Ее отец не хотел давать свое согласие на наш брак, и Лора согласилась бежать со мной.    - Это Вас прикрывал капитан порта? Из-за Вас он не хотел никого пускать на вверенную ему территорию?    - Да. - Красавчик снова вздохнул. - Я опасался погони и попросил тесса Навира помочь нам. Он дальний родственник Лоры и не отказал нам.    Вот дьявол! А я думал, что тесс Навир связан с убийцами. Хотя связан - это слишком громкое слово. Получил барашка в бумажке, и все. Кто же его будет во все посвящать? Да и ему, можно подумать, нужны подробности. Тогда как убийца проникнул в порт?    - Почему след крови привел на Ваш корабль?    Влюбленные синхронно пожали плечами. Нет, так дело не пойдет. Думать вам надо, вам это нужно, а не мне. На твой корабль, красавчик, подкинули улику, а не мне под кровать.    - Значит так, я буду в порту главным до рассвета, за это время мне нужно найти убийцу или убийц, только тогда никакого досмотра Вашего корабля не будет, порт закрыт не будет, и с первыми лучами Светила вы покинете Гронлин. Думайте, тесс и теса, кто мог подложить вам такую свинью. Это ведь личные счеты, а не что-то другое. Думайте, время у вас ограничено.    - Может быть, - неуверенно начала Лора, - тэсс Харод как-то в этом замешан? Отец благосклонно отнесся к его желанию стать моим мужем, а когда я отказалась выходить за Харода, то тот пришел в ярость и пообещал отомстить.    - Он дважды вызывал меня на дуэль, и оба раза я его ранил, - заметил красавчик, когда я посмотрел на него. - Тесс Харод - капитан нефа "Альбатрос", он только вчера пришел в Гронлин. Убить исподтишка он может, но коронное преступление... Да у него духу не хватит!    - Может, кто-то еще? - спросил я у влюбленных. - Не спешите с ответом, подумайте. Может быть, мужья-рогоносцы обиделись, во всяком случае кто-то из них?    - Нет, - твердо сказал красавчик. - Я так уверенно говорю не потому, что здесь Лора. Я никогда не связывался с замужними женщинами. Это мой принцип.       "Альбатрос" оказался почти точной копией "Дельфина" капитана Отрана. Ничего необычного, неф - самый распространенный здесь тип военно-грузовых кораблей.    - Гаст, ты место узнаешь? - Я указал на причал.    - А то нет, здесь меня смутил запах крови. Барб, значит, убийца пробрался на корабль, а потом вышел и побежал по пристани к нефу этого Отрана.    - Ошибка - не пробрался на корабль, а зашел, как к себе домой. Наверно, у него были на это причины. Таш? - Я посмотрел на подбежавшего ко мне анича.    - Капитан порта готов оказать нам содействие.    - Разве? - Я демонстративно не смотрел на запыхавшегося павлина.    - Тесс Барб, - капитан порта дал своим людям знак отойти, - я приношу Вам свои извинения. На мгновение я подумал, что Вы пришли за моей троюродной племянницей, отец Лоры влиятельный в магистрате человек, только поэтому первый клик нашего с Вами общения был именно таким. Я сделаю все, чтобы помочь Вам найти убийцу, это и в моих интересах. Корабль капитана Отрана должен уйти с рассветом из порта, иначе мою племянницу вернут домой.    Я уже тесс, ну надо же! Такими темпами я скоро Его Величеством стану. А павлин выглядит не то чтобы уж сильно виноватым, но смущенный внешний вид имеет. Ясненько, пытается вину свою как-то загладить, ведь если я начну жаловаться на капитана порта всем подряд желающим послушать, то он отгребет по самое не могу.    - А Вы сами проблем не получите в связи с Вашим участием в побеге Лоры из родного дома? Ведь это уже не скроешь ни при каких обстоятельствах.    - Я - нет, особенно если окажу Вам помощь в поимке преступника. Повторю - найти его в моих же интересах.    - Как убийца смог проникнуть на территорию порта?    - Я поговорил с охранявшими ворота своими людьми. Клянутся, что никого не выпускали и не впускали, но врут. Я долго работаю капитаном порта, и меня трудно обвести вокруг пальца. Видно, им много заплатили, если они осмелились нарушить мое прямое указание...    - И занялись привычной работой, которую в эту ночь глупый начальник почему-то приказал не выполнять, - подхватил я тесса Навира.    - Да, - ничуть не смущаясь, подтвердил капитан порта, - обычно я закрываю глаза на мелкие нарушения. Это все-таки порт, обстановка тут своеобразная. Лучше пусть берут мзду за это, чем за что-то серьезное.    - Это Ваши дела, и нас они совсем не касаются. Тесс Навир, нужно быстро, до рассвета, найти убийцу. Может быть, он скрывается на нефе "Альбатрос". Доказательств у меня никаких нет, запах крови уже выветрился. Поэтому придется Вам и Вашим людям максимально тщательно провести досмотр этого судна, а мы тем временем будем давить морально на капитана, его помощников, матросов, на всех, кто находится на этом нефе. Согласны с этим?    - Да, для этого я и привел сюда своих подчиненных.    - Действуйте.    Я посмотрел на выдвигающийся к нефу отряд, состоящий из десятка местных стражников, трех чернильных душ и капитана порта. А что у меня под рукой: мои люди, патрули Таша, Окира и Гронада, успел прибежать в порт дежурный наряд аничей с Западного конца и восемь десятков городских стражников.    - Оргин, перекрой со своими людьми этот и два близлежащих причала, задача та же самая - никто не должен покинуть данное место и никто не должен сюда попасть.    - Сделаю, Барб. - Именинник начал отдавать распоряжения как своим, так и прибывшим в порт стражникам Южного и Северного концов.    - Окир, кажется, что у тесса Навира возникли проблемы с попаданием на борт "Альбатроса", реши их. Это хамство - не пускать столь высокое начальство на корабль.    Короткий рык Окира - и пятерка аничей побежала выяснять причины такого возмутительного поведения водоплавающих. Трап опущен, капитан порта в своем праве, он вообще может арестовать до выяснения всего, что ему вздумается, эту посудину, а если тесса Навира сильно разозлить, то он может докопаться до столба и груз конфисковать в придачу.    - Барб, а если убийца не на "Альбатросе"? - поинтересовался введенный Ташем в курс дела Гронад.    - Пойдемте на корабль. - Я проводил взглядом тело вахтенного, запущенного Окиром по высокой дуге в море, - первый пошел. - Если я ошибся, Гронад, то ничего страшного в этом нет, - стал объяснять я на ходу. - Ту троицу стражников порта, что дежурила сегодня ночью у ворот, будут допрашивать с особым пристрастием и выяснят у них все. Кто, куда, когда и зачем проходил.    Второй вахтенный стал изображать из себя альбатроса, а следом за ним и третий.    - Просто девчонку и парня жалко, второй раз у капитана Отрана такой трюк вряд ли получится. А Лору вернут домой уже к вечеру, если не раньше, и все, для нее все. Сама себя и своих родных бегством опозорила, будут держать под замком, и нормального мужа теперь ей не иметь. В лучшем случае насильно выдадут замуж за кого-то, в чью сторону ее отец раньше бы и не посмотрел, а в худшем отправят в монастырь постриг принимать.    Четвертый вахтенный пошел, что-то Окир разбушевался, наверняка ему сказали нечто грубое и в нецензурной форме. Зря водоплавающие заняли такую позицию. Вон тесс Навир со своей бандой все равно поднялся на борт "Альбатроса", стоило ли так себя вести?    - Главное мы уже сделали, Гронад, убийца находится в порту.    - Да, не ожидал он, что у тебя в патруле шаман будет, - рассмеялся Таш. - Если бы не Гаст, то сейчас бы все мы перетряхивали Восточный конец, а не порт.    - Да какой я шаман, - отмахнулся Гаст. - Отец показал мне несколько фокусов, и все. Да и я при любом удобном случае из дому сбегал сталью с ребятами позвенеть. Воин я, а не шаман.    - Ты это скажи тому, кого выследил, - совершенно серьезно заметил Гронад.    А вот и трап. Нескольких секунд хватило, чтобы пятнадцать аничей присоединились к уже хозяйничающей на корабле пятерке Окира. Все люки на верхней палубе были открыты, и опытные в подобных делах подчиненные тесса Навира уже приступили к вселенскому шмону. Эти ребята, а особенно герои чернильницы и пера знают, где и что можно спрятать. Вряд ли они пропустят хоть один тайник, не теперь, когда их начальник лично заинтересован в результате и стоит над душой. Не получится у капитана Харода ручку портовым позолотить, дабы вызвать временную слепоту. А вот и он. Что-то пытается объяснить тессу Навиру, мол, он тут вообще транзитом пробегал, только за свежей водой и едой в порт зашел. Ничего не грузил и не выгружал, за что такой шмон? Кому он там пожалуется? Даже так, даже самому! Пора нам работать, а то этот капитан скоро договорится до того, что в небесную канцелярию жалобу напишет.    - Ребята, работаем, - дал я отмашку аничам.    В принципе насчет небесной канцелярии мысль здравая, только отправлять капитана Харода туда пока не за что. Пока, но это наверняка ненадолго. Глазки мне его не нравятся, слишком шустро бегают по сторонам. Так, а что я стою на верхней палубе нефа, как тополь на Плющихе? Ребята уже давно работают, вон как порыкивают на высыпавшую на палубу матросню, лезут во все отверстия, изображают из себя беспредельщиков, пинки временами отвешивают особо непонятливым. Короче, мы знаем, что вы все и во всем виноваты, сознавайтесь, а то хуже будет. А Рит что делает?! Стоит рядом с тессом Навиром и тессом Хародом и демонстративно чистит кинжалом ногти, а на лице такое выражение, что на месте капитана "Альбатроса" я бы давно написал явку с повинной. Скоро рассвет, вернее, уже рассветает, через люк по трапу я скользнул на нижнюю палубу, отвесил затрещину подвернувшемуся под руку матросу, надо спешить. Бургомистр просыпается, тесс Лоташ, начальник стражи города, уже наверняка направляется в порт, а как он прибудет, что это за люк, так маски-шоу придется прекращать. Странно, заперто.    - Фуцел, - окликнул я одного находившегося неподалеку матроса, - да, да, я к тебе обращаюсь. Почему заперто? С первого раза команда открыть все люки и двери не доходит?    - Так приказали только люки верхней палубы открыть, а люки нижней, дающие доступ к трюму, пока оставить на замке.    В принципе все правильно, не подумал я. Сейчас таможня закончит шмон одной половины корабля, а потом примется за вторую. Не подумал, а кто в этом виноват? Конечно же, матрос, я ведь не могу ошибаться!    - Что ты сказал, ты это мне сказал?! - вкрадчиво предположил я.    - Вввам.    - Открыть немедленно, - взревел я, - посмотрю, а ты потом закроешь. Ты еще стоишь на месте?    Просоленный бочком подобрался ко мне и стал снимать запоры с люка. А что я там увижу, так дьявол его знает. Не разгибаясь, я прошелся по коридору и снял один из масляных светильников. В принципе я неплохо вижу в темноте, как и все аничи, но света много не бывает.    - Готово. - Просоленный откинул крышку люка.    Теперь мне надо посмотреть, рявкнуть пару раз на соленого и отправиться дальше, изображая из себя невесть кого. Зачем мешать работе портовых профессионалов? Я присел на корточки и глянул вниз, трюм он и есть трюм. Какие-то мешки, бочки, крысы наверняка здесь тоже водятся. Что так на верхней палубе Окир стал разоряться?    - Что это? - не оборачиваясь, спросил я.    - Продовольственный склад, на нем солонина, мука, ром, специи, - начал перечислять соленый.    Я был прав, крысы тоже здесь присутствуют, попрятались, гаденыши, когда я светильник в проем люка опустил. А это что такое? Не обращая внимания на продолжавшего перечисление списка продуктов матроса, я опустил светильник еще ниже.    - Барб, - где-то на верхней палубе крикнул Окир. - Барб, иди сюда на один клик, поговорить надо.    - Сейчас!    Что же это такое? Дьявол, плохо видно, тусклый свет светильника только мешает мне рассмотреть странный для этого места предмет. Ящик это или что? Нет, скорее всего ларец. А что он делает здесь, в этом заповеднике для грызунов?    - Где трап, соленый?    - По приказу капитана все трапы, позволяющие спуститься с нижней палубы в трюм или подняться оттуда, убраны. Крыс много, а у нас важные пассажиры. - Матрос виновато улыбнулся.    - Барб, да иди же ты сюда! Срочно иди!    - Сейчас подойду. У меня тут что-то интересное!    Ну-ка, ну-ка, что это такое? Удар в спину швырнул меня в проем люка. Дьявол, я приземлился спиной прямо на мешки, повезло. Люк захлопнулся, заскрипели запоры, не очень повезло, зато светильник цел. Сделали меня красиво. Впрочем, сам дурак. На Земле меня в такую примитивную ловушку не поймали бы. Я встал с мешков, не воспринимал все происходящее вокруг меня полностью всерьез и поплатился за это. А ведь ребята что-то почувствовали или обнаружили. Окир и наверняка не только он один собирали всех аничей на верхней палубе. Корабль едва заметно качнуло. А тесс Харод отчаянный человек, из порта решил на рывок уйти. А этот матросик, ведь он не зря около меня крутился, ох как не зря, а как он великолепно изображал свой страх перед грозным, могучим и свирепым аничем, ну я дурак! От киля до потолка здесь примерно метра три с половиной, допрыгнуть при всем своем желании я не смогу, да и какой в этом толк? Сделать пирамиду из мешков, бочек и бочонков? Так люк имеет сантиметров пять толщины, пока его сломаю, на корабле уже все закончится. Что это за ларец?    Я вытащил сундучок из-под мешков и бросил на пол. А теперь погладить его шестопером. Едва слышный лязг стали с верхней палубы донесся до моих ослиных ушей. Вот только кричать ребятам "спасите и помогите" я не буду. Сам вляпался, самому и выбираться положено. Что тут, я присел на корточки, корешки, листики, мешочки с порошками, засушенная человеческая голова размером с кулак, мой кулак, какой-то ошейник, бутылочка, заполненная жидкостью красного цвета. Вот ее я точно открывать и нюхать не буду, короче, рутина, обычный походный набор путешествующего чернокнижника. Я зря в местных библиотеках пропадал все свое свободное время? Меня здесь уже ничего не интересует, пора выбираться. Я нахожусь на носу посудины, если не около первой, так около второй мачты корабля должен быть трап, ведущий на нижнюю палубу. За состоянием крепления мачт, особенно после шторма, следят обязательно. Кстати, он еще выполняет роль основного средства перемещения груза из трюма на палубу или наоборот. Этот трап ни за что убирать не будут.    Я шестопером проломил перегородку этого крысятника, кстати, а вот и они, пара серых мордочек с любопытством уставилась на меня из дальнего угла. Счастливо вам оставаться, я пошел. Оружие в правой руке, светильник в левой. Ого, здесь по всей длине киля идет узкий коридор, а справа и слева от него отсеки для товара и прочего барахла. Выбраться из отсека получилось легче, чем я ожидал. А бой, судя по едва слышным звукам, еще продолжается, странно, разве городские менты не пришли к нам и портовым на помощь? Если так, то парням приходится несладко.    Основание первой мачты, трапа поблизости не наблюдаю, идем дальше. Значит, тессу Хароду удалось отвести корабль от причала - плохо. А интересно, на что он вообще рассчитывает? Какие ставки в этой игре, если капитан "Альбатроса" решился на такое безумие? Лошадки, привет. Бедненькие, осторожно, не наступить на мину органического происхождения, подвесили вас почти под самый потолок. Ничего, потерпите, скоро вас выпустят на свободу, а вот копытами так размахивать не надо, еще заденете меня. Вторая мачта, а за ней и трап, и грузовой люк размерами полтора на три метра. Ну, матросик, поднявшись до середины лестницы, я методично стал обрабатывать шестопером свой путь к свободе, ну, когда ты мне попадешься, то сильно пожалеешь об этом! Пожалеешь, что не проявил героизм и не попытался убить меня. Хотя я тебя понимаю. На мне кожаная броня, стальной шлем, шея тоже защищена, никаких верных гарантий моей немедленной смерти нет. Сам виноват, кто тебе мешал вооружиться нормальной абордажной саблей, а не этим куцым матросским ножом, в большей степени предназначенным для резания веревок? Дьявол, как неудобно пробивать снизу вверх громадный люк стоя на трапе! Но тогда бы я к тебе спиной не повернулся.    Я резко развернулся, а у меня гости. Из-за неприметного закутка выдвинулся человечек, весь закутанный в плащ. Его место жительства в трюме? Да он мазохист! Лошадки своими продуктами отходов жизнедеятельности создали здесь такую атмосферу, что топор можно вешать.    - Доброго утречка, незнакомец, как спалось, как жена, как дети? - вежливо поинтересовался я.    Что-то мне не нравится его молчание, я поднял светильник повыше. Вроде бы обычный чел, но мне как-то неуютно.    - На волю вот хочу выйти, - продолжил я, - вы мне с этим не поможете? Если да, то буду очень признателен. Скучно ведь вам здесь сидеть, а там Светило, свежий воздух, там яблоки и даже персики. Капюшончик-то плаща откиньте, очень вас прошу об этом.    Странно, мою просьбу чел исполнил. Скуластое лицо землистого цвета, запавшие глаза, а вот так мне улыбаться не надо. Лошади же от зависти сдохнут, глядя на такие зубы. А это что такое? Я соскочил с трапа, по телу неизвестного начали бежать волны, его тело стало увеличиваться в размерах, а что происходит с его головой?! Рома, поздравляю, ты попал на химеру, большое спасибо местной библиотеке, я знаю, что это такое, я забежал в коридор, ведущий прямиком к корме, и остановился. Что это за вид почти нечисти, за создание которой умелец и все его родственники до третьего колена отправляются на плаху? Да это же трокус, мне почти повезло, врагу бы такое везение, человекообразное создание, подслеповатое, весьма габаритное, частично уязвимые места: затылок, глаза, горло, пах, брюхо, подмышки, внутренняя поверхность рук и ног. Короче, все места, кроме затылка и глаз, на которых шерсть не так густо растет на теле этой укрупненной гориллы с громадными зубами и когтями. Теперь ясно, кто убил дворян. Шестопер на место, им это создание не совсем удивишь, да и места в коридоре мало для того, чтобы махать этой железякой, а вот короткая секира будет самое то. Петлю на запястье, посмотрим, кто из нас выберется из этого трюма живым. Ну, соленый, ну, я тебе покажу, ты ведь знал о химере, зачем тебе рисковать, когда есть кому меня убивать?    Химере надоело ждать, пока я выберусь на открытое пространство и дам себя спокойно прикончить, - взревев, она бросилась в атаку, милости прошу в тесный, узкий особенно для тебя коридор. Секира заплясала в моей руке, я беспрерывно крутил ею петли и восьмерки, стараясь нанести как можно больше неглубоких, иные не получатся, резаных ран этому существу, авось сдохнет от кровопотери вовремя. Я беспрерывно маленькими шажками отступал по коридору от разъяренной моими укусами химеры. Ярко-красная кровь существа уже весело струилась по его телу и красиво пачкала пол. Коридор, явно слишком узкий для подобной туши, не развернуться, не повернуться, не нормально меня ударить и так далее, за спиной химеры становился шире раза в два. Под взмахами ее лап с треском разлетались перегородки и двери, непрерывный рев уже стал действовать мне на нервы. А что думают мои соратники наверху? Ведь надо быть совсем глухим, чтобы не слышать подобные совсем немузыкальные завывания. А тесс Харод - глупец! Так подставиться из-за банальной ревности. Подкинул бы он улику кому-нибудь другому, и все дело было бы в шоколаде.    Опасность! Двумя громадными прыжками я преодолел открытое пространство, капитан - лентяй, почему не поставил и здесь перегородки, и вновь очутился в коридоре. Обрадованная свободным пространством химера едва не успела меня схватить, получила секирой по черепу, дьявол, больше так делать не стоит, ведь сломать железку можно об этот монолит, и обиженно заверещала. Не следует забывать о том, сталь опять заискрилась в тусклом свете корабельного светильника, что, по моим скромным прикидкам, мое нынешнее тело раза в четыре сильнее родного и процентов на двадцать быстрее. Хорошо изменилась мышечная ткань, связки и кости аничей после Лихорадки. Да и скорость прохождения сигнала по нервным окончаниям существенно возросла. Я на мгновение оглянулся - плохо, через метров шесть коридор заканчивается, и мне станет совсем хорошо. Я промедлил с очередным отступлением и едва не поплатился за это лапа химеры с грохотом снесла перегородку над моей головой, хоть присесть успел, я отскочил назад, и то хлеб. Зато полумесяц секиры ударом снизу вверх располосовал подмышку существа. А я думал, что громче кричать нельзя, ошибался. Ром, думай, что делать, а то просоленный не увидит тебя больше, вот он огорчится подобному развитию событий. Я максимально взвинтил темп работы с секирой, нечего больше силы экономить, если не завалю химеру в коридоре, то они мне больше не пригодятся. Думай, Рома, думай! Удар снизу вверх секирой хорошо прошел, кровь существа просто хлынула сплошным потоком, повторить его, а куда?       - Окир, - вытирая меч, Таш подошел к соратнику, - ты слышишь эти звуки?    - Слышу, капитана ко мне, я из него душу вытрясу, если он мне не скажет, кто находится в трюме. Если среди его пассажиров был чернокнижник, то что может быть там?    - А где Барб? - спросил подошедший Гронад. - Во время схватки я его не видел, а он не трус и ни за что не пропустил бы этот бой. Не такой он, он аничь, он воин.    Три начальника патрулей аничей Западного, Северного и Южного концов переглянулись между собой, и тут сквозь доски двух палуб пробился громкий вой запредельной боли и ненависти.       Не понравилось? Я выдернул секиру из паха химеры и, не разгибаясь, прыгнул спиной назад, падение на пол, не тормозить, перекатившись через плечо, я встал на ноги. Так мне оставалось всего метра полтора коридора, а дальше открытое пространство, мне нужна была идея, и я ее практически получил и почти реализовал, теперь расстояние до открытого пространства гораздо меньше, теперь всего лишь полметра. Ремень секиры с запястья и стальной полумесяц, прокрутившись один раз в воздухе, вонзился в морду существа. Все, я на открытом пространстве среди мешков, рулонов ткани и прочего купеческого добра. Химера вытащила секиру из своей морды и отшвырнула ее в сторону. Зачем так злобно на меня смотреть? Кроме рассеченных губ, носа и брови, других повреждений я не замечаю, крепкие у тебя кости. Ну давай же, давай! Существо повиновалось моей мысленной команде и, в очередной раз взревев, как мне это надоело, сокрушая коридор, кинулось вперед. То, что и требовалось. Обезумевшая от боли и ненависти химера промчалась мимо меня, я привык уступать дорогу тушам весом за четыреста килограмм, врезалась в товар купца и рухнула на мешки и тюки. Быстрее! Шаг вперед, обхватить рукоять шестопера обеими ладонями, прыжок вверх и вперед, и било железяки с размаху опустилось на затылок существа. Пытавшаяся встать на карачки химера рухнула обратно, а сейчас я из твоего затылка сделаю отбивную. Знание - это сила, очередной удар моей железяки втиснул морду существа в рулон с тканью. В который раз в этом убеждаюсь. Удар. Все, пока не узнаю многочисленные подробности обо всем и обо всех, из библиотеки, удар, меня бульдозером не вытащишь. Как хорошо, удар, что этот вид химеры так легко вывести из себя, удар, и она забывает о всякой осторожности, удар. Самое плохое, удар, что и без этой моей безумной эскапады химера, удар, сдохла бы через полчаса или час, удар, слишком серьезно я ее порезал, удар, но такой срок меня не устраивает, удар. Мне хочется жить, удар.       - Химера?! - прошипел Окир. - В трюме твоего корабля находится химера?    Капитан Харод мог только моргать выпученными глазами на посиневшем лице - трудно отвечать разъяренному аничу, когда твои ноги находятся в полуметре от палубы и единственное, о чем ты думаешь, так это о том, чтобы кисть гиганта, сжимающая тебя за горло, его рука, держащая тебя в воздухе, не сжалась еще сильнее.    - Окир, вроде рев прекратился. - Таш дернул за рукав родича. - Надо спускаться в трюм, надо отомстить за Барба.    - Не спеши, Таш, - остановил порыв соратника Гронад, - если Барб мертв, то ему ничем уже не поможешь. Нам нужно подготовиться, а еще лучше - вообще туда не входить. Хватит с нас на сегодня потерь. Если Барб не появится, то, будь моя воля, я бы просто сжег этот корабль со всем содержимым, и все!    - А если он жив, но ранен и не может подняться наверх?    - Тогда мы спустимся в этот проклятый богом трюм, но подготовившись. Гаст, ты пришел в себя? Что ты можешь предложить против химеры?    - Предлагаю подождать моего отца, - прохрипел непривычно бледного цвета аничь, - я ничего не могу предложить и тем более сделать. Станк наверняка будет здесь с клика на клик.    Раздался едва слышный треск, и капитан Харод с переломанной шеей рухнул на палубу.    - Окир, зря ты так с капитаном поступил, - заметил Гронад, - с кем будут разговаривать королевские дознаватели? У кого они будут спрашивать подробности всего произошедшего?    - Чернокнижника и остальных с них хватит. Гронад, из-за него погибли наши родичи! Из-за этого проклятого богом капитана мертв или умирает Барб.       Да когда же ты сдохнешь?! Я уже так устал тебя бить! Только возьму технический перерыв, чтобы дыхание в норму привести, так сразу химера начинает шевелиться и пытается подняться на карачки. Теперь я полностью понял смысл слов "относительно уязвимые места". А если с прыжком и двумя руками железяку держать? Попробуем. Я взмыл в воздух и на приземлении обрушил весь свой вес и шестопер на затылок существа. А теперь еще раз, и еще раз, и еще. Слава богу, лапы химеры задрожали, обмякли, и она затихла. Я пощупал затылок существа, разнесен он знатно, но что-то мне не нравится в том, как это произошло. Все, нужно будет поменять свой шестопер на боевой молот, как у Гронада. С одной стороны, у этого оружия почти такая же железяка, как у моего орудия труда, а с другой - узкий клин сантиметров десять длиной, пробивает все что угодно. Да, жало боевого молота почти всегда застревает в теле врага после удара, но зато какой эффект! А с третьей стороны, прыжок вверх и контрольный удар шестопером по лежащему телу, химеры косяками по Гронлину не рассекают, мне нужно будет подумать, шестопер более универсальное и надежное орудие. Железяка выскользнула из моей ладони. Дьявол, после такой разминки мне нужен отпуск, и желательно на теплом море. Подумаю над сменой своего основного оружия позже. Так, а что это за стон?    Обернувшись, среди всевозможного добра купца или купцов я заметил в углу помещения два интересных свертка. Во время боя я как-то на них внимания не обращал, а если честно, то просто не заметил. Мешковина, в которую запакованы два тела, веревки поверх материи, повязки на лицах, не закрывающие только глаза, лбы и волосы данных гостей трюма. Причем одна пара глаз и все остальное, находящееся выше повязки, мне хорошо знакомо. Кто это такой? Подойдя к одному свертку, я снял повязку с лица и вытащил кляп изо рта юноши. Только этого здесь не хватало. Вернее, именно этого мальчишки. И так все было хорошо, а теперь все будет просто прелестно и замечательно.    - Егор, а ты-то что тут делаешь? Тебе уже надоело химичку доставать, за меня принялся?       Глава шестая    - Какой я тебе Егор, аничь? - откашлялся парень. - Брата моего быстро освободи. И изволь вести себя подобающим образом с принцем...    Твою бога в душу мать и все через таверну пятнадцать раз! Вот занесла меня нелегкая, я попал на принца, я кинжалом освободил от пут первого парня и его брата-бастарда. Какого дьявола они здесь отдыхали? Здесь им медом было намазано? Другое место найти не могли?    - Не кричите пожалуйста, Ваше Высочество, - посоветовал я покрасневшему от возмущения принцу, - Вам подробно все происходящее здесь объяснить или просто в частности? Вы совсем ничего не понимает или только им прикидываетесь? Вставайте оба с пола и не мешайте мне здесь лежать, будьте так любезны. Совсем скоро нас будут спасать, вы не хотите на это посмотреть поближе?    Я с наслаждением рухнул на пол. Как мне хорошо! Буду я еще с этой внезапно нахлынувшей головной болью вежливым! А парней трясет, вся их бравада напускная, а с каким интересом они стараются не смотреть на тело химеры! Да мертва она уже, мертва. А может, это и была моя миссия - спасти ребятишек, и все, задание выполнено и можно до хаты? Тогда почему я еще здесь?    - Как тебя зовут, аничь? - поинтересовался у меня бастард, пока его младший брат продолжал угрожать всем замешанным в похищении ужасным, скорым и неотвратимым королевским гневом. А одному непочтительному аничу в особенности.    Вот с этого и нужно было начинать, а то быстро освободи, веди себя прилично и тому подобное. Я тебе мальчик подобное выслушивать, когда я на ногах не могу нормально стоять? Ром, а ведь не этот парень пытался меня достать, этот вроде нормальный. Да и принц, по слухам, тоже не скотина.    - Барб.    - Граф Атор, - едва уловимый кивок головы, - я благодарю тебя за спасение Его Высочества и себя. Тебя непременно вознаградят за это.    - Я принимаю Вашу благодарность, граф, - приподнял на пару секунд я голову.    Только этого мне не хватало! Как там в поговорке: пошел подальше царский гнев, а в особенности царская любовь и благодарность. И то и другое плохо сказываются на продолжительности жизни отдельно взятого человека, особенно благодарность. Король может меня милостиво похлопать по спине, шубу подарить с царского плеча и забыть через пять минут о моем существовании, а вот другие запомнят и начнут пакостить. Как же я умудрился во все это влезть?! А ребята наконец-то решились подойти к трупу химеры и внимательно ее рассматривают. Вот так и меня будут осматривать компетентные органы. Кто же поверит, что я по горячим следам почти раскрыл преступление и нашел наследника престола. Я был в деле с самого начала, а потом совесть в душе заговорила, или просто банально испугался последствий вот и решил поломать замысел своим сообщникам. Через неделю мотания мне нервов, когда следователи в десятый раз удостоверятся, что я не прикидываюсь, а на самом деле являюсь честным и добропорядочным идиотом, каким и выгляжу на первый взгляд, меня отпустят на свободу, но осадок в душе и запись в личном деле останутся.    Знаем, проходили, как же мне тогда всю душу вымотали! Всей нашей команде нервы потрепали, а если бы не помощь чувствующего свою вину пиджака, то вообще неясно, чем бы все это для нас закончилось. Хотя Ивана Ивановича, как он просил себя называть, после эвакуации мы больше никогда не видели, но в паре моментов чувствовалась его рука. Вообще, я тогда сильно удивился: пиджак, а совесть почти есть и немного про честь офицера помнит.       Командор внимательно осматривал домишко, построенный в колониальном стиле, делать ему больше нечего, да что на него лежа на холме в бинокль глазеть? Все и так ясно: пара автоматчиков, снайпер и пулеметчик на плоской крыше, пост у входа в здание, пара патрулей, раз в полчаса гуляющих по периметру, троица скучающих у гаража лиц, и все. Судя по количеству машин, всего тут находится не больше взвода. Стандартное логово местного воротилы, занимающегося не слишком законными делами. Может, он наркотой увлекается, а может, и чем-то более серьезным, особенно тем, что так любит Де Бирс. Места тут подходящие для разного рода махинаций с ворованными булыжниками. Страна такая, что б ее дьявол стер с карты земли.    - Виски, что думаешь?    - Думать мне по должности не положено, Командор. Я штурмовик и размышлять своей головой не приучен, даешь приказ нам на запад, а ему в другую сторону. - Я искоса посмотрел на сидящего метрах в десяти от нас Ивана Ивановича.    - Заканчивай, Виски.    - Я могу и не начинать, зачем нас вообще сдернули с места? Нет своих специалистов? Сказочками про то, что мы были ближайшей группой к этому месту и что времени совсем нет перекидывать сюда спецов нужного профиля, пусть кормят детишек младшего школьного возраста. Да я никогда в это не поверю, это подстава, Командор, откровенная и гнилая подстава. Мы группа антитеррора, чтобы освобождать возможного заложника, как нам сказали при выходе? А по прибытии выяснилось, что несчастный уже успел умереть, как об этом узнали, оставив врагам документы, которые нам необходимо вернуть. Сейчас пиджак еще даст нам пару ценных указаний, и ты сам все поймешь, если до сих пор не понял. Для чего же он уже минут пять так активно болтает по спутниковому?    - Правильно говорить надо "зачем", Виски, а не "для чего".    - Хорошо, Командор, зачем нас так подставляют, кому мы мешаем? Зачем я, ты, да и все остальные тащили на своей спине десять километров вот это? - Я слегка пнул трубу гранатомета. - Почему нам только что запретили ими пользоваться? Казалось бы, чего проще, мы подбираемся поближе, Глаз смещается вправо, а Джек остается здесь, и по команде они тихо снимают всех снаружи, а потом контролируют периметр и окна. Снайперам нечего делать внутри помещений. В этом двухэтажном здании шестнадцать окон, десять выходят на север, по три на восток и запад. Обрабатываем их из гранатометов, короткий рывок к дому под прикрытием Глаза и Джека, и теперь уже ручные яблоки летят в разбитые проемы, я думаю, что пары гранат в каждую комнату будет достаточно. А потом мы вежливо стучим в выбитую дверь и заходим внутрь. Впереди я, Сивый, Ганс и Белок с поливалками и прочим, - я похлопал по пулемету, - всех, кто остался жив, сметем к дьяволу. Я патронов и гранат жалеть не буду, да и остальные ребята тоже. Ты, Кортик, Чинуша и Балт страхуете нас, работаем двойками, домик вычистим меньше чем за минуту, в чем сложности? Потом одалживаем пару джипов в гараже и ходу отсюда. А нам что предлагают? Запрещено пользоваться оружием, - начал цитировать я пиджака, - которое может нанести непоправимый ущерб необходимым нам документам. А давай мы только ножами будем работать, а может, вообще врукопашную на них пойдем? Какие здесь могут быть важные документы, Командор?!    - Все сказал, выпустил пар? После выполнения твоего плана от дома останутся только горящие руины. Ты еще забыл добавить пару танков для стрельбы прямой наводкой, а почему авиация не задействована, зачем мелочиться? Подсвечиваем дом лазером, и пусть "сушки" запустят по нему несколько ракет класса "воздух-земля".    - Еще я могу кое-что добавить, Командор. Пиджак болтает по спутниковому телефону, который можно засечь как два пальца об асфальт, и это всего в двухстах метрах от цели! Одно это мне уже о многом говорит.    - Он пойдет вместе с нами, он лично будет выгребать документы, ты же знаешь, что нам к ним запрещено прикасаться.    - Не с нами пойдет, а за нашими спинами прятаться будет. Это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Командор, - я опустил руку на нож, - а может быть, он все-таки героически погибнет за Родину при исполнении своего служебного долга, а мы все сделаем так, как привыкли? Всю не успевшую сгореть бухгалтерию возьмем с собой и...    - Совсем ты в этих джунглях озверел, Виски. Пока не будет откровенной подставы, мы Ивана Ивановича не трогаем и тупо выполняем все его приказы.    - Может быть, и озверел, Командор, но не в джунглях, а в саване, и некоторое количество серого вещества у меня все еще работает. При возвращении я подаю рапорт, это мое последнее дело. Надоело, все мне надоело, хочу стать гражданским, а не быть не пойми кем.    - Виски, с таким настроением идти в бой, да ты совсем рехнулся, ты же точно здесь останешься. Что ты так раскис? Заходим, делаем свои дела и быстро уходим.    - Ты командир и тебе решать, а я тебя официально предупреждаю как заместитель, что если будет все плохо, то перед заходом в любую комнату я ее буду прочесывать гранатами.    - И ты, Брут, мне мало видеть кислые рожи ребят?    - А пиджак о чем-то договорился с высоким и наверняка многозвездным руководством, Командор, он к нам направился. Раскрой уши и приготовься удивляться.    - Мы не можем дожидаться ночи, выемку документов нужно провести в течение часа, - порадовал нас подошедший Иван Иванович.    Я даже не стал смотреть на медленно багровеющее от ярости лицо Командора, я просто встал с травы и направился к ребятам. У пиджака такие полномочия, подтвержденные нашими кретинами, что у него и медведь возьмет под козырек и будет добросовестно лезгинку отплясывать.    - Ребята, - тихо начал я, - похоже, что нас принимают за монстров из TRAP. Эти профи так и работают: вылетели на место, увидели и победили, главное, летчика на радостях не забыть с собой взять при возвращении. Только наверху забывают о том, что подготовка у нас несколько другая и вертолетов огневой поддержки вместе с транспортно-десантными у нас нет.       - Виски, все так плохо? - поинтересовался Сивый.    - Атаковать будем днем и скоро, начальство шибко спешит. Тихо, вы, и без сопливых скользко. Мое мнение такое - при возвращении пусть делают со мной что хотят, но умирать здесь я не собираюсь. Я его никому не навязываю, решайте сами.       - Барб, а химера точно мертва? - Парень оторвал меня от грустных воспоминаний.    - Точно, граф Атор, мертвее не бывает.    Мертвее не бывает - это точно. А Ганс, Белок, Кортик и Балт так и остались в том домике, их тела мы забрать не смогли. Они остались - неопознанные наемники, неизвестного происхождения, особых примет не имеющие. Это было гнилое дело, нас не подставили, нас просто цинично использовали, презервативу и то достается более достойная судьба. Были в домике документы, были, но кроме них было еще кое-что. Дело, я грустно усмехнулся, после этого дела все оставшиеся в живых из нашей группы в течение года, соблюдая очередность, подали рапорта и списались на гражданку.    - А когда нас будут спасать?    - Скоро, Ваше Высочество, совсем скоро. Зачистка палуб уже наверняка закончилась, сейчас сформируют ударную группу и полезут в трюм. Скорее всего ждут какого-нибудь волшебника, ребята же не знают, что химера мертва, а лишних потерь им нести не хочется.    - Трусы! - фыркнул принц.    - Зря Вы так, Ваше Высочество, они не трусы, а благоразумные люди. Если химера жива, то следует соблюдать осторожность, а если она мертва, так и спешить незачем. Аничу трудно умереть от потери крови, а о вашем присутствии здесь мои соратники вряд ли догадываются. Ваше Высочество, граф, на этих тюках так удобно лежать, а в ногах правды нет. Ложитесь и попытайтесь угадать, когда именно нас будут спасать от жуткого мертвого чудовища.    Граф рассмеялся, следом за ним изволил улыбнуться и принц. Уже лучше, первоначальный контакт между нами установлен. Поспрашивать их теперь о том, как они здесь очутились? Нет, не буду, не мое это дело, много знаешь - плохо спишь. Даже если местные компетентные органы отстанут от меня быстро, то остаются еще две проблемы. Первая - те, кто все это устроил, могут выйти сухими из воды и наверняка захотят меня отблагодарить несколькими сантиметрами стали в живот. Неприятная перспектива для меня. Есть и еще одна трудность - и так отношения между аничами и гвардейцами далеки от нормальных, и не последнюю роль в этом играет наша зарплата. Это и послужило одной из причин изданного несколько десятков лет указа о запрете на появление аничей в королевской резиденции. Была пара конфликтов, окончившихся смертями, причем с обеих сторон. И что будет теперь, после того как гвардейцы, проворонившие сыновей короля, скоро узнают о том, кто их нашел? Да они наверняка сильно обрадуются этому и станут нашими лучшими друзьями. Даже перестанут за глаза называть нас грязными варварами, а мы их крабами за пристрастие к стальным доспехам. Делать больше нам нечего, как носить на себе эту тяжесть. Попробуй побегать с этими железками по городу за различного рода сомнительными личностями! Чисти доспех постоянно, чтобы ржавчина не завелась, да и стоит он дорого. Кожаный не так уж плох, да и особо не жалко его.    - О, слышите, уже спускаются, так что скоро нас спасут от чудовища. - Я вмешался в разговор пацанов о сравнительных достоинствах и недостатках химер и мантикор.    Братья переглянулись между собой и рассмеялись. Братья, вообще странная ситуация, а впрочем, что тут странного, если девушек здесь выдают замуж в тринадцать-четырнадцать лет? Педофилы необразованные! А потом скорбят по безвременно ушедшим во время родов супругам. Дайте девушкам сформироваться, а только потом занимайтесь с ними всем, чем хотите. Как может нимфетка без хорошего медицинского обслуживания нормально родить и остаться живой? Хотя может, примерно половина умудряются это сделать, но двух первых супруг короля это как-то не задело. Сначала одна жена умерла, король с горя пустился во все тяжкие и через год снова женился, но от новорожденного от одной из вдов-дворянок сына не отказался, дал титул и оставил при себе. Прошло десять месяцев, и вторая жена Его Величества умерла при родах, на этот раз ребенка смогли спасти. Вот так и растут при дворе два сводных брата, бастард и наследник престола, и, судя по слухам, да я и сам это сейчас вижу, они действительно братья. А вот как они уживаются с третьей женой короля, своей мачехой, - это большой вопрос, и я в него лезть не хочу. Слишком много странного в этом похищении. Если парни кому-то мешали, то почему их просто не убили? Я уже один раз не так давно объяснял Жанке особенности криминальной политики - похищать гораздо труднее, чем ликвидировать.    - Барб, ты жив?! - раздался крик где-то в глубине трюма.    - Здесь я, здесь! Химера мертва.    Топот, вот носороги, в наш закуток ворвалась тройка аничей со Станком во главе. Немая сцена. Взгляды Снежных Крыс перебегали с меня на смеющихся мальчишек, а потом на мертвую химеру.    - Его Высочество, граф Атор, позвольте вам представить моих соратников Станка, Окира и Таша, - самым небрежным тоном заметил я. - Эти мужественные воины и этот могучий шаман наверняка спасут нас от всех мертвых химер на свете.    Хохот мальчишек, немая сцена номер два. А все-таки я расспрошу братьев о произошедшем. Любопытство не порок, а средство продления жизни, но потом я про это дело забываю.    - А пока мы поднимаемся, - продолжил я, - расскажите мне о том, как вы вообще здесь очутились.       - Присядьте, тесс, - предложил мне сопровождающий. - Устраивайтесь со всеми удобствами, Его Величество скоро освободится и примет вас.    Под дружелюбными взглядами двух гвардейцев я примостил свою пятую точку на диване. А вы сегодня не просто крабы, вы сегодня крабы под соусом. Какие на вас нарядные праздничные туники красного цвета! Такой соус, чем-то напоминающий по цвету кетчуп, служит основной приправой к здешним блюдам из морепродуктов. Один из гвардейцев скривился, видно, понял значение моего насмешливого взгляда. И не аничи дали вам такую кличку, а местная беднота, которая постоянно питается в порту этими самыми морепродуктами, дешевле еды в городе просто не найдешь. Поэтому гвардейцы редко надевают положенные им по уставу туники, но сегодня положено. Уже неделю в Гронлине идет праздник по поводу счастливого спасения Его Высочества из мерзких лап чернокнижника. Про графа тоже упоминают, но как-то вскользь. Короля не поймет его же свита, если он станет объявлять официальный праздник из-за спасения бастарда.    - Аничь, виноград предназначен для лиц благородного происхождения, - процедил один из гвардейцев, - а ты к ним не относишься, как бы тебя не называли. Тебе вообще здесь не место.    Разве? Внимательно смотря на забияку, я снова отщипнул несколько крупных виноградин с кисти. Диван есть, столик есть, даже поднос с фруктовым ассорти на нем есть, и все это предназначено тем, кто ждет аудиенции у короля. А что ты мне сделаешь, я надкусил персик, гвардеец кардинала? Атос приема ждет у короля. И не просто аничь, а тесс Барб. Как благородный, я могу посещать королевский дворец. И вообще я сюда не напрашивался, очень мне это надо, меня вызвали из казармы, а не я пороги оббивал с просьбами различного рода, в основном земельными и финансовыми. А что ты так набычился? А понял, ты надеешься лопнуть от злости и забрызгать меня своей кровью, краб под соусом?    - Аничь, я...    - Заткнись, - посоветовал я гвардейцу, - я не в настроении выслушивать какого-то нищего дворянчика, который, чтобы прокормить мышей в своем полуразрушенном замке, стал гвардейцем короля. Мне было сказано, что б я устраивался со всеми удобствами, что тебе не понятно? Могу объяснить сегодня вечером подробно и за городом, приходи с двумя своими друзьями, и я тоже приду с двумя.    - Я буду, - пообещал мне побелевший от гнева гвардеец.    Самоубийца, но это его проблемы, а не мои. Одно мое предположение, я взял очередной персик, оказалось правильным. Гвардейцев сначала вые... то есть выстроили, произнесли речь, а потом снова всех построили. Уже неделю как они живут по уставу, никаких увольнительных, никаких попоек. В принципе они не виноваты в произошедшем, но виновные должны быть, и все. На кого еще Тактическая группа эвакуации авиационной техники и спасения экипажей, одно из самых подготовленных специальных подразделений в мире, входящее в состав Корпуса морской пехоты США. монарху изливать свой гнев, на подчиненных тесса Лоташа? Так не за что, мы герои. Капитан порта со своими сотрудниками тоже отмазался, тем более он ранен и до сих пор находится в больнице. Тесс Навир не герой, но где-то близко к этому состоянию, трех своих подчиненных он уволил прямо с утра и чистым стал аки агнец божий. Даже Ромео был поощрен за помощь следствию. Тем утром ему не удалось уйти из порта, но взбешенный отец Джульетты не смог ничего сделать, обвенчали влюбленных в срочном порядке прямо на корабле. Я попросил тесса Лоташа помочь в амурных делах ценнейшему свидетелю, а он мне не отказал в содействии данному процессу. Хороший он мужик, с закидонами, но у кого их нет, но хороший. Ну, а больше всего досталось мне, дворянином сделали в тот же день, теперь я тесс Барб, вот умора! Зря дворянчик вздумал мне показывать свою спесь, не на того напал.    - Барб, ты помнишь правила этикета? - осведомился зашедший в приемную тесс Лоташ.    - Да, но не полностью, тесс, а как происходят дуэли между благородными, подскажите мне? Ведь я парень простой, чуть что, так сразу шестопером по голове без всякого соблюдения приличия и этикета.    - Уже успел, так быстро? - Начальник стражи Гронлина посмотрел на гвардейцев. - Кто из них такой храбрый и глупый?    - Вот этот. - Я ткнул пальцем в правого краба под с


Закрыть ... [X]

Дракоша Женька. Что нашёл? Делись с Дракошей Вышивка лентой одуванчики

Маска для сна своими руками без машинки Маска для сна своими руками без машинки Маска для сна своими руками без машинки Маска для сна своими руками без машинки Маска для сна своими руками без машинки Маска для сна своими руками без машинки