Онлайн библиотека PLAM.RU  


Утраченное звено истории

Введение

Когда, под старость, я решил все–таки узнать, как же получилась «загадочная русская душа», мне пришлось изучить насколько это возможно мировую историю. В процессе этого изучения я все время ловил себя на двух мыслях, главной и производной от главной. Начну с производной:

1. Традиционная история на основе традиционной же хронологии написана, как матрешка русская, сборно–разборная, сделана, одна в другую входит: снимаешь верхнюю, а там еще матрешка, и так почти до бесконечности, все ловко и складно. Когда я познакомился с так называемой новой хронологией, с которой сразу же согласился и чем больше в нее углублялся, тем все более с ней соглашался, у меня вдруг с «матрешками» стали происходить чудеса. Они перестали входить друг в друга. У них появились какие–то углы и выступы, которые не позволяли подобрать ни одной пары, чтобы они подходили друг к другу. Все составляющие забавный русский комплекс матрешки стали независимы друг от друга как гальки на сочинском пляже.

2. Я понял, что «цемент» истории рухнул, но хронология тут ни при чем. История потеряла внутреннюю причинно–следственную связь, совершенно как матрешки. Традиционная история учит, что история началась в Месопотамии и Египте, а Библию написали евреи. Причем, откуда они взялись, эти евреи, неизвестно. Тем не менее, нет страны, где бы они когда–нибудь «не подвергались гонениям». И главная странность состоит в том, что история упоминает о евреях всегда как бы нехотя, когда не упомянуть невозможно, по возможности кратко, не вдаваясь в подробности и не увязывая их с общим историческим ходом. Сперва меня это удивляло, а потом просто начало раздражать, как раздражает следователя проговорившийся в чем–либо потенциальный преступник, напрочь сжимающий челюсти и делающий вид, что следователю просто послышалось.

Основанная на новой хронологии история еще более стала отличаться тем, чтобы по возможности не упоминать евреев, а Носовский с Фоменко даже договорились до того, что «произвели» еврейский народ, несомненный этнос, чисто от профессиональной деятельности, как цыган – от русских ямщиков. Но не могли же евреи приобрести всем известные семитские черты лица от… профессии, не говоря уже о написании Ветхого завета. И здесь я твердо решил, что деятельность евреев, древнейшего народа на Земле, специально замалчивается, чтобы не проговориться ненароком.

Дальше – больше, Морозов с Постниковым «написание» Ветхого завета приурочили к извержению Везувия, туда же «отправили» Содом с Гоморрой, а про евреев – опять ни гу–гу. Вернее, «гу–гу», да и только. И пошла сплошная путаница, даже больше того: евреев вообще попытались убрать из Аравии, с чем я в корне не согласен, хотя и в Палестине им делать совершенно нечего, тут я с «новохронистами» согласен. Ученые «гебраисты» читают без переводчика «исламский» Коран, но о евреях ничего не знают. А «языкознатцы» вообще договорились до того, что создали «афразийское дерево языков», составной «ветвью» которого назначили «семитско–хамитскую, «создали» еще штук десять «ветвей», которые все до единой оказались «семитскими», то есть еврейскими же. Так что никакого «дерева» вовсе не оказалось. А откуда родом евреи, неизвестно. Докопались до самых маленьких народов, живших еще до евреев, как у нас, в России на севере, расписали их по дням и часам лет тысяч так за десять, а до родины евреев никак добраться не могут. Что–то здесь не так, подумал я.

Другая группа «языкознатцев» изобрела «индоевропейскую группу языков», и оказалось, что от Индии до Британии, включая Урал, Малую Азию и Кавказ, — язык практически один, хотя одинаковых слов в этой большой куче языков всего штук десять, самое многое – двадцать. И на всем этом пространстве в полмира, как раз на середине, на Аравийском полуострове, как черт из табакерки «возник» арабский язык, который к «индоевропейской семье», ну, никак не относится. А еврейскую Библию, «возникшую у подножья Везувия», арабы читают без переводчика, но я об этом уже говорил.

К языкознатцам подключились антропологи и немедленно «доказали», что да, есть много общего у «индоевропейской расы», и носы, и глаза у всех есть. Но евреев к ним почему–то не отнесли, вернее, просто не упомянули о них, хотя нет такой страны в дислокации «индоевропейской» расы, где бы евреев, не было, даже больше их там чем, например, арабов. И это тоже странно. Не хотят ученые почти все наук говорить о евреях, да и только. Как будто они «заговоренные». Особенно мне интересным в этом отношении показался Солженицын. Он хотя и упомянул, что евреи в России могли появиться из Хазарского каганата, но вся книга его «про евреев» начинается только от присоединения Польши в 1772 году, дескать, раньше их на Руси было человек десять. А я почитал Словарь Даля и установил, что, чуть ли не треть этого Словаря состоит из слов, произведенных от «гоя» и «изгоя». Это так называли евреи, в том числе и хазарские, нас, русских, притом презрительно. И водку они нам придумали. Но об этом у меня специальная статья есть, и в книге «Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории» — раздел существует. И заметьте опять, ничего этого в официальной истории нет.

Возьмем древнюю торговлю. Это же уму непостижимо. Самая древняя торговля началась прямо с пряностей, перца там, и гвоздики. Как будто Европа не могла без них прожить. Чушь какая. Так нет же, грузили эти пряности на верблюдов и везли их аж с Йемена в Англию, вернее даже из Индии в Йемен судами, а потом уж – на верблюдах. Я сразу и подумал, что одного верблюда в год с пряностями хватит на всех европейских царей, а народ все равно не знал, что такое пряности, ему бы соли раздобыть где. Или «Великий шелковый путь» из Китая в Европу. Что, все европейские крестьяне и ремесленники в шелках ходили, что ли? Они же в шкурах звериных, да в домотканой холстине ходили, на ногах – деревянные колодки или лапти. И опять получается, что на одном верблюде в год шелков на всех царей привезти можно.

Торговля, я думаю, недаром так идиотски обрисована, ведь торговлей как раз и занимались евреи, «торговые племена» с пустынного плато на границе Йемена и Саудовской Аравии. Того Йемена, который еще не был соседом Омана, а занимал все южное побережье Аравии до самой Индии. Вот они откуда, миленькие. Но об этом история молчит, на евреев же – табу. (Подробности – в упомянутой книге и статьях).

С письменностью же – вообще морока. О евреях опять мимоходом упомянули, только в связи с Библией, а буквенную письменность вообще отправили в город Библ, в Финикию, хотя она как раз и возникла у евреев на южном берегу Аравии для удобства торговли. По тем временам письменность вообще никому была не нужна, говорить едва умели, а в торговле – это первое дело. И что только нам не наговорили. И клинопись вавилонская, и египетские иероглифы, и черт знает, что еще. Хотя это все – последовательные проделки евреев, пока они, наконец, не додумались до алфавита. (Подробности – там же).

Вот тут–то я и решил, что раз письменность была нужна только евреям для торговых дел, то они попутно и историю записывать начали, менять ее, переделывать, как переделывает ее каждый новый правитель почти в каждой стране, по сей день. Чтобы выглядеть красиво. По пути, конечно, получилось много всякой ерунды и глупости, и евреям стало немного стыдно, хотя торговля – дело не шибко стыдливое. Да и зачем себя афишировать, «серые кардиналы» всегда себе цену знали, но не кричали о ней на всех углах.

Вот на такой основе я и решил рассмотреть новую хронологию Морозова и Постникова, вернее, их «интерпретацию» истории на базе новой хронологии. Не будут ли они по–прежнему скрывать основополагающую деятельность евреев в мировой истории? Постников удобен для меня тем, что он не только высказывает свои мысли, но и мысли Морозова, объем чтения для меня меньший. И я, разумеется, имею в виду, что Постников не стал бы «интерпретировать» Морозова просто так, от нечего делать. Ему надо было несколько «поправить» Морозова, но так, чтобы мы не заметили. Ну, да бог с ним, я ведь в большие тонкости не полезу. Я буду только отмечать, будет ли Постников еще больше замалчивать деятельность евреев, чем сам Морозов, и особенно, Носовский с Фоменко, ибо и им в пику он издал свои три тома (М.М. Постников. «Критическое исследование хронологии древнего мира» в 3 томах, «Крафт+Леан», М., 2000).

1. До Иисуса

1.1. Яхве и море

Когда Яхве освобождал евреев от египетского рабства, он рассек Чермное море, а когда ввел их в Палестину, он же предварительно рассек воды Иордана, а потом опять сомкнул. Другими словами, Яхве топил врагов Израиля в воде. И вообще древние евреи поклонялись богу воды Ридии (Цома, 21а).

Тут можно сделать следующие выводы. Чермное – это красное по–древнееврейски, а Красное море может быть только одно, и то, в котором красный цвет воде придают определенные водоросли в определенное время года. В других местах таких водорослей почти нет. Значит, Красное море имеет очень древнее название, и не менялось с тех пор. Но я привел в книге весьма веские основания считать евреями чернокожее племя торговцев из Йемена, торговавших через Красное море и Эфиопию с Африкой, и через Ормузский пролив – с Индией. И высказал геологическое соображение о том, что Красное море образовалось недавно, на людской памяти, а не миллионы лет назад. Все это, как видите, подтверждается и прямыми записями евреев. Тем более, что в современной Палестине, около Иерусалима, кроме Мертвого моря никаких морей нет. Значит, не мог возникнуть такой устойчивый культ больших объемов воды. А у нас и бог воды Ридия как какой–нибудь Нептун или Посейдон, и потопы сплошные, не речные. Да и рек–то в Палестине нет, так, ручьи одни, то и дело пересыхающие.

Авторы послеморозовской новой хронологии отождествляют пролив Босфор с рекой Иордан. Это косвенно подтверждается тем, что во времена Великого потопа настоящее Черное море, когда оно еще соединялось с Каспийским, было полностью внутриконтинентальным озером, отделенным от Средиземного моря перешейком, который превратился в Босфор в результате падения крупного катастрофического метеорита, одновременно с образованием Атлантического океана и гибелью Атлантиды. Более подробно это сказано в моей книге. А от Йемена до Джидды и Мекки – рукой подать, если воспользоваться морским путем по восточному берегу Красного моря вдоль Асира, который сильно напоминает Ассирию. Но можно «отождествить» и Аденский пролив, набитый кучей островов, с Иорданом. Тоже хорошо подходит.

Поклонение евреев водному богу Ридии также показывает, что торговое племя торговало, плавая вдоль настоящего Йемена до Индии и Африки. Мало того, «сухопутный» бог Яхве, топя врагов Израиля в воде, тоже перенял привычки морского бога Ридии.

Это маленькие, но все же факты, и они говорят о родине евреев в Йемене больше, чем в Палестине. Посмотрим, сколько я еще их наберу. Ну, хотя бы то, что в Йемене и Эфиопии вулканов в несколько раз больше, чем в Италии, в том числе и действующих (подробности – в книге).

1.2. Эфиопы в Египте

Считается, как я уже говорил, что колыбель человечества – в Египте, около пирамид. Владычество эфиопов в Египте не афишируется. Даю слово М.М. Постникову. (Т.1, с. 215 – 217): «Изложив весьма подробно историю Хеопса, Геродот заканчивает ее так: «Царствовал же этот Хеопс, по словам египтян, 50 лет, а после его кончины престол наследовал его брат Хефрен». К этой фразе имеется комментарий. Оказывается, жрецы обманули Геродота. «Хеопс (Хуфу) царствовал только 24 года. Ему наследовал брат Дедефра, после которого вступил на престол сын Хеопса Хефрен».

Геродот: «Так вот, до времени царя Рампсинита, рассказывали далее жрецы, при хороших законах Египет достиг великого процветания. Однако его преемник Хеопс вверг страну в пучину бедствий. Прежде всего он повелел закрыть все святилища и запретил совершать жертвоприношения». Комментарий: «Геродот путает хронологию Египта: Рампсинит (Рамзес II) – царь XIX династии (1345 – 1200 гг. до н.э.), а Хеопс – IV династии (2600 – 2480 гг. до н.э.) Это означает, что жрецы (а не Геродот) обманули своего доверчивого слушателя ни много ни мало – на 1200 лет! Вот что, оказывается, называется «некоторыми неточностями» в книгах Геродота. И эти ошибки возникают в последовательном, связном рассказе! Но скачек в 1200 лет – это еще пустяки.

Геродот: «Чтобы превзойти прежних египетских царей, Асихис воздвиг в память о себе пирамиду из глиняных кирпичей (выделение – мое)… Вот что совершил этот царь. После него, рассказывали жрецы, царствовал слепец из города Анисиса по имени также Анисис…» Комментарий: «Геродот делает здесь скачек от конца IV династии (ок. 2480 г. до н.э.) к началу эфиопского владычества в Египте (ок. 715 г. до н.э.» (выделение – мое). Это означает, что жрецы обманули Геродота на тысячу восемьсот лет.

Геродот путается не только в хронологии. Оказывается, что жрецы – информаторы Геродота – не знали собственных царей: «За Минеем следовало 320 других царей, имена которых жрецы перечислили мне по своей книге. В течение стольких людских поколений среди этих царей были эфиопы (выделение – мое) и одна женщина–египтянка. Все остальные были мужчины и египтяне. Царицу же эту звали, как и ту вавилонскую, Нитокрис». Комментарий: «Сведения Геродота о египетских фараонах до эпохи эфиопских царей (715 – 663 гг. до н.э.) восходят к двум различным преданиям (откуда это известно? – Авт.). Из первого предания взяты рассказы о Нитокрис (VI династия), о царях XII династии Сесострисе III и Морисе (Аменемхет III). Второе предание является источником народных сказок (? – Авт.) о Рампсините (Рамзесе III) и царях IV династии Хеопсе, Хефрене и Микерине. Геродотова хронология царей не соответствует царской хронологии во фрагментах царских списков Манефона».

Геродот: «Так Сесострис прошел по материку, пока не переправился из Азии в Европу и не покорил скифов и фракийцев». Комментарий: «Геродот путает царя Сесостриса с царем Псамметихом I…» Геродот не только получал от жрецов ложную информацию (добавим: ложную, по мнению традиционных историков), но и те события, которые видел собственными глазами, передает с грубыми ошибками: «У них (у египтян. – Авт.) употребляется, впрочем, двоякого рода письмо: одно называется священным (иератическим), а другое демотическим (общенародным)». Но историкам лучше известно (выделено – автором), какое письмо употреблялось во времена Геродота. (Неясно только, откуда у них эта информация). Читаем комментарий: «Здесь Геродот неточен. В его время у египтян было распространено древнейшее иероглифическое письмо (для надписей), иероглифическое упрощенное письмо, иероглифический курсив (для деловых бумаг и писем) (кстати, никакой «бумаги» еще нет. – Авт.) (выделение – мое) и, наконец, демотическое письмо (для широкого употребления, от демос – народ. — Мое)».

Геродот не знает географии: «Одной из самых, может быть, серьезных ошибок Геродота было высказанное предположение, будто Нил течет в том же направлении, что и Истр (Дунай): «Дунай пересекает Европу с запада на восток, Нил течет параллельно Истру» (П, 33): «Я предполагаю, что Нил имеет такое же течение, как Истр». «Приводимые Геродотом цифры совершенно не сходятся с данными о величине Черного моря, известными из древних географий». Конец цитаты. Выделение – мое.

Самое интересное то, что других источников, кроме Геродота, у историков о тех временах вообще – нет. Я думаю, что именно из–за Геродотовой фразы «в течение стольких людских поколений среди этих царей были эфиопы» историкам потребовалось перекроить всю историю Египта, тасуя туда–сюда события на тысячи лет, а само «эфиопское владычество в Египте» фактически «перескочили».

Но и Эфиопия, оказывается, это не только та, что на карте ныне нарисована. В синодальном переводе Библии нет раздела, как Ной делил землю между сыновьями, зато в Повести временных лет – есть: «Хаму же достался юг: Египет, Эфиопия, соседящая с Индией, и другая Эфиопия, из которой вытекает река эфиопская Красная, текущая на восток, … и река Геона, иначе называемая Нил» (выделено –мной). «Эфиопия, соседствующая с Индией», понятно, что такое – современный Аден, совсем недавно считавшийся еще «продолжением» Йемена. Если принять во внимание то, что безжизненная Аравия вообще не имела значения для древних, а имело значение только побережье ее, то с этой самой «соседящей Эфиопией» можно отождествить вообще весь Аравийский полуостров. А вот «Эфиопию, из которой вытекает река Красная, текущая на восток», сразу и не найдешь. Но она, ясное дело, не в Египте, так как «Египет» и «Нил» разнесены во «владениях Хама» по самым крайним местам. А Нил без Египта «в одном флаконе» просто не могут существовать, так как Египет – это берега Нила в те далекие времена, остальное – безжизненная пустыня в обе стороны. Чтобы найти Египет, надо найти реку Красную. «Красная» река может быть и «желтой», несущей много наносов, так как за тысячи лет переписчики и переводчики Библии не очень–то могут отвечать за точность названия цветов. Такими реками являются Евфрат и Тигр, стекающие, грубо говоря, с одной горы в Турции. Тогда «другая Эфиопия» окажется в Малой Азии, по соседству с Эфиопией, «соседствующей с Индией».

Но надо еще разобраться «с уточнениями» Геродота. В те времена жутко экономили хоть папирус, хоть пергамент, хоть каменные таблички, не бумага все–таки. Поэтому «другая Эфиопия, из которой вытекает эфиопская река» никто бы писать не стал. И про «реку Геону, иначе называемую Нил» – тоже. Прибавим сюда Геродотово, что «Нил имеет такое же течение как Истр», и может получиться, если Геона параллельна Истру, что «другая Эфиопия» еще больше подходит к Малой Азии – центру мусульманства. Да и вообще действительные египтяне никогда не называли себя египтянами. А, если интерпретаторы Геродота «переводят» его Черное море с Чермного (в действительности Красного), что я встречал в литературе, то понятно, почему оно в размерах «не соответствует». И надо еще иметь в виду, что современная Эфиопия с Йеменом раньше составляли одно мощное государство, даже империю древнюю, Аксум (см. мою книгу), и городок Аксум поныне есть в Эфиопиии, то нет ничего удивительного, что Эфиопию сюда просто «перенесли» на каком–то историческом этапе.

Тогда получится, что современный арабский мир, правда, пока без ислама, был чуть ли не с сотворения мира, а часть его составляли евреи, тоже арабийцы, но со своей «торговой» религией. И тогда не надо будет вообще говорить, что «арабы завоевали», ничего они не завоевывали. Это все искони ихнее. И если бы Морозов не зацикливался на Везувии, а посмотрел бы эфиопо–йеменскую карту, то нашел бы там даже Асирию, но с одним «с». Можно, наверное, и другие библейские места найти среди действующих здесь вулканов.

Главное, надо обратить внимание, что в те времена писать умели только евреи, им это надо было по торговым делам, и историю всю писали именно они, но почему–то не захотели описывать, как они просачивались сквозь народы. Может быть, и описывали, но потом кто–то подкорректировал, да так, что ныне ничего не поймешь. В связи с этим я обратил внимание на последний труд Солженицына, в котором он рассчитал, сколько евреев в процентном отношении могут прокормиться среди русских. Оказалось, не больше 5 процентов, иначе у них начинается очень жесткая внутренняя конкуренция, и они вынуждены «просачиваться» и расширяться по планете дальше.

Чуть не забыл про Геродотовы «египетские глиняные кирпичи», которых отродясь в Египте не было, а были они в Месопотамии, вместе с глиняными табличками, ибо именно в тех местах днем с огнем не найдешь природного камня. И из современного Египта «фараону Сесострису нельзя было покорить скифов и фракийцев, перебравшись из Азии в Европу», как на этом настаивает Геродот. Надо было перед этим «перебраться» еще из Африки в Азию.

1.3. «Бандитское» наследование

Я полагал, что только у русских до Дмитрия Донского было бандитское наследование, как я его называю, от старшего брата к младшему, но не к сыну. Причины, по которым так происходило, я подробно исследовал в своих книге и статьях. Здесь же просто скажу, что передавать наследство сыну–щенку, не приобретшему еще «авторитета» в банде, которая «управляет» страной и гребет с нее взятки–налоги себе на пропитание, совершенно немыслимо, если иметь еще в виду, что власть всегда завоевывалась у соперничающих банд, а не «передавалась».

Потом заметил, что историки вроде пытаются скрыть это, всячески затуманивая факты, хотя бы в Римской империи, которой в действительности никогда не было, что следующим императором, как правило, становится не только не сын предыдущего императора, но даже зачастую и не родственник. Вместо честного повествования о бандитских разборках нам плетут всякую чушь, наподобие «выборов» или «происков» цариц, «усыновлений» и так далее. Но факт остается фактом и его не спрятать. Например, в предыдущем параграфе стоит: «Ему (Хеопсу) наследовал брат Дедефра, после которого вступил на престол сын Хеопса Хефрен». То есть дорос, насобачился, проявил себя как бандит, но мог бы и не проявить, и остаться безызвестным.

У М.М. Постникова во 2 томе тоже читаю: «На примере Иоахаза демонстрируется условность библейского понятия «сын». Его (Иоахаза) сменил его сын Елиаким (переименованный «фараоном Нехао» в Иоакима), которому было в момент воцарения 25 лет (II Царей, XXIII, 36). Сын получается старше отца!» В Византии, которой тоже не было, был город Константинополь и только, такие же штуки с наследованием то и дело случались.

Поэтому, «правильное» наследование престола началось совсем недавно, чуть ли не у нас на глазах. Даже Путин это подтвердит, «названный» сын Ельцина, а фактически младший «брат», чтобы не сказать «браток». Причем же здесь евреи, спросите. А притом, что Ветхий завет ими написан, а сыны уже получаются старше отцов.

1.4. Почему, не читая, бездарно разбазарили глиняные таблички?

Из предыдущих параграфов вроде бы вырисовывается, что Ближний Восток и Аравию во многом перенесли в нынешний Египет и сосредоточили там всю историю, а на Востоке оставили одни мифы про Месопотамию, забыв, что и в Мекке, и в Медине какая–то жизнь была, не говоря уже об Йемене (от нынешней Эфиопии до Индии).

Вот что пишет М.М. Постников (Т.2): «В начале 20 века в городе Умме (Месопотамия) было найдено Струве несколько десятков тысяч табличек хозяйственной отчетности. Поскольку Умма не упоминается в Библии (и поскольку никакой предприимчивый энтузиаст не успел отождествить этот город с каким–либо библейским названием) раскопки в Умме были прекращены, а архив был разбазарен (даже без исследования). В Париже таблички продавались коллекционерам по франку за штуку».

Заметьте, в Египте каждый придорожный камень с иероглифами читают раз по сорок, «интерпретируют», стараются, друг друга «поправляют», но там же нет ничего кроме надписи, кто там закопан. А месопотамские таблички, рассказывающие о самой жизни (хозяйственное назначение) продают по франку за штуку, не читая. А «хозяйственное назначение» – это же торговля (расписки, прейскуранты, договоры, векселя), гражданское состояние (наследство, выкупы невест, свадьбы и т.д.), события частной жизни, из которых можно воссоздать жизнь народа. Я даже думаю, что их бегло прочитали, а потом выбросили, так как известную историю пришлось бы просто выбросить на помойку. Поэтому о торговле и начали писать несусветную чушь вроде «шелкового пути» и «транзита пряностей», вместо того, чтобы описать, например, транзит соли, без которой и жизнь – не жизнь. Но оставили сдуру в истории, что именно солью платили чиновникам и солдатам Византии и Рима за службу. Но главное, мы так и не узнали о тех, кто изобрел торговлю, ибо все этносы кроме евреев страшно стесняются торговать, обставляя этот процесс всякими идиотскими штучками, чтобы получалась не торговля, а сплошные подарки друг другу.

Страниц через полсотни вновь читаем у М.М. Постникова: «Струве сообщает, что «… в северной части финикийского побережья удалось найти целую сокровищницу глиняных табличек, покрытых своеобразным клинописным шрифтом алфавитного характера… Эти тексты должны интерпретироваться с большой осторожностью». Это заявление поистине интригует: что же это за «своеобразные тексты», с которыми как с динамитом надо обращаться «с большой осторожностью»? Невольно на ум приходит мысль, что содержащаяся в них информация имеет особо взрывчатый характер. К сожалению, ближе познакомиться с этими текстами мы не смогли. Обращает на себя внимание также факт, что найденная «сокровищница» состоит из текстов, написанных клинописью. Если учесть, что это единственная крупная находка текстов на территории Финикии, то становится совершенно неясной основательность общераспространенного утверждения, что финикийцы были изобретателями алфавита. «В самой Финикии было найдено около десятка надписей (буквенных – мое), в большинстве своем очень коротких»».

Начну свой комментарий с того, что попробую объяснить саму технологию клинописи на глиняных табличках. Это еще не высохшие глиняные «страницы», которые сушат или обжигают уже после нанесения на них знаков. Попробуйте что–нибудь нарисовать, например, на пластилине, который пластичнее любой глиняной таблички, даже очень отрой палочкой. У вас будут получаться линии с рваными краями, неровности и выступы, которые при обжиге просто выкрошатся. Четкой линии не получится. Поэтому в табличке надо не рисовать, а выдавливать, вминая внутрь ее знак. Иероглифы можно тоже рисовать, вдавливая его элементы в табличку. Это и по китайско–японским иероглифам видно. Но клинописный шрифт–то был в упомянутых табличках уже «алфавитного характера». Теперь уточню, что передать речь картинками – это то же самое, что изобрести колесо. Каждый ребенок его изобретает, желая что–нибудь с места сдвинуть, катить – легче, оказывается. А алфавит – это озарение, на которое каждый народ даже не способен. А только тот, который в этом остро нуждается, причем в таких терминах, которые картинками не предашь, торговых терминах. Например, «ты – мне, я – тебе», «твое – мое». Конечно, это можно передать и картинкой, но буквами–то – лучше. Особенно, если хочется сказать о качественных характеристиках.

«Ближе познакомиться с этими текстами» потому и не смог Постников, что еще до него решено было, что таблички «взрывоопасны как динамит». А для чего они могут быть взрывоопасны как не для самой истории? Вот поэтому и должна быть проявлена «большая осторожность», только «посвященные в тайны» могут читать, притом не просто читать, а читать, «как надо». Лучше же вообще не читать всяким там «дилетантам». Конечно же, финикийцы не были «изобретателями алфавита», он уже раньше их был изобретен евреями, вернее, «торговым племенем».

Теперь о «технологии» уничтожения исторических следов. Постников (Т..3) о Ближнем Востоке: «Между тем как дешифровка двигалась медленными шагами, тексты с самого начала находились в потрясающих количествах. Раскопки в городах Месопотамии имели своим результатом только научно осуществленное разрушение того, что сохранялось неуничтоженным в течение тысячелетий. (От меня: копали без устали, ничего не записывали о месте и условиях находки, а потом сдавали в музеи и продавали, не оставляя никакого следа где–нибудь. Расшифровывать было некогда). Тексты, пролежавшие более 50 лет в подвалах музея, могут быть условно датированы по газете, в которую они были завернуты. Это дает правдоподобную дату «экспедиции», которая нашла тексты, а отсюда и место, из которого они были извлечены… Таблички расшифровывались, кто во что горазд, почти никогда не опубликовывались вместе, оригинал и «перевод». Например, Сейс в 1884 году написал главу для книги Райта «Как читать хеттские надписи». Теперь считается, что из шестидесяти знаков он прочитал правильно только шесть! Тем не менее, считается, что сейчас клинопись и иероглифы не расшифровываются, а читаются (выделено – мной). Почему хетты отказались от фонетической (грубо говоря, буквенной — мое) клинописи и перешли к иероглифике, у ученых есть только малоудовлетворительные гипотезы. Например, особенностью хеттской иероглифики является, что она была письмом в основном монументальных надписей, тогда как «не сохранилось ни одной монументальной или «публичной» надписи, сделанной клинописью».

Заметьте, что отождествление «библейских» хеттов с египетским народом «ХТ» (который, кстати сказать, часто рисуется белокурым и совсем непохожим на носатых хеттов из Бгазкея) и жителями Хаттусаса основывается почти исключительно на догадках (только что упомянутых — мое) Райта и Сейса». Но, во–первых, это же почти прямо говорит о том, что Египет перенесен в новое место. Во–вторых, что Египет все время был все–таки где–то рядом с евреями.

Постников продолжает: «Как указывают надписи типа знаменитой Бехистунской трилингвы, в «древнеперсидском» царстве наряду с простой алфавитной системой употреблялась и сложнейшая вавилонская клинопись». Добавлю, надо полагать, что эта «сложнейшая клинопись» не что иное, как буквенная.

У Постникова нужные мне сведения разбросаны по всем трем томам. Например, Т.2: «Факт состоит в том, что еврейский письменный язык первоначально не имел ни гласных, ни заменяющих их знаков». «Профессор Т. Ф. Куртис говорит: «Покуда еврейский язык был разговорным языком, он писался без всяких гласных и двойных букв». «Прежде придерживались того мнения, что гласные знаки были введены в еврейский текст Эздрой в V столетии до Р.Х., что для этой работы он был особо вдохновлен богом, так что он не мог сделать ошибки. Когда в XVI – XVII столетиях Левитт и Капеллюс во Франции опровергли это мнение и доказали, что гласные знаки были введены только массоритами, то есть по ортодоксальной хронологии более тысячи лет спустя после Эздры, это открытие произвело большую сенсацию по всей протестантской Европе».

Но в Т..3 говорится: «… особого языкового различия между Византией и Египтом даже и не было, поскольку официальным языком Византии доVII века был семитический язык, близкий (если не тождественный) языку Библии. Что же касается греческого языка, он долгое время был языком простонародья и оппозиционных сект. «В силу» он вошел только с распространением написанных на нем Евангелий». «Труды» же «философов», замечу я, все написаны на латыни, а потом переведены на греческий.

Во–первых, есть ли ныне хотя бы в одной стране два языка: для простонародья, разговорный и для «элиты» и церковников? Нет, и быть такого не может, иначе им бы жить было невозможно вместе. Правда, за одним исключением. Совсем до недавнего времени евреи всегда знали два языка, свой домашний, еврейский, и тот, среди носителей которого они жили. При «прочесывании» народов они не могли без этого обойтись.

Во–вторых, письменность буквенная была на своем, еврейском языке, что не исключает использование письменности иероглифической у «прочесываемых» ими народов. А у тех народов, которые они не успели «прочесать», например японцев, иероглифическая письменность до сего дня осталась. «Прочесываемые» народы ведь понимали, не совсем ведь дураки, что буквенная письменность лучше иероглифической.

В третьих, с гласными буквами опять наводится тень на плетень, чтобы запутать и усложнить. Древним евреям и не нужны были гласные. Их строй языка таков, что гласные звуки речи легко подразумеваются при обозначении согласных, имея одни согласные, никто не ошибется из евреев в истинном произношении слова. Поэтому им и не нужны были гласные звуки в письме. Но остальные–то народы такого строя языка не имели, гласные и согласные звуки сочетались самым причудливым образом, а не детерминированно, то есть строго закономерно. Вот поэтому–то, переняв письменность от евреев, они тоже попытались писать одними согласными буквами, и это доказано. Но сразу же запутались, и пришлось вводить гласные звуки письма, правда, много позже, уже окончательно изнемогая от непонятности своего письма.

В четвертых, а какое может быть «языковое различие между Египтом и Византией с ее семитическим языком», если «Египет» был в аккурат за тройными стенами города Византии, Византия или Константинополя – кому как нравится? Если Византия не что иное, как я доказал в своей книге, как таможня на Босфоре, «страна обетованная» с территорией в городской черте, построенная евреями, назвавшимися потом греками, чтобы брать пошлины не за здорово живешь, и жить на эти пошлины припеваючи, палец о палец не ударив. Вся забота – поставить ворот с цепью через Босфор и покручивать его туда–сюда, пропуская или тормозя суда с солью с Эльтона и Баскунчака и лесом из России, направляющиеся в Европу.

И, в пятых, мне, например, совершенно ясно теперь, почему об арабах ничего не было слышно столько веков, а потом они вдруг в ужасающих количествах вывалились, как черт из табакерки. Их же просто вычеркнули из истории на несколько тысячелетий, и получилось, что их в природе не было.

1.5. Темная ночь, «египетская»

Постников (Т.3) приводит цитату из Ч. Лоукотки: «Старейшее известное нам письмо – египетские иероглифы. Некоторые авторы называют иероглифы монументальным письмом, потому что им пользовались для надписей на стенах храмов, общественных зданий, на памятниках, статуях богов и т.п. Происхождение иероглифов пока не установлено, но это – законченная форма, продуманная и до конца разработанная система. Но она начинает фонетизироваться. С помощью системы изображений, напоминающей наши ребусы, прежде всего, начинают выражаться местоимения (выделено мной, потребуется в следующем разделе), предлоги, суффиксы и другие грамматические формы. Дальнейший прогресс – слоговое письмо. Так возник древнеегипетский фонетический алфавит из 24 букв».

Затем Постников объясняет: «Эта логически безупречная схема обладает одним недостатком: она не подтверждается фактами. Ибо уже к концу четвертого тысячелетия до н.э. (6 тысяч лет от нас) фонетические знаки уже применяются: самое раннее иероглифическое письмо в основных своих чертах совпадает с письмом, написанным 5000 лет спустя. Поэтому все перечисленные Лоукоткой «этапы развития» – не имеют места. Поэтому в настоящее время некоторые ученые (Д. Дирингер) полагают, что иероглифическая система возникла в период объединения Египта при I династии сразу как единое целое человеком уже знакомым с письменностью. Оказывается, что египтяне не употребляли фонетических знаков самостоятельно, но применяли идеограммы, сопровождая их практически всегда фонетическими чтениями. При этом если идеограмма имела несколько смысловых значений, то к ней, кроме того, прибавлялся определитель. Более того, определитель часто добавлялся и тогда, когда он был излишен, то есть когда идеограмма имела только одно значение. Не в силах объяснить это Лоукотка лишь констатирует «бессистемное употребление определителей». Точно так же Лоукотка не объясняет, почему при наличии фонетической азбуки египтяне пользовались идеограммами (иероглифами – мое). Советский специалист Дъяконов объясняет это тем, что без идеограмм текст, написанный одной азбукой (имевшей знаки только для согласных), был совершенно непонятен. Почему же, однако, идеограммами не пользовались авторы библейских книг, также первоначально написанных одними согласными?» (выделение – мое).

Задав это вопрос, Постников отвечать на него не стал, а повел нас куда–то вбок. Поэтому продолжаю его цитировать полностью, без купюр: «Впрочем, не нужно думать, что различных иероглифических знаков было много: «в общей сложности писцы пользовались 500 знаками, но вместе с более старыми вариантами и вышедшими из употребления знаками число их достигало до 3000». Европейцу, привыкшему к алфавитному письму, такое количество знаков может показаться очень большим, но, скажем, японец этим числам лишь снисходительно улыбнется: иероглифический минимум японского языка содержит 1820 знаков, для чтения классической литературы необходимо знать еще две–три тысячи знаков, а общее число японских иероглифов, включая устаревшие и вышедшие из употребления знаки, оценивается в несколько десятков тысяч».

Прерву, чтобы посчитать и сообразить. «Иероглифический минимум» современного японца, который хотя бы газету должен понимать, составляет 1820 иероглифов. Тогда древний египтянин с его 500 иероглифами, притом 6000 лет назад, должен представляться нам не меньше, чем академиком языкознания, ибо ему не нужны были многие тысячи современных слов, начиная с брокера, рефрижератора и ноосферы и кончая пассионарностью, волюнтаризмом и эмпириокритицизмом. И четыре–пять тысяч иероглифов современного японца для «чтения классической литературы» по сравнению с тремя тысячами древнего египтянина – это просто безграмотность. Из этого простого рассуждения понятно, что древние египтяне были чуть ли не современными японцами – законодателями многих черт современного научно–технического прогресса.

Не получив ответа на вопрос, почему же библеисты не пользовались иероглифами, продолжаю цитировать, без пропусков, хотя Постников не жалеет слов: «Кстати сказать, графика японского языка во многом напоминает египетскую (выделение автора). В ней также используются идеограммы и фонетическая азбука (даже две азбуки). Хотя любой текст может быть написан фонетической азбукой, японцы предпочитают вкраплять в текст иероглифы; чисто же фонетическое письмо они употребляют лишь в специальных обстоятельствах (при обучении детей, в телеграммах и т.п.). Конечно, большую роль здесь играет традиция, но не надо забывать, что иероглифы существенно сжимают текст и позволяют с одного взгляда понять, о чем идет речь. Немалое значение имеют и чисто эстетические соображения: письмо, в котором часть слов написана азбукой, а часть иероглифами, выглядит красивее, чем скучно монотонная последовательность алфавитных знаков. Употребив иероглиф, который они считают редким, забытым или устаревшим, а потому могущим создать для читателя трудности, японец, совсем как египтянин, приписывает фонетической азбукой рядом с иероглифами его значение».

Прерву опять, ибо он еще долго будет объяснять нам то, о чем японцы его совсем не просят. Во–первых, основополагающие иероглифы и должны у всех народов примерно совпадать, так как человечек на бумаге, например, должен напоминать человека, а дерево – дерево. Во–вторых, японцы не вечно «вкрапляют» азбуку в иероглифы. Они это начали делать совсем недавно и совершенно целенаправленно, чтобы перейти от архаических иероглифов к буквенному письму, так как научно–технический прогресс с его абстрактными понятиями, для выражения каждого из которых требуется полстраницы иероглифов вместо пяти – десяти букв или создание до бесконечности все новых и новых иероглифов. В третьих, недаром это «параллельное» письмо используется «при обучении детей». В четвертых, в телеграфных аппаратах пока не изобрели кодов для передачи всех японских иероглифов, включая фамилии и имена всего населения Японии, поэтому они вынуждены пользоваться в телеграммах алфавитом со дня изобретения телеграфа. В пятых, иероглифы «существенно сжимали текст» только в Древнем Египте, но никак не в наше время, в котором каждый день появляются новые слова десятками, и для каждого из них надо в виду их абстрактности применять кучу иероглифов, или выдумывать новые. Голова ведь тоже имеет предел, как и компьютерная дискета. Поэтому никакие «эстетические соображения» не могут помочь делу, а от «скучно монотонной последовательности алфавитных знаков» еще никто не заснул навечно, если конечно, книга интересная. Поэтому Плотников притянул сюда японцев зачем–то другим. Вот зачем: «По–видимому, по аналогичным причинам (традиция, сжатость и быстрая понимаемость текста, эстетические соображения) не отказались от иероглифов и египтяне».

Но эту причину я сразу отметаю на основе выше изложенного, тем более что Плотников продолжает, перечеркивая сам только что им же сказанное: «Однако одна особенность египетской иероглифики остается непонятной: почему египтяне считали необходимым практически к каждой идеограмме приписывать ее фонетическое значение? (Выделено мной). Пример японского языка показывает, что применительно ко всем иероглифам это заведомо излишняя роскошь, особенно удивительная для выразительных и четких египетских иероглифов. Почему–то аналогичное излишество египтяне допускают, как было отмечено выше, и в отношении детерминативов–определителей. Считается, что грамотность в Египте была привилегией лишь очень узкого круга жрецов и писцов. Фактически это мнение ни на чем реальном не основано. (…) Мы полагаем, что в Египте времен иероглифов грамотность была широко распространена (выделение автора). В противном случае практика сооружения монументальных иероглифических надписей была бы бессмысленна».

Прерву чтобы сообщить: колокольня «Иван Великий» в Кремле построена в 1508 году, в 1600 году – надстроена до высоты в 81 метр. Тогда же по «обручу» шатра ее написали надпись, которую из стен самого Кремля и прочитать–то невозможно, даже задравши голову, надо выходить за кремлевские стены. Не думаю, что на Руси в те времена было много грамотеев, ибо даже царь Василий Шуйский (1606 – 1610) читать не умел. А для Египта надо отнять еще не менее 5 тысяч лет, если не все 7 тысяч, чтобы оказаться во времени том, о котором нам сообщает Постников с их «широко распространенной грамотностью». Прибавлю еще, пожалуй, что и ныне египтяне не шибко «грамотные» в массе своей. Не забыли еще, кто им Асуанскую плотину строил, линии электропередачи сооружал, танки делал?

Возвращаюсь к тексту Постникова: «Можно поэтому думать, что широкое использование определителей и фонетических чтений имело своей целью оказать помощь малограмотным читателям в понимании текста (выделение автора). «Грамотность–то широко распространена», добавлю я, только на кой черт им потребовалась сразу двойная грамота? И тут же ловлю себя на мысли: но, ведь и в Советском Союзе все народы, даже «малограмотные» их представители, по–русски читать умели, а не только говорить. Во всяком случае, в деньгах не ошибались, и в паспорте, и вывески на московских магазинах понимали. Хотя важные бумаги, выпущенные в свет вне России, писались, как и в Египте, хотя бы заголовки: по–русски плюс собственными «иероглифами». Кроме того, как то не очень понятно одновременное существование «широкой грамотности» с «малограмотными читателями», которых единицы, но для которых вырубали на камнях «стен храмов, общественных зданий, на памятниках, статуях богов и т.п.» дублирующие буквенные письмена.

Постников еще долго будет ходить вокруг да около, поэтому сообщу дальнейшее тезисно: В отличие от японцев у египтян основным способом «монументальных надписей» был алфавитный, а иероглифический, наоборот, — вспомогательным. Кроме этого «монументального» письма в двух видах было еще и «иератическое» письмо, и «демотическое» письмо. Вот к ним и перейду, тоже тезисно: «не может быть сомнений в том, что иератическое письмо предшествовало монументальному иероглифическому письму», так как «по своей структуре иератическое письмо было алфавитным». Иератическое письмо – это не высечка знаков на стенах и статуях, а писание палочкой на папирусе, притом предназначено оно для выражения священных мыслей, для священников («священное» называет его автор). А папирус надо более экономно расходовать, чем стены храмов, поэтому букв–знаков сделали не под тридцать, а «около 600», и большинство из них стали «широко употребляемыми послеалфавитными сокращениями», предназначенными для «экономии дорогого папируса». «Народная курсивная форма демотического письма», то есть письма на папирусе, стала называться «демотическим письмом», тоже – на папирусе, но предназначена была для простого народа (демос – помните?). Оно было «еще более лаконичным и беглым». Так считали до Постникова.

Постников же считает иначе: «Мы полагаем, что здесь (то, что я изложил) снова все перевернуто вверх ногами. Именно демотическое письмо (как наиболее легкое) и было исконным письмом египетского народа. Остальные же виды письма являются искусственными образованиями. (Добавлю в скобках, что тогда вообще письмо так же естественно как птичий крик). Иератическое (т. е. «священное») письмо представляет собой стилизованный вариант демотического письма, первоначально предназначенный для магических «книг мертвых», а иероглифическое монументальное письмо было создано, как мы уже говорили, независимо от иератического для нужд «наглядной агитации». Детальное обоснование этой теории требует неуместного здесь углубления в тонкости …»

И я не буду «углубляться в тонкости». Я просто более доступно, как говорится «на пальцах», изложу его «теорию». Простой египетский народ, как будто ему больше делать было нечего, например, как у нас где–нибудь в глубинке, создал себе «как наиболее легкое» демотическое письмо, заметьте буквенное или около этого. А перед этим еще изобрел папирус, так, от нечего делать. Ведь тростник на улице – это еще не папирус. Папирус дороже каменных стен храмов, как нам доложил только что Постников. Писать ему, этому простому народу, было некуда и незачем, проще сбегать в соседнее село, ведь почты не было. А дальше 50 километров этот простой народ вообще не знал, есть ли там люди? Заметьте еще, что создание буквенного письма – это величайшее открытие, большее открытие, чем теория Эйнштейна, которую и сегодня понимает до конца человек сто, не более. И сделать это буквенное письмо как говорится «гамузом» невозможно, ибо превратить звуки в буквы, это озарение, почище единобожия. Доступно гению, даже нескольким поколениям гениев, без устали думающих об одном и том же. Но народ не только письмо свое «демотическое» сделал, он его поголовно изучил, так как «грамотность была широко распространена», как только что докладывал нам Постников. Хотя и писать было нечего и некуда, да и слов у народа было всего штук триста, ведь 5 – 6 тысяч лет назад все это было, не забудьте.

В общем, создал народ буквы и тут же забыл бы их за ненадобностью, но он почему–то учил эти буквы, сам не зная зачем. Но священники, узнавшие об этом, не дали забыть, и тут же применили, немного усложнив, сделав «стилизованный вариант», для «одурманивания этих же шибко умных масс». Написали «священные» книги. Но папирус был дорог, а у простого народа не было денег, да и вообще денег еще не было как таковых, зачем они и сейчас в тундре, или в Сахаре? Магазинов же там нет. И геологи, когда туда едут не деньги берут, а тушенку и крупу ящиками. Только не пытайтесь меня критиковать за геологов, я же ерничаю.

В общем, священники поняли, что народ их не читает. Или они шибко уж «стилизовали вариант» букв, что простой народ не понимал их «иератическую» писанину, привыкнув к своим «демотическим» буквам. Или из–за дороговизны писанины, но священникам пришлось задуматься. После мучительных размышлений у них вышло: народ не понимает их «иератики», «демотику» они не понимают сами. Давайте народу объяснять «священную» суть картинками, то бишь, иероглифами, выбитыми на камнях «общественных» зданий и статуях фараонов. А чтобы самим священникам не забыть, что они там нарисовали, пришлось еще и подписывать картинки буквами, только вот – какими, иератическими или демотическими? Постников ответа не дает, а я откуда узнаю? Хотя, скорее иератическими, если для себя. А если для народа, то надо бы демотическими, но священники же их не знали уже, забыли, закончив «стилизовать». Вот поэтому–то и молчит Постников, сказать по этому вопросу нечего.

Вот и вышел пшик, а задачи–то какие глобальные были. Я их повторю, не гордый.

1. Лоукотка не объясняет, почему при наличии фонетической азбуки египтяне пользовались идеограммами? Дъяконов объясняет это тем, что без идеограмм текст, написанный одной азбукой (имевшей знаки только для согласных – выделение шрифта мое), был совершенно непонятен. Но Постников этим не удовлетворен и заявляет:

2. Почему же, однако, идеограммами не пользовались авторы библейских книг, также первоначально написанных одними согласными?

3. Почему египтяне считали необходимым практически к каждой идеограмме приписывать ее фонетическое значение?

Разве ответил хотя бы на один из этих вопросов Постников? Я же его седьмой параграф не только добросовестно переписал, но вдобавок и «популярно» изложил. Я никак не могу отделаться от впечатления, что Постникову, как и очень многим авторам, рассматривающим самую глубокую древность, позарез неохота поговорить в связи с этой древностью про евреев. Тем более что «Египет» находился прямо за стенами Византия, а река «Нил» текла в ту же сторону, что и «Истр». И строили тут не из камня, а из «глиняных кирпичей». И снаружи Византия писали иероглифами, а внутри приходилось писать сразу на двух языках, так как не одни же евреи там жили. Евреи руководили цепью через Босфор и пошлинами, а все остальные – обслуга, как сейчас говорят. Недаром у них в Талмуде записано: «вечно пользуйся услугами рабов», причем рабы не обязательно такие, как описывает их Джованьоли в книге «Спартак», а добровольные, за «зарплату» на «грязных работах».

А вот почему «авторы библейских книг не пользовались идеограммами, т.е. иероглифами, так это тоже понятно. На стенках писали – для всех, а история и идеология для «внутреннего пользования» писалась евреями «в тиши кабинетов», для себя. Напомню, что заголовок у меня общий – «До Христа». И напомню, что у меня подробно расписано в книге, что такое «Первозаконие» и Второзаконие? А путаница с йеменско–эфиопскими вулканами, Везувием и горой Сион – это результат простой «многослойности событий», когда «слои» эти несколько перепутали «при переписке», и именно – «писцы». И еще одно. «Почему египтяне считали необходимым практически к каждой идеограмме приписывать ее фонетическое значение?» По тому же самому, почему «туалет» и «на посадку» в аэропортах всегда пишется на английском и на «местном» языке. Это же тоже «монументальные» надписи.

1. 6. «Богослужебные» языки

Сказка о «богослужебных» языках простительна Геродоту, по давности лет и сравнительной с нами малообразованности, но даже и он не писал о таких «специфических» языках. Их выдумали уже почти наши современники. И надо сказать, что это их не красит. Такой дури ведь даже и сегодня нет. Любая секта, отделившись от любой религии, или созданная совсем на пустом месте, тем не менее, не изобретает для этого «богослужебный» язык, а пользуется тем, на котором их больше людей понимает. И не надо мне приводить в пример русское православие, которое кричало «аллилуйя», не понимая, что это такое. Ибо это принудительная религия, взятая от лени вместе с лозунгами на иностранном языке. Яркий пример тому: «Слава КПСС!», «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи». Кто же в народе верил этим лозунгам? Между тем, они свешивались со всех крыш. И единственная их заслуга в том, что они не написали «Пролетарии…» на немецком языке, языке первоисточника марксизма. А то бы мы и сегодня рассуждали о «богослужебном» языке коммунизма, хотя зачатки его были, но не лингвистические, а идеологические, штампы «новояза».

М.М. Постников приводит слова поэта и знатока языков Сулейменова. Вот что он пишет: «Вильям Джойс (1746 – 1794), познакомившись с санскритскими рукописями, смог написать восторженные слова, ставшие теоретической основой сравнительного языкознания: «Санскритский язык, какова бы ни была его древность, обладает удивительной структурой, более совершенной, чем греческий язык, более богатой, чем латинский, и более прекрасной, чем каждый из них, но носящий настолько близкое родство с этими двумя языками, как в корнях глаголов, так и в форматах грамматики, что не могло быть порождено случайностью. Родство настолько сильное, что ни один филолог…, не может не поверить тому, что они все произошли из одного общего источника, который быть может уже не существует» (выделение – мое). Направление родившейся науки (сравнительного языкознания – мое) было определено этой формулой:

1) сходство не только в корнях, но и в некоторых формах грамматики не может быть результатом случайности;

2) это есть родство языков, восходящих к одному общему источнику.

…Предположения Джойса в работах последователей развились в категорические утверждения. Из сонмища языков мира была, наконец, выделена индоевропейская группа языков, в которую вошли все европейские (кроме венгерского и финского), иранские и индийские.

…Подробное сопоставление языков, оказавшихся в родстве (Сулейменов относит сюда и родство шумерского языка с тюркскими – мое), выявило разительное расхождение в лексике. Объяснение было найдено: в языке, оказывается, имеется ядро – основной словарный фонд, и оболочка – словарный состав, который может в течение двух тысячелетий полностью замениться даже в близкородственных языках. В неизменный основной фонд были отнесены общие для большинства «индоевропейских» языков термины, составляющие по данным математической лингвистики «обычно не более 1 – 2 процентов всего словаря».

Сопоставляя языки этой искусственно созданной в XIX веке семьи (имеется в виду индоевропейская группа. – Авт.), ученые увидели, сколь велика разница в словарях и грамматике, и сделали вывод о смертности слова… Небольшая группа слов совпадала во многих языках. Ее признали остатком проиндоевропейского наследия и вывели учение об основном словарном фонде, который менее разлагается. А все те слова, которые не совпадали, попали в разряд словарного состава рядовых слов, наиболее смертных.

К каким же классам относятся лексемы общие в индоевропейских языках, то есть входящие в основной фонд, то есть те, которые доказывают генетическое родство индоевропейских языков. Это:

1) Числительные (выделено автором) от трех до пяти или до девяти…

2) Личные или притягательные местоимения 1–го и 2–го лица.

Почему только первых двух? Потому что в индоевропейских языках местоимения 3–го лица не совпадают.

3) Некоторые термины родства.

4) Названия некоторых частей тела.

Таким образом, достаточно при сопоставлении двух внешне и несхожих языков увидеть близость этих лексических групп, чтобы заявить о генетическом родстве языков. Индоевропейская семья создавалась по этой несложной схеме, на первых порах, когда схожесть санскритских и греческих числительных, местоимений и терминов родства буквально ослепляла европейских ученых. Когда существовала только такая альтернатива – или генетическое родство или никакого. А живая история языков знает несколько разновидностей родства. Лингвисты их не заметили и не описали…

…Возникает вопрос: а, может быть, числительные, местоимения и термины родства вовсе не остаток праиндоевропейского языка, просто заимствованы из какого–то одного… языка…

Этот вопрос индоевропеисты предвидели и заготовили «указ», по которому слова основного фонда не заимствуются. Следовательно, числительные, пара местоимений и несколько терминов родства во всех языках (семитских, тюркских, угро–финских и др.) родились вместе с этими языками и только им принадлежат и не отдаются никому, и не заимствуются ни у кого. Если бы сравнили хотя бы тюркские с индоевропейскими, этот столп рухнул бы без особого шума» (конец цитаты из Сулейменова).

Сам же Постников согласен с Джойсом о неслучайности «сходства в корнях и грамматике», но против «родства языков, восходящих к одному общему источнику». На этом «несогласии» Постникова я остановлюсь подробнее немного ниже, так как это «несогласие» распространяется и на Сулейменова, несколькими строками выше сказавшего о заимствовании из какого–то одного языка. То есть, Сулейменов потребовался Постникову только потому, что он хорошо и понятно интерпретировал Джойса.

А пока последую за Постниковым к санскриту, латыни и ивриту. И не забуду, что он не стал рассматривать греческий язык, перескочил через него на пути от санскрита к латыни. И не забуду, что иврит он стал рассматривать последним.

В общем, у Постникова получилось, что санскрит, несмотря на «Махабхарату» и «Рамаяну», не такой уж древний. По крайней мере, не древнее латыни. И родство его «с главнейшими европейскими языками неоспоримо». «Таким образом, по теории Морозова, санскрит является искусственным богослужебным языком, возникшим в V – VI веках на базе европейских языков, занесенных в Индию христианскими миссионерами» (выделение автора).

Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему Постников не согласен и с Джойсом, и с Сулейменовым по поводу «происхождения» почти всех языков от одного праязыка и настаивает, что «индоевропейский санскрит» «произошел» от кучи европейских языков. Если я правильно его понял, то и латынь он будет рассматривать с этой же позиции, как один из первоисточников санскрита.

Действительно, все так называемые романские, то есть западноевропейские языки произошли от латыни, но не от классической, а от вульгарной, «кухонной», разговорной, которая древнее классической латыни. Но и латынь – это не итальянский язык, у них почти ничего нет общего, хотя мы фактически не знаем, как читаются одни и те же буквы на классической латыни и на вульгате, ни одного свидетеля не осталось – носителя этого «мертвого» языка. Может быть, они читались так, что получались бы вполне нормальные итальянские слова по звуку. Постников считает уже как факт, что сама латынь – один из прообразов санскрита, поэтому надо доказать только, что сама латынь – прообраз романских языков. До Постникова «между латынью и романскими языками фактически наличествовал зияющий провал». Поэтому Постников ставит конкретную себе задачу: ликвидировать этот «провал» и «предложить новую теорию происхождения латинского и романских языков».

Воспроизведу его «теорию», разумеется, не так длинно как он. На фонетические различия между латинским и итальянским языками не следует обращать внимания, так как «нам неизвестно истинное произношение латинских слов». Я уже об этом сообщил. По морфологическим различиям между ними, очень глубокими, так как они видны на бумаге, надо обращать внимание не на эти сумасшедшие различия между латинским и итальянским языками, а – на то обстоятельство, что «формы местоимений и спряжения глаголов латинского и романского языков сходны». Заметьте, не между латинским и итальянским, а между латинским и романским. Наверное, поэтому у него «Морозов полагает», что «кухонная» латынь жила сама по себе вместе с народом, и разговорная, и письменная, а классическая латынь «возникла у подножия Везувия» и была чисто специализированной – только «для священников и монахов». Но так как Римская империя все–таки существовала, хотя и не такая большая, а именно католическая, то «после распада ее латынь выжила как общий межгосударственный язык культа». Она совершенствовалась и стала классической латынью.

Заметьте, сразу же после этих слов, которыми заканчивается обещанная немного выше «новая теория происхождения латинского и романского языков», Постников называет ее уже «лишь грубо намеченной схемой, нуждающейся в дальнейшем развитии и детализации». И эта его «теория», ставшая «грубой схемой», «снимает большинство трудностей и неясностей». Даже то «снимает», что «по таким важным разделам основного словарного фонда как числительные и личные местоимения, латинский язык ближе к греческому, чем к итальянскому языку». О том, как все–таки из латыни «произошли» романские языки, Постников вообще забыл сказать.

Поэтому, прежде чем перейти к ивриту, скажу, что это сплошная галиматья. Про иврит Постников начинает, будто мы не знаем сами, что иврит Библии надо отличать от «иврита современного Израиля». У нас уже и Владимира Даля никто почти не умеет читать, не говоря уж о Повести временных лет на старославянском. Далее: «иврит представляет собой подобно латыни и санскриту искусственный язык богослужебных книг, никогда не являвшимся разговорным». Я и спрашиваю немедленно его, шибко много пишут и говорят сегодня на искусственном языке эсперанто? Девяносто пять процентов населения вообще не знают, что такой язык есть. Создан этот искусственный язык иврит «на юге Западной Европы, где «происходят» все библейские события, поэтому он – «арабо–испанского происхождения». «Но во внутреннюю жизнь еврейских общин иврит не проник». В 1881 году еврей Бен–Иегуда начинает «делать иврит живым, разговорным языком». Сделал, правда, уже в наши дни. Постников: «Возрождение иврита явилось единственным в мировой истории примером, когда язык, на котором никто практически не говорил, стал живым разговорным языком», и то, «если бы не отклик, который он встретил благодаря иммиграции из России».

Господи! Да как бумага терпит этот идиотизм?

Успокойся, говорю себе, будь конструктивен, а не зол. Успокоился, и спрашиваю Постникова: почему вы не сделали раздельчик про греческий язык? Неужели он такой недостойный? Ведь о санскрите 70 процентов населения вообще не слышало, чего нельзя сказать о греческом языке. Я думаю, потому Вы «забыли», что надо бы сказать хотя бы пару слов об алфавите, если уж Вы начали о письменности, а то все об иероглифах, да о клинописи. Или хотя бы о быке, доме и верблюде сказали, так как «алеф» – это «бык» по древнееврейски, или «а» как буква. А по–гречески – «альфа», тоже – «а», но уже без понятия «бык». Просто «а» – «альфа». А по–русски уже «перевели» – «аз», то есть «Я» по–старославянски. Кирилл не дурак был, зачем ему какого–то быка использовать, он же на «б» начинается, а не на «а». А вот латиняне не стали выдумывать слово, сказали просто буква «а», что говорит о сравнительной молодости их алфавита, когда не надо было уже придумывать слово, чтобы запомнить букву. И русские сегодня также поступают: а, б, в.

Перейдем к «дому». Дом по–древнееврейски – «бет», по–гречески – бета, но уже не дом, а буква, без, так сказать, наглядности. По–древнерусски будет «буки», то есть «ожидаемое будущее», «неопределенное будущее», или просто «будущее», то что нас ждет. Тогда все это слово знали и употребляли, не то, что сегодня. Латиняне опять обошлись просто буквой, как мы сегодня. Верблюд – гиммель – гамма. По–русски – глаголь, то есть говорить, разговор, говор.

Из этого можно сделать только один вывод, что «греческий» язык не отличается от еврейского. «Греки» прекрасно понимают, что такое «алеф», «бет» и «гиммель», правда, несколько видоизмененно, как русские и, например, украинские слова. Поэтому им совершенно не нужно давать буквам название из своего собственного языка, как русским. Вот поэтому–то, я думаю, Постников и не стал рассматривать греческий язык, перескочив одним махом в латынь. Но зачем ему это нужно? Мало того, он в своей «многообещающей теории» про еврейский язык вспомнил как о каком–то самом незначительном явлении, типа влияния погоды в один из дней Римской империи на всю ее тысячелетнюю историю. И тут же еще более унизил еврейский язык, древнейший язык письменности, с выдумкой Бен–Иегуды, не стоящей выеденного яйца. Зачем это ему нужно? Теряюсь в догадках, и кроме того, что евреи очень скромные люди, ответа не нахожу.

Во–вторых, он неуклюже «раскритиковал» положение, что не может быть и речи «о возникновении синтетического санскрита от одного языка, которого уже не существует», тем более «индоевропейской семьи языков». И нагородил столько чуши, что уши «вянут».

Теперь надо рассмотреть фразу, что санскрит является искусственным богослужебным языком, возникшим в V – VI веках на базе европейских языков, занесенных в Индию христианскими миссионерами». «Искусственный богослужебный язык» я уже рассмотрел, возвращаться не буду. Обращу ваше внимание на «базу европейских языков, занесенных в Индию христианскими миссионерами». Христианские миссионеры, они же католические, появились в Западной Европе значительно позже Козимо Медичи, умершего в 1464 году. Что до этого санскрита не было, и арабского языка? Притом они бы «занесли» туда латынь, а не греческий, который один только и читается арабами. Да, что тут говорить, Постников самым бессовестным образом ставит историю с ног на голову, и называет это своей «теорией», которая «все ставит на свои места», но не удосужился даже ее описать. Смелый человек, без «комплексов», которые порядочные люди все–таки имеют.

1.7. Следы в языках, которые могут оставить только торговцы,

фильтруясь сквозь эти языки

Вернусь к «общим лексемам, которые доказывают генетическое родство индоевропейских языков». Итак, это числительные от трех до пяти или до девяти. Разумеется, я понимаю, что и без торговцев люди немного умели считать, но обязательно у всех по–разному, ибо сплошной идиотизм получится, если у всех народов от Индии до Англии окажется одинаковым счет, ему просто неоткуда взяться, если народы не общаются. Переносить счет завоеватели также не могут, ибо надо заставлять менять счет. Да и нет таких завоевателей, чтобы от Англии до Индии. Теперь сопоставьте это все со стеснительностью торговать, присутствующую практически у всех народов кроме евреев. Человеческие качества профессиональных торговцев я подробно рассмотрел в специальной статье. Прибавьте сюда то, что торговцев среди неторгового племени не может быть больше 5 процентов, иначе они будут конкурировать и конфликтовать, поэтому им надо прочесывать народы, расширяясь, как взрыв во все стороны. Вспомните также, какие первые иностранные слова вы учите, когда отправляетесь за границу? Правильно, числительные, и «сколько стоит?». А теперь подумайте, станут ли торговцы учить многие сотни слов для обозначения цифр от единицы до девяти, или неназойливо вынудят выучить их собственные числительные? Тем более что для самих торговцев надо учить много названий, а для их клиентов – максимум девять, но можно и всего пять. По тем временам этого было за глаза. Как говаривал Маркс – один топор = три овцы. Или: сюртук = корове.

Второе: личные или притягательные местоимения 1–го и 2–го лица, то есть «я – ты», «мое – твое». При этом дотошный Постников специально приписал: Почему только первых двух? Потому что в индоевропейских языках местоимения 3–го лица не совпадают. А зачем им совпадать на базаре? – спрошу я. Третье лицо же «он – его», «она – ее». Они же абсолютно неприменимы на базаре. Я топор отдал и говорю: твое, а корова – моя. И дело в шляпе. А что корову доить будет «она», продавцу знать совсем не нужно. Вот и нет третьего лица на базаре, двух хватает. Но без знания первых двух лиц, притом однообразно выражаемых, торговать совершенно невозможно. Вспомните хотя бы, как Миклухо–Маклай торговал в Полинезии.

Третье. Названия некоторых частей тела на базаре нужны совсем не для того, чтобы сказать «дай руку товарищ далекий», или признательно воскликнуть: какое красивое у вас лицо, голубенькие глазки и прочие комплименты. А потому, что все измерения и «взвешивания» производились частями тела. Взвешивали пригоршней, измеряли «футом», то есть ногой, вернее, длиной ступни. Ведь почти все измерения идут от человеческих параметров: аршин, сажень, косая сажень, вершок и так далее. И приблизительно у всех они одинаковы, ведь Парижской палаты мер и весов еще не было, тем более «эталонного платина – иридиевого метра». И все древние эталоны всегда при себе, и запоминались по такому же принципу, как и числительные.

Остались некоторые термины родства, одинаковые во всех языках индоевропейской группы или семьи. Жаль, что они не перечисляются, я бы и им нашел место в торговле. Тещи там конечно нет, сильно уж современное родство. А вот брат часто на базаре говорят, отчего и «братки» пошли. Это для вызова наибольшего доверия совершенно на пустом месте.

Заметьте, что я исследовал полный перечень «признаков», определяющих отношение к индоевропейской семье языков. Остальные слова могут быть совершенно различные, но это уже не влияет на отношение данного языка к этой самой пресловутой семье. Этот раздел – наибольшее доказательство присутствия языка торговцев во всех народах, сквозь которые они просачивались. И если в японском, например, языке окажутся одинаковые числительные, то я беру свои слова назад. Но ведь не окажутся же.

И последнее. Я не очень–то верю, что столько много ученых, посвятивших всю свою жизнь изучению «индоевропейской семьи языков», не могли сообразить то, что я написал. Тогда остается только одно: ученые, а среди них большинство евреев на правах первостатейных грамотеев, очень скромны.

1.8. Ученые играют в детский «конструктор»

Эта детская игра всем известна, напомню только, что из него собрать можно почти все, что придет в детский ум. И не только – в детский. Постников (Т.2): «Слово «Вавилон» (по–еврейски ББЛ) переводится «Врата Господни» и как таковое может означать все что угодно». Для меня же нет сомнения, что это Константинополь–Стамбул, Царь–Град и так далее, то есть мировая таможня на Босфоре на пути сначала соли, а потом всего прочего, в том числе и русской лиственницы. Это и цель Моисея – земля обетованная, где не жизнь, а малина.

Далее Постников передает слово Морозову: «Gruden (известный гебраист и исследователь Библии. – Авт.) дает Навуходоносору (Nebuchadnezzar) значение «Стоны и слезы осуждения» или просто «Печаль суда», но с этим трудно согласиться. По–еврейски мы имеем: НБУ – КДР – А – ЦР, и это, по Штейнбергу состоит, как и показано тут, из трех слов, где начальное НБУ читается теперь НЕВО и обозначало Меркурия, бога, ведущего записи о событиях на небе и на земле (Исайя). Но не лучше ли допустить, что это просто слово новый (nuovo) или, еще лучше, сокращенное Навья (НБУА) – пророк… А конечное слово ЦР, бесспорно обозначает царя вообще, и цезаря, в частности. Эти два слова несомненны. Что же касается среднего слова КДРА, или по другой транскрипции КДНА, то Штейнберг производит его от kadr – могучий, хотя по–еврейски КХДР значит тревога. Но не лучше ли предположить, что первоначально писалось КДР – темнокожий, как называют агарян–измаэлитов в книге Бытие и в Исаии. Ведь, сам арабский язык у раввинов называется ЛШУН КДР. Тогда слово Навуходоносор будет значить Агарянский новый цезарь».

Постников от себя добавляет: «В своем анализе Морозов упоминает интерпретацию слова НБУ как Меркурия, бога, ведущего записи о событиях на земле и на небе, или, более обще, как прорицателя, волхва или, вообще, жреца, священника. Принимая для НБУ эту интерпретацию, а для КДР штейнберговское значение «могучий», и переводя ЦР – царь более общим термином «властелин», мы получим в качестве «Навуходоносора» что–то вроде «Могучий Священный Властелин» или лучше «Могучий Властелин–Священник»».

Хотел это все прокомментировать, напомнив авторам, что у евреев нет гласных букв, каких они навтавляли. А вот слово «тревога», по–моему, лучше подойдет, и тогда получится, если принять во внимание, что и Адам был черным: Еврейский сторожевой пост главный, или просто главная таможня мира. Но я не настаиваю на этом, боже упаси, а то подумаете, что и я загорелся поиграть в детский конструктор. Тем более, что в своей книге я посвятил этой игре довольно много страниц и даже привел слова Добролюбова по этому же поводу, написанные в позапрошлом веке.

Вот следующая цитата из Постникова достойна рассмотрения по существу. «В Ветхом завете не менее двадцати раз упоминается сирийский город Дамаск, характеризуемый как столица мощного и процветающего государства. Таким образом, получается, что библейская «Сирия» это в действительности современная Сирия. (…) Имя этого города имеет в еврейской Библии две транскрипции, ДМШК, что можно перевести как «мешок крови» (?!) или ДРМШК, что, по–видимому, значит «город династического правления». Скорее всего, правилен второй вариант (хотя он встречается только в книге Паралипоменон, но зато имеет какой–то смысл, а первый является результатом описки». «… географическое положение современного Дамаска очень плохо подходит в древности для столицы сильного самостоятельного государства».

Я согласен, что для столицы сильного государства в древности Дамаск не подходит. Сильно уж там неблагоприятные условия жизни. Главное же, управлять оттуда нечем, кругом пески и жара, и людей мало. Но надо не забывать, что Дамаск – столица дамасской стали, лучшей в мире по тем временам, да, и по сегодняшним временам эта сталь неплохо выглядит. Несмотря на западный технический прогресс. А в истории сохранилась «фантастическая» технология закалки дамасской стали: нагретая до красного каления сабля втыкается в раба и так закаляется в теплой крови. Сегодня, правда, для этой цели используют машинное масло, но не воду. Но и рабов же нет, может в крови раба – лучше? Хотя, если вспомнить про отброшенный автором как идиотский перевод – «мешок крови», то вполне может быть, что не живых рабов использовали для закалки дамасских клинков, а собранную в бурдюк кровь животных. А то рабов не напасешься, они ведь помирают при закалке каждого клинка. И только из–за этих уникальных клинков Дамаск мог быть знаменит. А ученым непременно подавай столицу царства, не менее. Привыкли играть в детский конструктор. До старости.

1.9. Древнееврейские Библии

М.М. Постников во 2 томе пишет: «Странный факт отсутствия древнееврейских рукописей Библии давно обращал на себя внимание специалистов – религиеведов. Были придуманы объяснения. «То обстоятельство, что древнееврейских рукописей Библии сохранилось значительно меньше, чем греческих, объясняется в известной мере деятельностью так называемых масоритов. Все экземпляры Ветхого завета, которые в чем бы то ни было – в крупном или в мелочах – не соответствовали масоритскому оригиналу, строго и категорически предписывалось сжигать во избежание тяжелых наказаний не только на том, но и на этом свете. Не удивительно, что до последнего времени не было известно ни одного экземпляра немасоритской или домасоритской Библии».

Эта цитата вкупе с выше рассмотренным названием букв «алеф – бык – альфа» неопровержимо доказывает, что «греческий» язык – это язык еврейский, естественно, прошедший ступени своего развития. И опять я хочу напомнить в связи с этим, что какой интерес был, и у Постникова, и у прочих ученых, фактически скрывать этот факт, или, во всяком случае, не заострять на нем наше внимание. Все это работает только на одно, чтобы мир не слишком интересовался, откуда все–таки появились евреи, и почему везде на них в конечном итоге организовывали «гонения». Но как бы то ни было, всем известно, что Библию написали все–таки евреи, от этого уже никуда нельзя было деться. Единственный выход – надо показать, что это было слишком давно, а потом неизвестно, что происходило, напустить туману, Вавилон и Месопотамию, перенести Египет, направить нас всех в Палестину, где евреев было не больше, чем в других местах.

Поэтому, немедленно нашли Кумранские рукописи, причем при весьма темных обстоятельствах: «В 1902 году англичанин Нэш приобрел в Египте фрагмент папирусной еврейской рукописи», интересно, у кого, добавляет автор. Затем «нашли» целую кучу таких же папирусов, названных Кумранскими рукописями. «Представляется довольно многозначительным, — добавляет автор, — что ни одна из найденных в Кумране рукописей не содержит ни одного отрывка, — тем более ни одного цельного произведения, которое относилось бы к Новому завету». А зачем, — добавлю я, — ведь в имеющихся «греческих» списках Ветхого завета и без того достаточно всяких штук, например, Небесной Девы, которые там совсем ни к чему. Потом надоело лазить по пескам и выдумывать разные истории, которые потом оказывались шитыми белыми нитками? «Эта идея – находить древности прямо в европейских библиотеках, была поддержана многими энтузиастами». Один совсем уж дурак, деятельный как все дураки, пишет: «Рукопись хорошо сохранилась, она очень четко выполнена и совершенно не выцвела, так что текст легко читается». Автор добавляет: «Этой рукописи 1700 лет».

Я довольно много привел в своей книге подделок старины, «доисторичности», и совсем недавних, взятых мной из трудов Калюжного, Валянского, Носовского и Фоменко. Поэтому из труда М.М. Постникова (Т. 1) приведу только заголовки: «Церковные подделки», «Подложные родословные», «Фантастические личности», «Подделки античных авторов», «Выдуманные авторы», «Подделки нового времени», «Фальсификации в науке», «Другие фальсификации». «Таким образом, мы видим, что уже во времена Петрарки «античные» подделки были широко распространены. Петрарка был искренним учителем Поджо Браччолини, а последний был его искренним учеником. Петрарка называл много древних имен, его последователям осталось только «найти» их произведения». Продолжу перечислять одни заголовки разделов: «Археологические фальсификации: «Знаменитые подделки нового времени», «Фальсификации реставрации», «Фальсификации ученых», «Бросовая фальсификация», «Подделки эпохи Возрождения», «Разоблачение подделок», «Надписи. Произвол в чтении надписей», «Нумизматика», «Религиозные подделки». И две фразы пояснений: «Датировка монет во всех случаях основывается на традиционной хронологии событий и поэтому самостоятельного значения не имеет». «Некоторые клинописные тексты известны только в рисунках, нет даже фотографий».

1.10. Игра в детские кубики «Единобожие»

В своей книге и, развивающих ее положения, статьях, я подробно излагал мысль, что единобожие торгового племени иудеев возникло от необходимого их идентификации между собой в рассеянном среди других народов состоянии. Единобожие же всех других народов возникло сверху, когда правители почувствовали всю прелесть объединения своих и чужих народов на основе идеологии единобожия. Поэтому единобожие евреев крепко, а у всех остальных народов его надо поддерживать всеми доступными методами, от убеждения – до костров инквизиции. Несмотря на это, например христианство разделилось на многочисленные секты в то время как в единобожии евреев все секты выдуманы историками, а по большому счету иудаизм, основанный на Второзаконии, монолитен уже много веков, ибо он – объективная потребность объективно разрозненных его носителей. В связи с этим я и хочу рассмотреть взгляды Постникова и других на единобожие, которые представляются мне детской игрой.

Постников (Т.2): «Концепция такого (единого) Бога поражает полным отсутствием (в рамках традиционных представлений) корней и образцов, как в социальных структурах, так и в природных явлениях». «Совсем уж вызывает недоумение традиционное мнение, утверждающее, что монотеистическое поклонение Ягве зародилось у пастушеских еврейских племен, когда для монотеизма, не могло быть уж никаких социальных (и тем более, природных) оснований». Что – верно, то – верно, замечу я. Но не надо забывать, что единобожие зародилось у них не во времена «пастушеской жизни», а немного позднее, когда они от невыносимых тягот этой самой жизни в пустыне догадались начать торговать среди более благополучных племен, куда их просто так, за здорово живешь, не пускали.

«В рамках стандартных представлений, — продолжает Постников, — внятного ответа на этот вопрос (единобожия – мое), не постулирующего исключительности и богоизбранности еврейского народа, фактически нет». «Еще в середине 19 века основатель так называемого «истинного социализма» Гесс выдвинул тезис о том, что непреходящей заслугой еврейского народа перед человечеством является создание монотеистической религии. Ему вторит современный американский философ Даймонт, утверждающий, что вся европейская цивилизация обязана иудаизму, так как последний зиждется на «высоких и извечных началах» монотеизма. Противники сионизма, возражая против этой концепции, доказывают, что первоначально еврейская религия была политеистична и что лишь постепенно «в условиях деспотического рабовладельческого государства религиозные представления древних евреев подвергаются медленному процессу преобразования из политеизма в генотеизм. Но ведь главный вопрос заключается не в том, «извечен» или нет монотеизм евреев, а в том, появился ли он в результате внешних объективных причин или был создан чисто умственным усилием, то ли волею бога, то ли благодаря исключительности еврейства. На этот вопрос ответа нет (выделено – мной), кроме совершенно неудовлетворительных ссылок на «деспотический характер» древних рабовладельческих государств. Таким образом, в рамках стандартных исторических представлений мы никуда не можем уйти от тезиса исключительности еврейского народа, сумевшего без всякого внешнего повода создать монотеистическую концепцию».

Далее Постников развивает мысль Морозова о происхождении единобожия через извержение Везувия. «… произошло какое–то катастрофическое извержение Везувия, которое уничтожило храмы всех культов на склонах, кроме, быть может, какого–то одного из них; повергло и разбило статуи других богов. Единственная интерпретация такого страшного события в глазах верующих могла быть только та, что именно тот бог, храм которого уцелел в результате катастрофы, — это и есть истинный бог, и вулкан сам указал на этот храм как свой собственный храм, и на соответствующий культ как на свой собственный культ. Таким образом, по Морозову, катастрофическое разрушение многочисленных святилищ в окрестностях Везувия и Флегрейских полей заставило обратиться уцелевшее население к монотеистическому культу Везувия–Громовержца. Кроме того, и с нашей точки зрения, это – главное, никакой другой (выделение автора) рациональной теории происхождения монотеизма не существует».

Правда, за страницу до этого Постников пишет: «Впрочем, можно признать, что раз появившийся монотеизм был бы вполне приемлем для правящих кругов и теоретизирующих теологов. А, что касается широких масс, то они быстренько превратили бы его снова в политеистическую религию, подобно тому, как русское крестьянство благополучно совмещало веру в единого бога с признанием святых и такими остатками языческих верований, как вера в леших и домовых». И еще через абзац выше: «Можно, конечно, стать и на ту точку зрения, что представление о едином и единственном Боге было выработано в результате колоссального чисто духовного усилия… Это представление потом быстро распространилось, поскольку цари и императоры нашли эту идеологию очень удобной для обоснования своих «божественных» прав на престол. Но этот взгляд совершенно неприемлем как противоречащий материалистическому пониманию истории (выделено – мной).

Через три с половиной страницы: «Как утверждает кибернетика, деятельность и единство сложной системы определяется в первую очередь интенсивным обменом информации внутри этой системы. Какой же обмен и с какой интенсивностью был возможен при тогдашних (империя Диоклетиана) средствах письма и передвижения? Достаточно поставить этот вопрос, чтобы весь миф о Римской империи разлетелся в клочья».

Добавлю, при этих самых условиях, и даже намного раньше, Везувий напугал округу километров на 50, создался Громовержец – единый бог, который распространился за тысячи километров от Везувия, о котором 99 процентов населения даже так и не узнало до всеобщего среднего образования через две тысячи лет.

Еще одна цитата: «Дело в том, что арианство (грубо говоря, единобожие – мое) – это как–никак разновидность христианства, а религия Моисея–Аарона (иудаизм – мое) к Христу отношения не имеет». То есть Постников намекает, что сначала появилось христианство, а затем – иудаизм. Но намекает осторожно, подспудно готовя нас к совершенному идиотизму. Подтверждение этому в следующем опусе: «Обратим внимание, что эта религия (якобы продиктованная Богом–Громовержцем Моисею и Аарону, то есть иудаизм) не совпадает с современным иудаизмом, хотя бы потому, что она еще не имеет пророческих книг, астрономические зародыши которых … появятся только через сто – сто пятьдесят лет».

Так, значит, у Постникова получается, что современный иудаизм – это не иудаизм Моисея–Аарона. Но это же совершенная чушь, взятая прямо «с потолка». Всем ведь известно, что Второзаконие как было, так и осталось основой иудаизма. А вот христиане вместо Второзакония (никаких моральных заповедей) используют фактически «Первозаконие», в котором во главу угла как раз и поставлены моральные заповеди, от которых Моисея освободил Яхве, дав ему новые скрижали Второзакония. Но это вообще никому не известно, так как «интерпретаторы» постарались казуистически «переосмыслить» следы этого факта (подробности в книге).

Постников (Т.3) целенаправленно подбирает цитаты, например, Мейэффи, направляя нас опять в Египет: «Едва ли есть в иудаизме и в христианской религии хоть одна великая и плодотворная идея, нечто аналогичное которой нельзя было найти в вере египтян. Проявление единого бога в троице; воплощение божества, являющегося посредником, от девы без участия отца; его борьба с темными силами и его временное поражение; его частичная победа (так как враг не уничтожен); его воскресение и основание им вечного царства, которым он правит вместе с праведниками, достигшими святости; его отличие и вместе с тем тождество с несотворенным, непостижимым отцом, форма которого неизвестна, и который живет в храмах нерукотворных, — всеми этими богословскими понятиями проникнута древнейшая религия Египта. Точно так же и контраст и даже явное противоречие между нашими нравственными и богословскими взглядами – объяснение греха и виновности то нравственной слабостью, то вмешательством злых духов и подобным же образом, объяснения праведности то нравственными заслугами, то помощью добрых гениев и ангелов; бессмертие души и страшный суд; чистилище, муки осужденных – со всем этим мы встречаемся в текстах, описывающих египетские обряды, и в египетских нравственных трактатах».

Во всем этом я вижу только одну цель, как можно больше устранить евреев как основоположников единобожия, так как «они не могли в своей пустыне изобрести единобожие», и попытка этого допущения «противоречит материалистическому пониманию истории».

Особенно противен мне штамп «материалистическое понимание истории». Ведь это приговор без доказательств, без обсуждения, без соревнования сторон. Также противен мне метод Постникова, основанный на надерганных цитатах, почти без собственных слов. Дескать, не я и хата не моя, и на вопрос: кто это говорит? звучит ответ: все говорят. На самом же деле, он выстраивает эти цитаты в последовательную «логику», хотя весь строй алогичен. Давайте, проверим это, освободив тезисы от шелухи и представив их в чистом виде.

Постников говорит, что нет в мире ответа на вопрос, явился ли монотеизм «в результате внешних объективных причин или был создан чисто умственным усилием». Но и вопроса такого быть не может, ибо он совершенно идиотский, так как все, что вообще в мире создается, является результатом симбиоза потребностей и раздумий, как эти потребности обеспечить. А «внешней объективной причиной» может быть только Бог, в которого Постников явно не верит, употребляя слово со строчной буквы. Далее. Грубо говоря, единобожие по Морозову и Постникову создало извержение Везувия или любого другого вулкана. Я уже говорил об этом выше, здесь же только спрошу: а Всемирный потоп мог создать? А метеорит величиной с Мадагаскар? А сдвиг полюсов? То есть, я хочу сказать, что авторы выбрали первую попавшуюся гальку на морском берегу и сказали: вот альфа и омега! Но это же не выдерживает никакой критики. А вот тезис «представление о едином и единственном Боге было выработано в результате колоссального чисто духовного усилия…» я бы не отбрасывал так походя, на основании только «материалистического понимания истории». И Эйнштейн, и Бор, и Резерфорд и Ньютон, и даже неизвестный еврейский автор первых букв для передачи звуков речи как раз и выработали свои концепции в результате колоссального умственного усилия, которое одновременно было и духовным усилием. Только для этого духовного усилия нужен толчок, предпосылка, непреодолимое желание или тяга узнать. И таким толчком, несомненно, могла быть непреодолимая в то время тяга объединить разъехавшийся торговать народ в единое целое, даже если все живут по одиночке в чуждой им среде.

Вот поэтому–то в первой редакции каменных скрижалей Моисея и были нравственные заповеди, сбивающие с толку еврейский народ. Народ не знал, что надо делать в первую очередь, любить своего ближнего или все–таки – Яхве? Поэтому Моисей еще раз слазил на гору Сион и принес от Яхве Второзаконие, в котором вообще не было никаких нравственных заповедей, ни одной. Яхве вообще перестали интересовать отношения между людьми, делай, что хочешь, и сам же отвечай за свои дела перед людьми. И все до единой заповеди Второзакония стали касаться только отношений всех без исключения евреев с их Яхве. Больше ничего не требовалось, только принадлежность к Яхве, любовь к нему и только повседневное доказательство этой любви ритуалами, строгость исполнения которых была превыше всего, превыше родни, плотской любви и «дружбы народов». Самоотождествление с Яхве позволило самотождествляться евреям между собой, не допуская туда «посторонних». Разве это не «колоссальное чисто духовное усилие» Моисея? Тем более что Моисей полез на Синай во второй раз, поняв, что первая редакция была с «браком».

На фоне всего изложенного, как не считать постулаты Постникова детской игрой в кубики, собираемые даже не по картинке, а как попало?

1.11. Игра в «испорченный телефон»

В эту игру сейчас, в век компьютеров, дети не играют. Поэтому объясняю. Садится шеренга детворы на бревно или лавочку и ведущий шепчет крайнему какое–нибудь слово или короткую фразу. От одного к другому эти слово или фраза передаются тоже шепотком, на ухо, до конца шеренги, потом последний и первый «озвучивает» ее. И наступает хохот, так как фраза сильно перевирается на пути. Например, первый услышал «Катя любит Вову», а последний – «Кот яловый». И так раз десять, пока смеяться не надоест.

Постникову (Т.2) очень охота вместе с Морозовым, чтобы арианство возникло именно на Везувии. Поэтому он воспринимает следующую фразу из Библии как в «испорченном телефоне». Во–первых, он приводит эту фразу не прямо из Библии, а где–то из середины «шеренги», заменив некоторые библейские слова на «перевертыши», например, Яхве на Громовержца. Итак: «Громовержец, Бог наш говорил нам в Хориве (Везувии. – Авт,) и сказал: полно жить вам на горе сей! Обратитесь, отправьтесь в путь и пойдите на гору Амореев, и ко всем соседям их на равнину, на гору, на низкие места и на южный край, и к берегам моря в землю Ханаанскую и к Ливану, даже до реки великой, реки Евфрата; вот Я даю вам землю сию, пойдите, возьмите в наследие землю…» (Второзак., 1.6–8).

Затем слушает эту же фразу от последнего в «шеренге». Вот как это поэтапн


Закрыть ... [X]

Виды, стили и названия мужских причесок HAIR FRESH Психология в отношения партнеров

Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям Какие бывают свадьбы по названиям